Алексей Копытько: «Стыдно должно быть, очень стыдно». Кто хочет сделать дело Сенцова «неоднозначным» и кому это выгодно

Мураев-Сенцов. Еще один пример для учебника как на голом месте рождается ситуация, когда «не всё однозначно».

Дано:

1) Олег Сенцов голодает, в мире разворачиваются акции для его освобождения. Масштаб такой, что их уже не могут совсем игнорировать в приличных странах. А это портит Кремлю информационный фон для ЧМ по футболу.

2) Дело Сенцова – грубый фальсификат. Что становится очевидно любому, кто хоть немного вник в материалы. ФСБшникам нужна была громкая история для получения звёзд на погоны, ну, и чтоб запугать нелояльных. Под руку попался эпизод, который тянет на хулиганство. Вокруг этого хулиганства наскоро слепили группу «террористов-правосеков», руководителем которой «назначили» Сенцова.

Все «обвинения» против него строились на показаниях двух свидетелей. Первый свидетель – Алексей Черний – до появления «дела» вообще не был знаком с Сенцовым. Второй — Геннадий Афанасьев – еще во время суда в России, в июле 2015 г. заявил, что дал показания под пытками. Всё, больше в деле ничего нет. От слова совсем.

В такой ситуации назвать Сенцова виновным может только очень предубеждённый или заангажированный.

3) Из-за информационного шума иностранцы начинают вникать, что там за дело? И с удивлением узнают, что человека посадили на 20 лет, по сути, на основе набора слов незнакомого лица. И задаются вопросом, WTF? Более-менее приличным людям становится тяжело не замечать эту историю.

Что происходит дальше?

1) 4 июня на одном из своих каналов в сети Ольга Шарий размещает сюжет о протоколах допроса Геннадия Афанасьева. Повод – 2 июня на 5-м канале выходит программа «Рандеву» с участием Афанасьева. Тезис Шарий: Афанасьев – не герой, а нехороший человек, вот как он сдавал Сенцова.

2) Показания Афанасьева на Сенцова – не тайна. Уже четыре года как. Т.е., информационный повод весьма условный. Поэтому история «не взлетает». 4-5 июня Шарий постит сюжет на своих каналах. Резонанс минимальный.

3) 4 июня резонанс минимальный. 5 июня резонанс минимальный. А 6-го числа кто-то решает придать этой истории ускорение. С 6-го числа сюжет с «протоколами Афанасьева» начинает качать «112-й канал». Как? Просит комментировать историю с протоколами всех подряд. Появляется контент «Пупкин сказал о протоколах то-то». «Пустышка» обрастает «мясом».

4) 7 июня раскачка активизируется и в ней появляются новые грани. Сканы протоколов постит на своей странице в ФБ Виктор Зубрицкий, которого называют владельцем 112-го канала. После чего журналисты 112-го несколько раз за день возвращаются к истории с протоколами.

Напомню, в этот день приняты законы об Антикорр-суде, назначен аудитор НАБУ, уволен министр финансов, годовщина инаугурации и т.д. Говорить есть о чём. Но журналисты флагманского информканала с необъяснимой настойчивостью пичкают зрителя малопонятной историей, в которой нет информационного повода. Раскачивается два тезиса: а) Афанасьев сдал Сенцова; б) Афанасьев врёт, что делал это под давлением.

5) Днем 7 июня ведущий 112-го Алексей Ананов (присутствовавшая в студии Татьяна Хмельницкая в диалоге не участвовала) общается по поводу протоколов с адвокатом Александра Кольченко. Ананов явной неправды не говорит, задает вопросы, чтобы подвести собеседника к нужным ответам.

Но адвокат Кольченко линию канала не поддерживает. Например, он говорит, что тактика адвоката и подзащитного может быть любой. Поэтому подписи адвоката на протоколе допроса Афанасьева не свидетельствуют, что Афанасьева не пытали. О пытках могут заявить позже. Однако, это явно не тот ответ, который нужен каналу.

6) Вечером того же дня Татьяна Хмельницкая беседует с Мураевым. Она действует гораздо более топорно, чем Ананов. Во-первых, она дважды задает Мураеву вопросы об Афанасьеве, потому что с первой попытки тот ответил невнятно. Во-вторых, в подводке она прямо говорит неправду, мол, Афанасьев отказался от показаний после обмена и возвращения в Украину.

И снова пытается подвести собеседника к ответу, мол, подписи адвоката на протоколе свидетельствуют, что давления на Афанасьева не было. Что характерно – Мураев знает о публикации Шарий (потому что его канал NewsOne делал включение с ней 6 июня о протоколах Афанасьева), и после второй «подачи» отвечает гораздо более конкретно.

7) Что дальше? А дальше все просто: раз Афанасьева не пытали – значит его показания в силе. Информационно «реанимирован» второй свидетель. История становится «не такой однозначной». Что и требовалось. Теперь есть, что обсуждать, задаваться вопросом «а не виновен ли Сенцов?». Такие выводы мы наверняка увидим.

Что в итоге?

Явно заангажированная работа канала.

Явно в интересах тех, кто хотел бы сделать дело Сенцова «неоднозначным».

Если б это была очередная политическая разборка, да и черт с ними. Но в ситуации, когда речь идёт и жизни человека, так нельзя. Стыдно должно быть, очень стыдно.

Ранее Hyzer писал про день рождения Сенцова: В Украине анонсировали масштабные акции 13 июля — люди собираются ,чтобы напомнить о своих требованиях и добиться освобождения режиссера и остальных политзаключенных