«Это вызывает тревогу, потому что США и НАТО не проводят учений такого масштаба», — Пентагон

Учения «Восток-2018» «подчеркивают то, какой важный акцент Россия делает на стремительной массовой мобилизации и переброске на большие расстояния», как сказал Иэн Бжезинский (Ian Brzezinski), бывший чиновник Пентагона, отвечавший за политику в отношении НАТО и Европы при администрации Джорджа Буша. «Это вызывает тревогу, потому что США и НАТО не проводят учений такого масштаба», — добавил он.

По словам Кофмана, эти учения также дают возможность применить на практике те уроки, которые вооруженные силы России получили в Сирии.

Хотя в Сирии находится довольно мало российских военных, все виды российских войск использовали сирийскую кампанию для того, чтобы как можно больше высокопоставленных офицеров побывало там на ротационной основе и получило опыт участия в реальной войне.

«Русские действительно учились в Сирии как нужно воевать, как проводить общевойсковые бои и как вести такую информационную войну, которую долгое время практиковали США и их союзники, — сказал Кофман. — Эти учения представляют собой попытку перенести уроки, полученные в Сирии, на всю армию».

И, хотя в ходе этих учений российские командиры взяли на себя роли обеих сторон — и ни та, ни другая команда открыто не изображала США — «на самом деле они отрабатывают то, что в сущности представляет собой нападение на США», как сказал Кофман.

Россия отрицает информацию о том, что эти учения направлены против какого-то конкретного потенциального врага.

«Учения «Восток-2018» не направлены против других стран и соответствуют нашей военной доктрине, которая носит оборонительный характер», — заявил Николай Лахонин, представитель российского посольства в Вашингтоне.

Однако вооруженные силы США обратились к России с требованием раскрыть больше информации касательно этих учений.

«Хотя Россия сохраняет за собой право проводить учения на своей собственной территории, мы призываем Россию предпринять шаги для того, чтобы обнародовать информацию касательно ее учений и операций», — сказал представитель Европейского командования Джозеф Хонц (Joseph Hontz).

Между тем для китайцев «Восток-2018» — это «возможность получить от россиян уроки по мобилизации и переброске сил, в которых китайцам еще очень далеко до совершенства», как сказал генерал-майор в отставке Билл Хикс (Bill Hix), который до весны этого года помогал контролировать попытки армии США провести модернизацию с прицелом на возможный конфликт с крупной державой и который пристально следит за переменами в российской армии.

Но в реальности россияне нуждаются в китайцах больше, чем китайцы в россиянах, о чем говорит Бжезинский. «Я не вижу, чтобы китайцы всерьез рассматривали русских как важных стратегических партнеров, — сказал он. — Военная мощь Китая затмевает военную мощь России. То, что мы сейчас наблюдаем, — это тактическое сотрудничество, а не стратегическое».

Читайте далее: «В Варшаве могут высадиться голубые береты с рязанским акцентом»: «Восток-2018» — просто учения или намек, — блогер