Вы читаете: Жизнь за Украину: «Нужно остановить эту орду на Донбассе, чтобы она не пришла в Харьков»

Жизнь за Украину: «Нужно остановить эту орду на Донбассе, чтобы она не пришла в Харьков»

Жизнь за Украину: «Нужно остановить эту орду на Донбассе, чтобы она не пришла в Харьков»

Их портреты висят в воинских частях и родительских домах. Для побратимов они навсегда останутся в строю, а мамы и жены будут вспоминать их голос в телефонной трубке. В последние минуты жизни они твердили: «У меня все хорошо». «Харьковская неделя» продолжает спецпроект о воинах XXI века, которые отдали свою жизнь за Украину.

5 апреля 2018 года – три года с тех пор, как под Счастьем погиб замкомвзвода 92-й ОМБР, старший сержант Владислав Блинов. «Белка» попал на Донбасс только в третью волну мобилизации, хотя готов был идти защищать свою страну с первых дней агрессии России.

«Где моя повестка?»

С первых дней Майдана и вооруженной агрессии России против Украины Владислав Блинов не отходил от телевизора. Одна картинка новостей сменяла другую. Владислав ничего не обсуждал с женой Катериной. Он ждал повестку. Ни в первую, ни во вторую волну мобилизации она не приходила. В конце концов мужчина сам решил наведаться в военкомат и напомнить о себе.

– Он пришел в военкомат и спросил: «Где моя повестка?». Дело в том, что он по «срочке» служил в ВДВ, а у них там девиз «Ніхто, крім нас». Для Влада эти слова не был пустым звуком. Самым мощным толчком к решению уйти в АТО был факт, что друг из ВДВ ушел воевать во вторую волну и погиб. Это была последняя капля.

Он – мужчина с врожденным пониманием того, что нужно иди защищать свою землю, – рассказывает жена Владислава Катерина Новикова. – Я говорю: ты уходишь, нас бросаешь? Мы же остаемся тут сами. На тот момент нашему сыну Денису было 12 лет. Он отвечал: «Нужно остановить эту орду там, на Донбассе, чтобы она не пришла сюда, в Харьков». Я понимала, что никакие мои просьбы не помогут.

После того как Владислав получил повестку, он сразу же отправился на базу 92-й бригады в Башкировку. А через месяц – в Луганскую область, в Счастье.

– Очень тяжело воспринял известие наш сын Денис. Он даже собирал вещи идти на Луганск. Причем пешком. Он обожал отца, Влад тоже души в нем не чаял, – вспоминает Катерина.

Вначале Владислав Блинов попал не на нулевую позицию, а немного дальше. Это его не устроило, и он очень быстро добился того, чтобы его перевели «на ноль». Дальше службу он продолжил на позиции «Фасад».

С первых дней пребывания на новой позиции на растяжке подорвались два офицера его роты, фактически солдаты остались без руководящего состава. Но бойцы справлялись самостоятельно. Кроме того, Владислав практически сразу понял, что армия образца 2014-го года сильно отличается от аэромобильных войск, где он служил в конце 90-х.

– Он сильно удивился, когда пришел в армию образца 2014 года. Практически сразу понял, что это совсем не то, чего он ожидал, но тем не менее Влад всегда умел устроить быт. Отдых на природе был счастьем всегда, он не любил ходить по кафе и ресторанам.

Попал в Башкировку, в палаточный лагерь. В принципе, для него не было там проблем. Он не ждал от кого-то помощи, если что-то мог взять в свои руки – он это делал. Сначала в Башкировке, потом на «Фасаде», – вспоминает жена бойца.

Фото: Владислав Блинов часто ездил на красной девятке в Счастье за продуктами

Танки как обыденность

В зоне АТО разведчик в свободное время выполнял функции завхоза, думал о быте ребят, с которыми служил.

– Он был добряк и абсолютно бесхитростный. Как-то волонтеры привезли сигареты, носки, стельки. И носков со стельками привезли слишком много. Но забирать часть не стали, начался обстрел. Влад сложил все и начал выдавать. Пацаны спрашивают: «Есть сигареты?». Он отвечает: «Есть, но плюс две пары носков». Ребята говорят: «Нам не нужны носки».

Но Влад не сдается: «Нет, пацаны, акция. И стельки еще есть». Бойцы говорят: «Так у нас полно этих стелек». Влад отвечает: «Придется брать и стельки – иначе сигареты не получите», – вспоминает Катерина Новикова.

Самые тяжелые ощущения для взрослого мужчины на войне связаны были не с обстрелами. Больше всего Владислав переживал о детях, для которых танки на улицах родных городов стали обыденностью.

– Он просто рыдал, когда говорил о детях. Вспоминал, что подростки в Счастье на едущий по дороге танк реагировали так: «Дядя, дай покататься». У нас остались ассоциации с танками из школьной истории, что это 1945 год и страшная война… А там дети к танкам так обыденно относятся…

Влад говорил: «Я не хочу, чтобы мой ребенок к этому также относился. Мне это просто рвет сердце», – рассказывает жена бойца.

О событиях на передовой Владислав Блинов рассказывал жене мало. Часто успокаивал, а на звуки обстрелов в телефоне отшучивался, говорил, что все тихо, просто «пацаны прикалываются».

– Мы общались каждый день, и он всегда говорил, что все хорошо. Я понимала, что он ничего не рассказывал мне, чтобы я не переживала. Да и что бы изменилось, если бы он сказал правду? В телефонных разговорах я даже уже научилась различать, когда стреляют сепары, а когда наши ребята, – с усталой улыбкой говорит женщина.

Каждое утро Катерина получала от мужа смс «Все хорошо». Она не перезванивала, просто ждала, когда Влад сам пзвонит. Жизнь продолжалась. По традиции, в Вербное воскресенье 5 апреля 2015 года Катерина также получила от любимого смску, что все хорошо, но уже через 20 минут Владислава не стало.

– Был такой солнечный день. Никаких плохих предчувствий не было. Вдруг мне позвонила кума и, рыдая, в трубку спросила: «Катя, это правда?». Я не могу понять, что правда? Потом я перезвонила на «Фасад» его сослуживцу Леше «Археологу». Тогда он сказал какую-то такую фразу, я ее сейчас не помню дословно, но поняла, что да, Влада больше нет, – говорит Катерина.

Сразу за блокпостом «Фасада» был заминирован мост. Влад все время ездил на красной «девятке» – в город по делам и за продуктами.

– Сепары стояли в трехстах метрах на возвышении, и у них эта машина красная была как на ладошке. Был выпущен ПТУР (противотанковая управляемая ракета – прим. «ХН»). Когда машина поравнялась с мостом, ПТУР ударил не по ней, а в эту мину. Мина сдетонировала, произошел мощный взрыв. Влад и еще трое его товарищей погибли на месте, – вспоминает Катерина Новикова.

Хоронили Владислава Блинова спустя два дня на кладбище в Мерефе. На поминки приехали немало его боевых товарищей.

– Ребята много рассказывали о нем. Влад был добряком и очень веселым человеком. На поминках – я не знаю, что о нас думали, – мы то плакали, то смеялись, потому что о Владе вспоминать без смеха и слез невозможно. Все те жизненные ситуации, которые происходили и в семье, и в армии. Смешно – потому что истории были веселыми, а грустно – потому что уже этого не будет никогда, – говорит Катерина.

Летом 2015 года старший сержант Владислав Блинов посмертно был награжден орденом «За мужество» III степени, а также орденом «Народный герой Украины». Катерина, спустя несколько месяцев после гибели мужа, примкнула к волонтерам и стала помогать семьям погибших.

Елена Гетманенко

Ранее Hyzer писал «Я часто пишу, что мы выстояли благодаря тому, что смогли объединиться. Но ведь в семье же не без уродов. И сейчас я хочу обратиться к ним»

Поделиться:
Share Twitter Pocket Viber
Оставить комментарий
Оставить комментарий

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!