Из каких источников получает финансирование ИГИЛ

Эксперты Ernst & Young заявили, что доход ИГИЛ от продаж нефти за последний год сократился в два раза – с 500 млн долларов до 260 млн долларов. Медиа начали говорить о том, что террористам грозит дефицит финансирования, который ослабит их позиции.

Безусловно, прибыль от продаж нефти играет важную роль для ИГИЛ, ведь даже продажа сырья с 50-процентной скидкой позволяет террористам зарабатывать примерно 1 млн долларов в день. Но ИГИЛ заметно диверсифицировала свою экономику, научившись зарабатывать деньги из разных источников.

Территории Ирака и Сирии, которые контролирует ИГИЛ, выглядят на карте достаточно необычно. Они напоминают кружево, ведь главная цель боевиков – не территории, а сырьевые районы. К примеру, ИГИЛ контролирует ряд больших предприятий по добыче фосфатов. Только на месторождении Акашат за год можно добыть 3,5 млн тонн фосфатов, при этом стоимость каждой тонны составляет 50 долларов. Захватив месторождение, террористы оперативно возобновили добычу минералов, что позволило им сохранить производственную мощность. За его счет ИГИЛ сможет зарабатывать примерно 50 млн долларов в год.

В городе Аль-Каим террористы контролируют заводы по производству серной и фосфорной кислоты. Первый имеет производственную мощность 1,5 млн тонн, второй – 400 млн тонн. В Ар-Ракке функционирует большой цементный завод, на котором производят 1,5 млн тонн цемента в год.

Раньше это сырье покупали у Сирии и Ирака, а сейчас его продают террористы, используя прежние каналы сбыта. Покупатели не слишком интересуются, кто продает им товар, тем более когда продавец предлагает 50% скидки.

Естественно можно уничтожить заводы и месторождения, вследствие чего у ИГИЛ возникнут финансовые проблемы. Но в этом случае погибнет большое количество невинных людей, а регион окажется на грани экологической катастрофы. Поэтому иракские войска пытаются постепенно отвоевывать свою территорию, отбивая у террористов один завод за другим.

Эксперты, которые говорят о затруднительном финансовом положении ИГИЛ, забывают, что террористы получают деньги от похищений людей. Боевики берут в плен ассирийцев, езидов и представителей других национальных меньшинств. Эти похищения приобрели настолько большой масштаб, что в 2014 году некоторым группировкам приходилось отпускать пленных, поскольку они не могли обеспечить их содержание.

Впрочем, чаще всего пленников приходится выкупать. СМИ пишут, что Община Ассирийской церкви Востока заплатила боевикам 4,5 млн долларов, чтобы те отпустили 250 ассирийцев. Всего же за время деятельности террористической группировки община в качестве выкупа заплатила ей примерно 25–30 млн долларов.

За пленных европейцев боевики требуют и вовсе около 2,5 млн долларов за человека. Это, по мнению экспертов, позволило ИГИЛ в 2013–2014 годах заработать на похищениях от 35 млн до 45 млн долларов.

Более того, благодаря похищениям людей террористы получают доход сразу из двух источников. С одной стороны, люди платят боевикам за выкуп пленных, с другой – жители подконтрольных ИГИЛ территорий платят террористам, чтобы они их не трогали.

Кроме того, ИГИЛ получает доходы благодаря налогообложению, которое террористическая организация ввела с первого дня своей деятельности. Все правоверные мусульмане платят ИГИЛ закят (обязательный годовой налог в пользу бедных), что приносит боевикам прибыль в размере 360–380 млн долларов в год. Также существует налог на все товары, телекоммуникационные услуги, безопасность, снятие наличных средств с банковских счетов и социальное обеспечение (5%). В Северном Ираке взимают дорожный налог в размере 200 долларов, кроме того существует таможенная пошлина (800 долларов) за каждый грузовик, который пересекает границу Ирака с Иорданией и Сирией. Есть даже такие специфические налоги, как на разграбление археологических памятников, защиту немусульманских общин и доступ к питьевой воде.

В придачу ко всему ИГИЛ торгует антиквариатом. В начале 2015 года в Сирии насчитывалось 1,2 тыс. мест и раскопок, представляющих культурную ценность. С тех пор примерно 25% из них террористы успели полностью опустошить. На антиквариате боевики зарабатывают около 100 млн долларов в год.

Хотя продажа ворованных ценностей находится под запретом, а международные эксперты осведомлены со списком украденного, спрос на антиквариат существует. Чаще всего его отправляют в страны Восточной Европы, а оттуда ценности транспортируют в Западную Европу.

К примеру, в Болгарии два года назад полиция во время рейда обнаружила 19 артефактов, которые готовили к транспортировке. Коллекционеры приобретают запрещенные антикварные предметы для собственных коллекций, не планируя где-то их выставлять. Некоторые просто желают получить вознаграждение за возврат ценностей следующему правительству в Сирии или Ираке.

Экономика ИГИЛ отличается от экономики «Аль-Каиды», но у них есть кое-что общее. Обе группировки в значительной мере полагаются на частные дотации, размер которых сложно определить. Часть этих денег боевики получают через высокоскоростную систему «Хавала». При этом участники процесса хранят все в тайне, ведь в противном случае они и их семьи могут попасть под угрозу.

Эксперты считают, что боевиков финансируют в первую очередь страны Персидского залива, однако нельзя забывать о Западе и странах Азии, поскольку там тоже есть большие мусульманские диаспоры.

Новобранцы ИГИЛ также несут деньги. Не все они являются маргиналами, часто ряды террористов пополняют состоятельные люди с отличным образованием. После того как у ИГИЛ сократились доходы от нефти, террористы начали больше внимания уделять человеческим ресурсам. В связи с этим они задействуют высококвалифицированных работников из разных сфер. К примеру, вербуют образованных айтишников, чтобы вести виртуальную войну и обезопасить свою деятельность в интернете.

На самом деле если ИГИЛ останется без нефтяных доходов, то экономика боевиков ослабнет, но не падет на колени. Действия экстремистов строятся вокруг качественного бизнес-плана. Конечно, международным экспертам хочется верить, что ИГИЛ вскоре потеряет свою экономическую мощь, но все же сегодня следует объективно оценивать положение дел. Беглого взгляда на карту достаточно, чтобы понять, что ИГИЛ еще долго сможет удерживать свои позиции.