Вы читаете: «Окупований Донецьк. Гарні новини. У місті пішла нова тенденція. Причому якась приємна і несподівана. Прямо ми і не думали, шо це трапиться так швидко»

«Окупований Донецьк. Гарні новини. У місті пішла нова тенденція. Причому якась приємна і несподівана. Прямо ми і не думали, шо це трапиться так швидко»

«Окупований Донецьк. Гарні новини. У місті пішла нова тенденція. Причому якась приємна і несподівана. Прямо ми і не думали, шо це трапиться так швидко»

Пост Марини Григор’євої. Публікуємо мовою оригіналу:

Оккупированный Донецьк. Хорошие новости. В городе пошла новая тенденція.

Причём какая-то приятная и неожиданная.

Прямо мы и не думали, шо это случится так быстро.

Аж на пятый год войны.

Ведь выключенные ещё в апреле 2014-го года украинские каналы уже не могут влиять на составляющую ихнего черепа.

А русские каналы такое гонят, шо психика нормального человека просто не выдерживает, поэтому эти каналы и не смотрит.

А психика этих старушек, как в наркотике, нуждается в такой информации. Причем в регулярном её поступлении.

Так, одна соседка рассказывала, шо прибежит домой после прогулки и скорее телевизор включает. Ещё не раздевшись и руки не помывши, быстрее к телику. Кое-шо покидает в тарелку и садится перед светочем правды. Перед голубым экраном. Ела-не ела, главное, шо посмотрела о зверствах украинской армии на дамбассе.

Какой там аппетит после того, как кровь невинных дамбасян брызнула на экран?

Если раньше эти знакомые тётки-пенсионерки хвастались, какие они невъйебенные патриотки рыспублики. Как они ссука поддерживают своего молодого пи-дера днр, какой путин пацан, свой в доску – “путин наш”, и, ой-ой, скоро начнут давать российские паспорта, уря-уря.

Хотя говорю тебе по секрету: они и днровские так и не получили, бо было жалко 350 фу-бля со своей пенсии в 3 тысячи фу-бля.

Рассказывали, как они готовы претерпеть неудобства и даже посидеть на одной воде с хлебушком.

Но это они говорили, когда в город ещё завозили ринатовскую гуманитарку. И все эти бабки были сказочно богаты на крупу, консервы для кормёжки котов и диких собак, дешёвые ужасного качества макароны.

Там ещё на месяц была бутылка растительного масла и аЖ три кило сахара. Они тогда ходили в гости ко мне, типа шото спросить, но заодно тащили мне какую-нибудь упаковку жрачки из гуманитарки.

Такие нарядные и довольные. Мол, смотри, как пенсы в рыспублике шикуют. Не то, шо вы, молодёжь. Вот, доживёте до наших лет и вы будете так роскошно питаться.

Я у них эту жрачку не брала никогда. Стану я счастливых старушек объедать. Да, и на халяву я не падкая.

Я тогда говорила им, бабули, вы зря гуманитаркой разбрасываетесь, настанет тот час… Они не верили.

Но он настал.

Теперь сидят недовольные, злые и голодные. Завидуют тем бабкам, которые помоложе, здоровее и пошустрее. И выезжают на свободные территории и получают ещё и украинскую пенсию. Серванты на ихних кухнях опустели. Ого-го-го! Где вы, полные закрома? А? Нєма!

За каждый кило крупы, бутылочку, упаковочку приходится платить из путинской подачки, которую в рыспублике называют пенсией.

А цены, как в ростове или мацкве. А пенсий-то российских никто не дал. Отакой обман. Можно сказать, наййбали старушек. Оказалось, неприятно. Опустили мордой в реальность.

Так, теперь эти бабуськи возмущаются, шо в рыспублике жить тяжело. Голодно. А сцарь захуйловченко багатеет со своими подельниками. Три мильйона долларов в срашку вывез. Видать, гнездо там вьёт себе. Дворец себе строит.

И ему, конечно жеш, не до простых старушек. А им, как щас тяжело, как тяжело.

И вот, самое интересное место моего рассказа!

Они теперь, оказывается, старые сучки, тогда на референдум не ходили. Вообще, даже не знают, где и когда он был и шо за вопросы там были заданы для небезразличных дамбасян.

Но я жеш чётко помню подробности ихних разссказов.

Как они, закативши глаза к небу, хитро и счастливо улыбались, уповались ситуацией и рассказывали, как тогда участков для голосования намного уменьшили, чем было при укропах. Поэтому были такие очереди. Такие очереди. Так тяжело было выстоять. Но всё было так торжественно, так радостно. Такой был настрой на новую жизнь. И ноги тогда не болели и жрать тогда так сильно не хотелось.

А теперь спрашивают меня: “Когда всё наладится? Когда это закончится?”

Ах, вы, кошолки старые.

Говорю им, шо ещё не время. Все на перевоспитании у Господа – Творца нашего. Как Господь увидит, шо шото поменялось в середине у жителей рыспублики, тогда и разрулит ситуацию.

Такими темпами старушки скоро созреют. Начнут втайне дома украинские флаги шить.

Старушкам плохо, тяжело. А мне радостно.

Это тот самый случай, когда мне хорошо, когда другим плохо.

Слава Украине!

Марина Григорьева

Ранее Hyser писал «С водой по Крыму Украина просто не подставила вторую щеку. С отпором на Донбассе, с давлением на Газпром, с вытеснением Московской церкви, с децентрализацией и безвизом»

Поделиться:
Share Twitter Pocket Viber
Оставить комментарий