Сергей Лавров (на самом деле, Владимир Путин) резко раскритиковал правительство союзной Армении.

Гнев министра иностранных дел России вызвало задержание бывшего президента страны Роберта Кочаряна по обвинению в свержении конституционного строя, а также открытие дел против бывшего министра обороны страны Микаела Арутюняна (он в розыске) и Юрия Хачатурова, бывшего начальника генштаба Армении, ныне генерального секретаря Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — спонсируемого Россией военного блока лояльных Кремлю режимов

Теперь уже доведенные до истерики российские ходоки сами должны придумать, какая ставка может сыграть, и что надо предлагать для того, чтобы остаться не просто миллиардером, а живым миллиардером.

Чем дальше, тем переговорщики ведут себя беспокойнее и во что оно выльется – неизвестно.

Час расплаты Роберта Кочаряна

Хачатурова выпустили под залог. Но сам факт уголовного преследования номинального главы ОДКБ вызвал в Москве приступ ярости. Высказывания Лаврова не оставляют в этом сомнений. «Происходящее там (в Армении. — Ред.) не может нас не беспокоить, в том числе и с точки зрения задач нормальной работы тех организаций на пространстве СНГ, в которых участвует Армения», — сказал он.

Министр подверг критике кабинет нового премьера Никола Пашиняна за нарушение договоренности не преследовать политических оппонентов, достигнутой во время мирной передачи власти от экс-президента Сержа Саргсяна в минувшем апреле.

Лавров призвал армянские власти укреплять «национальное единство» и «стабильность». Тот же Лавров не проявлял озабоченности, когда в марте 2008 года верные президенту Кочаряну полиция и военные разогнали митинги протеста оппозиции в Ереване.

Они убили нескольких демонстрантов, а несколько видных оппозиционеров получили тюремные сроки. Среди них был и Никол Пашинян. Никаких протестов по поводу преследований оппозиции Кочаряном и Саргсяном ни Кремль, ни Смоленская площадь десять лет назад не выражали.

Сегодня для «карабахского клана», рулившего Арменией более 20 лет, наступил час расплаты. Есть ли в действиях Пашиняна элемент личной мести? Вероятно, да. Есть ли реальный повод для уголовного преследования Кочаряна и генералов? Без сомнений.

Президентские выборы 2008 года, на которых власти явно проталкивали в главы государства Сержа Саргсяна, и последовавшие за ними протесты — однозначный повод для разбирательства. Будет ли оно беспристрастным? Сложно сказать, но без максимальной публичности этот процесс века в Армении точно никак не провести.

У Кочаряна и Саргсяна полно приверженцев, есть фракция в парламенте, есть сторонники в СМИ. Слушания станут важнейшим экзаменом для армянской демократии со времени обретения независимости в 1991 году. В этом духе высказался и Госдепартамент США. Там напомнили, что всегда призывали к независимому и беспристрастному расследованию событий 2008 года, и выразили надежду, что все пройдет в духе «международных стандартов отправления правосудия».

Кремль в бешенстве

Официальная Москва в бешенстве. Во-первых, сам по себе факт судебного преследования ее сателлитов, пусть и бывших, воспринимается как политический вызов доминирующей позиции России в армянской политике. Во-вторых, судебное разбирательство вполне может привести к обсуждению роли Кремля в подавлении протестов 2008 года.

Едва ли Кочарян станет молчать. Для него одной из линий защиты очевидно станут ссылки на давление со стороны Путина. В-третьих, антикоррупционная кампания, развернутая кабинетом Никола Пашиняна, все больше беспокоит российское руководство.

Коррупция для Кремля — один из главных методов поддержания влияния на постсоветском пространстве, особенно в том, что еще осталось от Содружества независимых государств.

Как показал в свое время пример Грузии при Михаиле Саакашвили, изменения внутренней политики довольно быстро начинают сказываться, пусть и не напрямую, на внешнеполитической ориентации государства. Чем чище бюрократия и прозрачнее управление, тем больше иностранных инвестиций, тем разнообразнее становятся внешние связи.

Речь не идет о вступлении в НАТО — у Армении нет ни желания, ни шансов вступить в альянс. Любые попытки более-менее серьезной интеграции будут заблокированы Турцией. Безопасность Армении и судьба Нагорного Карабаха зависят от России. С этим не спорит и Никол Пашинян.

Во время визита в Москву он спел хвалебную оду ОДКБ и Таможенному союзу — двум главным проектам Москвы по удержанию в своей орбите постсоветских стран. Однако у армянского премьера свои приоритеты. От него требуют борьбы с коррупцией, возрождения экономики, инвестиций. Мандат доверия, который он получил весной, может очень быстро кончиться.

Стабильность по-московски

Но Кремль и это не удовлетворяет. От Армении ему недостаточно одной внешнеполитической лояльности. Ему нужен полный контроль и та специфическая московская «стабильность», которая обеспечивается теневыми договоренностями, преследованием политических оппонентов и трансграничной коррупцией. Нынешнее российское руководство вполне устраивает такая Армения, опирающаяся вдобавок на денежные переводы диаспоры в России.

Надежды пророссийски настроенных армян, что им дадут немного прибраться в собственном доме, разбиваются об окрик Москвы. Министр иностранных дел России выступает в духе вице-короля Британской Индии, раздраженного «неблагодарностью» осчастливленных правительством Ее Величества «туземцев».

Упорное нежелание говорить даже с союзниками уважительным тоном и вникать в хитросплетения местной политики (которая в Армении намного демократичнее и свободнее российской) будет вести официальную Москву к новым поражениям на постсоветском пространстве и, возможно, даже в странах, сегодня считающихся союзниками. Британская Индия, если кто не помнит, закончила свое существование в 1947 году.

Читайте далее: Как Словакия восстала против «Ночных волков» Путина: байкерская банда стала серьезным возбудителем политического спокойствия страны — путинские «шавки» у европейских границ