Прошло уже четыре года с тех пор, как Ким Чен Ын стал правителем КНДР. Цивилизованный мир возлагал надежды, что после его прихода ко власти Северная Корея станет другой. И сейчас она действительно не такая, какой была при отце Ким Чен Ына, Ким Чен Ире. Вот только изменилась страна далеко не в лучшую сторону.

Кровавый диктатор

Какие первые ассоциации возникают, когда мы слышим о Северной Корее? Безусловно, колоссальные статуи вождей, помпезные военные парады, запуски ракет и яркие плакаты, на которых могущественные лидеры нации грозятся превратить США и остальные вражеские страны в радиоактивный пепел. То есть мы воспринимаем КНДР как оазис сталинского социализма, вобравший в себя азиатскую специфику.

Однако наше представление – это только фасад, у которого не так уж и много общего с действительностью. Идеологические декорации изображают реальность, в которой северные корейцы жили примерно 30 лет назад, когда страной правил Великий Вождь Ким Ир Сен. Но с тех пор положение страны только ухудшалось.

Сын Ким Ир Сена, покойный Ким Чен Ир, хоть и считается самым высокообразованным представителем северокорейской династии, но, кроме творческого подхода к культу личности, он ничем особенным не запомнился. Он то провозгласит своего отца «Вечным президентом республики», то Конституцию КНДР официально назовет Кимирсеновской, а то и вообще объявит новое летоисчисление – со дня рождения Ким Ир Сена.

Ким Чен Ын – не то чтобы противоположность отца и деда, но он с первых дней правления продемонстрировал совершенно другой подход. Действующий правитель во всем берет количеством, а не качеством. Скажем, вместо того чтобы придумывать новые статуи своих предшественников, Ким Чен Ын продолжает возводить старые типы статуй, только в намного больших количествах.

Не то чтобы предшественники Ким Чен Ына были примером гуманизма, но по крайней мере чистки наверху они совершали очень осторожно. Нынешний лидер северокорейской нации проводит их со скоростью света: новый министр обороны назначается каждые полгода, сменились премьер, начальник Главного политуправления армии, начальник штаба, командующие авиацией и флотом, многие другие руководящие кадры. Часть политической элиты теряет должности или воинские звания, часть уходит из политики, а некоторые вообще бесследно исчезают. И это при том, что Ким Ир Сен и Ким Чен Ир очень лояльно относились к высшему начальству, довольно редко решаясь на радикальные действия.

За четыре года своего правления Ким Чен Ын приказал казнить 70 человек. Для сравнения – за первые три года своего господства в стране Ким Чен Ир казнил только 10 человек. Глава МИД Южной Кореи Юн Бен Се заявил, что правление Ким Чен Ына, «основанное на терроре», вынуждает людей покидать КНДР и бежать в Южную Корею.

Ким Чен Ын любит устраивать регулярные казни чиновников, в том числе своих близких соратников. В 2013 году он издал указ о казни своего дяди и близкого советника, которого обвинил в измене и антигосударственной деятельности. В октябре 2014 в СМИ просочилась информация о казни порядка 50 членов правительства Северной Кореи. В нынешнем году Ким Чен Ын продолжил «воспитывать» нерадивых чиновников и приказал казнить еще 15 высокопоставленных государственных служащих.

Кроме того, Ким Чен Ын пытается перекрыть границу с Китаем и запугать людей, чтобы они не смотрели популярные среди народных масс южнокорейские фильмы. Естественно, лидер КНДР рассматривает распространение информации о богатой и свободной Южной Корее как большую угрозу для своего режима.

Реформы Ким Чен Ына

Хотя нового правителя КНДР трудно назвать радикальным реформатором, при нем в стране многое изменилось. Например, официально закрыты несколько лагерей для политических заключенных, среди них – известный во всем мире Ёдок. Но это не значит, что заключенным объявили амнистию, их просто перевели в другие лагеря.

Не стоит искать в таком решении северокорейского лидера признаков гуманности, он просто объективно оценил реальность. Количество репрессий в КНДР значительно ниже, чем было про Ким Ир Сене, а вот уровень смертности в лагерях высокий. Таким образом, заключенных все время становится меньше и лагеря необходимо сокращать. Сегодня в Северной Корее функционируют три лагеря: 14-й (Кэчхон), 16-й (Хвасон) и 25-й (Чхончжинский).

Достаточно эффективной оказалась реформа сельского хозяйства. Ее суть заключается в том, что производственные ячейки на селе разрешено создавать двум семьям, а не колхозу, как раньше. Крестьяне отныне даже могут отдавать государству только часть урожая, а не весь. История крепостного мира учит, что подобные послабления всегда положительно влияют на урожай. Так что если лидер КНДР не надумает отменить эту реформу, то страна не будет страдать от масштабного голода. Разумеется, многие и дальше будут недоедать, но от этого хотя бы никто не умрет.

Еще одна важная реформа – старт децентрализации промышленности с передачей больших полномочий директорам предприятий. Руководители на местах теперь могут сами назначать зарплаты и продавать часть продукции.

Не все анонсированные реформы удалось провести. Например, северокорейское правительство тихо свернуло проект, который касался создания зон экономического развития. Также в последнее время ни слова не слышно о другой амбициозной задумке Ким Чен Ына – Масикрёнском лыжном курорте. Проблема с этими проектами заключается в том, что, в отличие от приказа о расстреле соратников, здесь недостаточно одной подписи диктатора. Для развития подобных идей необходимо иностранное участие, а с этим в Северной Кореи дела обстоят, мягко говоря, неважно.

Стратегические партнеры

Лучший друг Северной Кореи – Китай. В XXI веке именно он стал главным торговым партнером КНДР. Из-за постоянного роста влияния на страну Поднебесной, северокорейское правительство испугалось, что в один день экономический контроль превратится в политический. В связи с этим Ким Чен Ын решил отправить своих посланников в другие страны, где северокорейские дипломаты все переговоры начинают с одной фразы: «Давайте вы прямо сейчас дадите нам денег».

На протяжении десятилетий это «заманчивое» предложение – единственный аргумент северокорейской дипломатии. Его в свое время слышали в СССР, Чехословакии, Восточной Германии, Китае, России, Южной Корее, Японии и даже в США. Ввиду того, что КНДР территориально расположена среди развитых государств, соседи нередко давали денег, чтобы избежать лишних проблем, а вот далекие братья по социалистическому табору вежливо отказывали. Правда, вскоре соседние страны тоже поняли, что финансовая помощь Северной Корее не приносит никакой геополитической выгоды.

Пхеньян из-за малейшего каприза своего лидера может резко испортить отношения с бывшим партнером, а инвесторов без каких-либо аргументов выгоняют из страны, отобрав их собственность. Так что сейчас Северной Корее не стоит надеяться на иностранные деньги. И это ставит под вопрос проведение запланированных реформ.

Чего ждать дальше?

Хотя от молодого Ким Чен Ына ожидали реформ китайского образца, пока что в его стране, кроме интернет-цензуры, сложно найти что-то общее с КНР.

Курс Ким Чен Ына более похож на политику Ким Чен Ира на рубеже веков. Сейчас в Северной Корее также ведется жесткий контроль над экономикой, страна безуспешно ищет, кто даст ей денег, а партийная элита пытается предложить волшебное решение, которое мигом избавит КНДР от всех проблем. Как и его отец, на фоне тотальной бедности населения, Ким Чен Ын не стесняется жить по-королевски. Его личному острову позавидовали бы даже миллиардеры с мировым именем.

Впрочем, в долгосрочной перспективе режим Ким Чен Ына может столкнуться с трудностями. В последние годы поступающие из Северной Кореи сообщения свидетельствуют об активизации диссидентского движения, которое раньше было представлено только маленьким христианским подпольем. Безусловно, это не означает, что мятежники вскоре свергнут режим Кимов, но процесс пошел, а возможные реформы могут дать ему мощный толчок.

Наконец, существует еще один фактор, который может повлиять на будущее Северной Кореи. В отличие от хладнокровных отца и деда, Ким Чен Ын – весьма импульсивный и эмоциональный человек. Он может пригласить к себе в гости американского баскетболиста Дэнниса Родмана или позволить жене носить роскошную брошь на том месте, где обычно крепят символ верности режиму – значок с портретами Кимов. А его любовь к спорту вызывает непонимание и раздражение у жителей северокорейской глубинки.

За четыре года своего правления Ким Чен Ын продемонстрировал, что у него есть свое видение дальнейшего вектора развития Северной Кореи. Он пытается держать элиты под колпаком, чтобы обезопасить себя от государственного переворота, но при этом именно загнанное в угол высшее партийное руководство может в один день восстать против своего лидера.

Ким Чен Ын хочет провести реформы, но для их реализации нужны люди, которые будут думать о будущем страны, а не о том, как спасти свою жизнь. В условиях кровавой диктатуры люди боятся проявлять инициативу, даже если она способна послужить интересам страны. А это чревато дальнейшим ухудшением и без того плачевного положения дел Северной Кореи.

Читайте также:

Как рухнула экономика Зимбабве

Как произошло экономическое чудо в Малайзии

Авторитарный лидер Сингапура Ли Куан Ю