Годовой бюджет полицейской миссии на Донбассе составляет около 900 млн евро

Представитель Украины в подгруппе по безопасности Трехсторонней контактной группы Евгений Марчук заявил, что миротворцы не пойдут в зону конфликта, где стороны не согласились начать развод войск и не согласились принять миротворческую миссию. Об этом сообщает сайт «Сегодня».

«Миротворческая миссия – очень сложная процедура. Об этом уже и президент сказал. Что значит отправить в Украину миротворческий контингент? Для этого Украина обращается в Совбез. У РФ есть право «вето»? Есть. РФ согласна на это? Нет. А миротворцы идут только туда, где есть согласие сторон. Представим себе, что РФ не заблокировала. Совбез ООН рассматривает, принимает решение. Дальше, Совбез обращается к странам, у которых есть опыт миротворческой деятельности (и Украина имеет опыт) и дает им заявку, чтобы они дали согласие на участие в миротворческой миссии в Украине. Что это значит? Эти страны у себя дома, парламенты этих стран должны принять решение, что их граждане-военные поедут куда-то там Украину, где есть риск гибели, потому что миротворцы с оружием», – объясняет Евгений Марчук.

После этого, по его словам, Совбез создает командование и передовую группу, которая выезжает на линию, где будет миссия.

«Она изучает все, что там должна делать миссия. 426 км линия фронта (или столкновения), 406,7 км – неконтролируемая граница. Реально боевые действия, де-факто линия фронта. Миротворцы – не комбатанты, они ни на чьей стороне не воюют. Когда стороны согласились, миротворцы разводят… Но есть разного рода авантюристы, нарушения и т.д. Их задача развести стороны и не допустить нарушений, но силой. Какой? В украинском случае это могут быть бронетранспортеры… А если еще вспомнить, что сказал Захарченко, помните? Как только о полицейской миссии зашла речь, что он сказал? «Пусть только один вооруженный «обсешник» ступит на нашу территорию, мы его расстреляем», – напоминает бывший глава СБУ и экс-премьер-министр Украины.

[related_posts id=»189429,189253″]

Еще одна проблема – бюджет, ведь ООН должен выделить бюджет на миротворческую миссию. Сегодня, по словам Евгения Марчука, бюджет ОБСЕ по миссии СММ ОБСЕ в Украине – самый большой за послевоенные годы.

«Когда подсчитали, то бюджет полицейской миссии с учетом того, что у них должны быть бронетранспортеры, зарплата, риски, страховка, – это около 900 млн евро в год. А бюджет миротворческого контингента еще больше. Ну, еще есть политический нюанс, когда миротворческая миссия заходит, это означает практическую заморозку конфликта. Но не всегда, потому что есть примеры по Югославии, когда этот конфликт потом разморозился, там работали миротворцы разного уровня. Это значит, что нужно дать ответ и на политический вопрос. Подытожим: согласие сторон временно-оккупированных территорий и России, а уже заведомо известно, что согласия они не дадут, – никакие миротворцы не пойдут в зону, где стороны не согласились начать развод и не согласились принять миротворческую миссию. Я лично не вижу, что, во-первых, введение миротворцев произойдет так легко, а во-вторых, что это к чему-то приведет. У России большой опыт и по Грузии в том числе», – говорит Марчук.

Также могут быть разного рода инциденты и боевые столкновения, когда или вооруженная полицейская миссия, или миротворцы применяют оружие.

«Применили оружие… или погибли гражданские. Как дальше, на основе какого законодательства полицейский или миротворец использовал оружие на территории Украины, в результате чего погибли люди? Украинского или международного законодательства? Ну да, международное имеет приоритет. Но помните, Россия педалирует выборы, она согласится только при условии, что они (миротворцы-наблюдатели – Авт.) будут только с пистолетами и будут обеспечивать выборы. Задается вопрос: стоит миссия ОБСЕ, смотрят, идут выборы, начинается какой-то конфликт. Он вступает в конфликт , в него выстрелили, он выстрелил и он кого-то убил. Как дальше с точки зрения законодательства Украины? Кто расследует? Ну, кроме того, что ОБСЕ», – подытожил Евгений Марчук.