ВЛАДИМИР ЛАРЦЕВ, ДЛЯ "ХВИЛІ" 

 

Этот справедливый с точки зрения классических постулатов экономической  теории капитализма постулат абсолютно не приемлем для наших реалий, а именно, для олигархизированных рыночных отношений.

Сразу оговоримся: автор не является противником приватизации как способа реформирования экономики Украины. Но выступает против её использования в качестве средства для латания финансовых дыр Госбюджета, пропагандистской кампании по ублажению международных финансовых институций или коррупционного обогащения  олигархов и высокопоставленных чиновников.  А с другой стороны, автору уже основательно надоели лицемерные стоны экономических советников и старой власти, и, к сожалению, команды Президента Зеленского.  Причём мысль, что государственные предприятия неэффективны априори, и поэтому надо приватизировать как можно больше госактивов, а частные компании – эффективны по определению, нам сегодня опять пытаются навязать не только юристы-экономисты типа Алексея Гончарука, Андрея Геруса,  Давида Арахамии, Айвараса Абрамавачуса, но и такие авторитетные профессионалы как Олег Устенко.

 

Особенно показательно в этом отношение августовские интервью Устенко на Ютуб-каналах «Апострофа» и «PolitekA Online». В них внештатный советник Президента Зеленского много наговорил на разные экономические темы, но касательно приватизации главные тезисы интервью заключаются в следующем:

1) Продавать объекты госсобственности надо по тем ценам, которые диктует сегодняшний рынок, даже несмотря на неблагоприятные объективные   обстоятельства (экономический кризис и военные действия на Востоке Украины), снижающие их стоимость до очень низкого уровня.

2)  Приватизация должна быть не средством пополнения Госбюджета, а сбрасывания ответственности за содержание госпредприятий и их трудовых коллективов с государства на частного собственника.

3) Приватизация принесёт инвестиции на госпредприятия, которые необходимы для модернизации их основных фондов.

 

4) Государственные предприятия – главный источник коррупции в Украине.

5) В вопросах разгосударствления Украина сегодня значительно отстаёт от развитых стран Запада, в которых не только приватизируются госпредприятия, но и передаются на откуп частному сектору целые функции государства по оказанию гражданам сервисных услуг.

6) Частная собственность в отличие от государственной эффективна априори.

7) Фонд госимущества сегодня выступает не на стороне государства в вопросах приватизации госпредприятий, а тех сил (олигархов и криминала), которые заинтересованы в консервации существующего положения дел с продажей госактивов.

Популярные статьи сейчас

Стрелял по бойцам ВСУ: Михаилу Пореченкову дали Героя России за прицельный огонь по нашим ребятам

Обвиснет и будет стыдно: названа пища, которая гробит потенцию

"Гири" размером с бидоны: экс-виагра показала огромные прелести. Фото

Верунчик, они у тебя пластмассовые? Вера Брежнева показала странноватый бюст. Фото

Показать еще
 

8) Все, кто выступает сегодня против продолжения приватизации в Украине – открытые или скрытые агенты украинских олигархов или криминалитета, которым невыгодна продажа госактивов, так как они «кормятся» с них.

Рассмотрим каждый из названных тезисов по отдельности.

  1. Теоретически приватизация стратегических, монопольных, оборонных и общественно значимых госактивов за будь какую цену солидными транснациональными компаниями с целью привлечения   иностранных инвестиций в конкретные отечественные предприятия и улучшения инвестиционного климата в стране в целом, возможна. Однако практически это мало реально. Почему?

Дело в том, что есть два варианта воплощения идеи Устенко о приватизации за любую цену, которую даст конкурсная продажа крупных госпредприятий иностранным компаниям. Первый из них предполагает отсечение от тендеров отечественных и подставных оффшорных фирм украинских олигархов, и продажа госактивов только иностранным компаниям. Второй вариант – возврат в практику продажи госпредприятий так называемых «некоммерческих конкурсов под инвестиционные обязательства», которые были отменены в 2001 году. Они предполагают определение победителем не того участника, который предлагает большую цену за объект, а того, кто больше пообещал в своих конкурсных предложениях инвестиционных обязательств по пополнению оборотных средств, модернизации основных средств, повышению зарплаты и социального пакета работникам предприятия, улучшению экологических условий производства и т.д.

Первый вариант позволяет разослать персональные приглашения для участия в конкурсе только именитым международным компаниям по усмотрению правительства и руководства Фонда госимущества, и при наличие заявок от них, выбирать победителя только среди иностранных инвесторов. Но этот вариант, априори, является более скандальным, так как вызовет яростную критику и осуждение со стороны принадлежащих олигархам СМИ. Второй вариант имеет более презентабельный для населения вид, так как приватизационная комиссия должна соблюдать внешние атрибуты конкурентности при определение победителя. Хотя выбор будет, конечно же, осуществляться по указанию правительства субъективно в интересах западных компаний.

 

Оба варианта воплощения идеи Устенко о приватизации за любую цену требуют изменения существующего на сегодняшний день приватизационного законодательства. Но тут есть свои нюансы.

Предположим, что партия «Слуга народа», имея в Верховной Раде 254 народных депутата, несмотря на сопротивление и даже отказ части членов своей фракции, избранных в парламент по «квоте» Коломойского, Пинчука, Ахметова, Фирташа, Авакова, Фурса, Кропачёва проголосовать за нужные корректировки в приватизационном законодательстве, сможет провести нужные изменения.

Однако, их практическая реализация Фондом госимущества, во-первых,  вызовет яростное осуждение и козни со стороны политических оппонентов («Европейской солидарности», «Оппозиционного блока – за жизнь», а то и БЮТ) и олигархов, чьи интересы затрагивает приватизация конкретных госпредприятий и компаний. Через подконтрольные последним СМИ они будут систематически дискредитировать все результаты приватизационной деятельности новой власти.

Во-вторых, широкая общественность отрицательно воспримет продажи стратегических и монопольных госпредприятий за мизерную цену иностранным компаниям. Оправдания в стиле «это необходимо для улучшения инвестиционного климата в стране» не прокатит. Народ закономерно припишет власти коррупцию и продажу Родины.

 

И, в-третьих, по утверждению Олега Устенко, приватизацию госактивов по низкой цене можно компенсировать возложением на покупателя более масштабных инвестиционных обязательств при подписании договоров купли-продажи по каждому из госпредприятий. Но как показывает историческая практика приватизации в Украине это не гарантирует добросовестность их выполнение покупателем.  Более того можно утверждать, что не только отечественные олигархи, имея своих ставленников в правительстве и руководстве ФДМУ, научились уклоняться от выполнения инвестиционных обязательств (актуальные примеры: компания «Юджин» Новинского по бывшей гостинице «Спорт» или фирма «Капитал Индекс Групп» Василия Хмельницкого — по бывшему «Киевскому мотоциклетному завод»), но и иностранные покупатели украинских госактивов успешно переняли их опыт.

Наиболее показательный пример – приватизация в 2005 году транснациональной компанией  Mittal Steel металлургического комбината «Криворожсталь». Покупатель предприятия, переименовавший его в «ArcelorMittal Кривой Рог»,  не только путём свержения главы ФДМУ Валентины Семенюк добился от правительства и Фонда госимущества переподписания в 2009 году договорных инвестиционных обязательств в сторону их существенного снижения, но и не выполнил их до сих пор.

  1. Не выдерживает критики и последняя часть тезиса Устенко в упомянутых выше интервью о том, что приватизация должна быть не средством пополнения Госбюджета, а средством сбрасывания ответственности за содержание госпредприятий и их трудовых коллективов с государства на частного собственника.

Весь опыт приватизации в Украине свидетельствует о противоположном. В условиях коррупционной олигархической экономики переход право собственности на производственные активы от государства к частнику не означает взятие последним на себя полной ответственности за решение всех технологических, финансовых и социальных проблем предприятия. Чаще всего наоборот. Новые хозяева сразу же начинают добиваться от власти преференций и льгот для приватизированных ими госпредприятий.

Вспомним хотя бы покупку компанией «УкрАвто» Тариэла Васадзе государственной доли в совместном украинско-южнокорейском предприятие «АвтоЗАЗ-Daewoo» в 2002 году за 54 млн. гривен (на тот момент чуть больше $10 млн.), взятых, кстати, в качестве кредита в государственном «Укрэксимбанке». Организовав полномасштабную сборку авто из импортных и частично собственных комплектующих он вместе с Петром Порошенко как собственником ЛуАЗа и Константином Жеваго, как владельцем АвтоКрАза добились для себя льгот и государственной поддержки как национальных производителей. Параллельно импортеров иномарок Кабмин начал обкладывать регулярно растущими пошлинами и налогами. После отмены в 2014 году преференций и возникшего экономического кризиса АвтоЗАЗ Васадзе АвтоКрАз Жеваго за несколько лет оказался в состоянии банкротства, а ЛуАз Порошенко, переданный в управление Свинарчуку-Гладковскому, держался только благодаря проллобированным 5-м президентом военным заказам Министерства Обороны.

 

В 1999—2003 годах в Украине проводился эксперимент в горно-металлургическом комплексе, основными элементами которого являлись: списание налоговой задолженности; установление льготных ставок налогообложения по налогу на прибыль, сбор в Государственный инновационный фонд, сбор по загрязнению окружающей среды; предоставление беспроцентного налогового кредита; отмена сбора на реконструкцию дорог; льготы по НДС. В этот же самый период были приватизированы «Алчевский металлургический комбинат», «Алчевский коксохимический завод», «Запорожсталь», «Мариу́польский металлургический комбинат имени Ильича́», «Азовсталь», Запорожский, Стахановский  и Никопольский завод ферросплавов, Запорожский алюминиевый комбинат и первый раз была продана компании Пинчука и Ахметова «Криворожсталь». Потери Госбюджета от эксперимента, по словам экс-министр промышленности Украины (1995-1997)    Валерия Мазура составили несколько миллиардов гривен, и не были компенсированы налоговыми поступлениями в последующие благоприятные с точки зрения мировой коньюктуры для отечественной металлургии годы (2005-2008).

После приватизации химзаводов в 2005-2009 годах — «Днепроазота», «Концерна Стирол», Черкасского «Азота», «Северодонецкого объединения «Азот», «Ривнеазота» — НКРЭ по указанию правительства приняла решение о снижении уровня предельной цены на газ для предприятий химической промышленности, а Кабинет Министров отменил пошлину на ввоз сырья для предприятий этой отрасли. В тоже время правительство сначала в 2017 году ввело, а весной 2019 года под предлогом санкций повысило антидемпинговые пошлины на ввоз минеральных удобрений из России, тем самым устранив конкурентов частных химзаводам Фирташа. Те, несмотря на проведение Антимонопольным комитетом расследования против них ещё с 2015 года, установили для украинских аграриев цены на свою продукцию выше мировых рыночных,. Причём пошлин на ввоз российского сырья для химзаводов правительство не ввело.

В начале 2010 года Верховная Рада приняла закон, которым на шесть лет освободила предприятия отечественного авиапрома от налога на землю и 20%-ную ввозную пошлину на ввозимые комплектующие. Причём не только государственный концерн «Антонов», «Киевский авиационный завод «Авиант», ещё 9-ть госавиапредприятий, но и приватизированную окружением  Богуслаева «Мотор Сич».

Можно ещё перечислять государственные льготы и преференции приватизированным судостроительным компаниям Новинского, Порошенко и Игоря Волошина, которые были введены законом с 1 января 2013 года, предприятиям агропромышленного комплекса Косюка, Верёвского, Бахматюка, Вадатурского, и т.д.

 

Резюмируя все названные и неназванные примеры необходимо констатировать: переход в результате приватизации крупных предприятий в частную собственность не только не снимает с украинского государства ответственности за их производственные фонды, экологическую безопасность и социальные проблемы трудовых коллективов, но наоборот, новые владельцы, выбивая своим предприятиям различные преференции, садятся на шею державе, а через Госбюджет — всем гражданам.

III. Спорен  и тезис Олега Устенко, что приватизация в Украине принесёт инвестиции на госпредприятия, которые необходимы для модернизации их основных фондов. Действительно, в странах с развитой рыночной экономики, как правило, приватизация решает эту задачу, находя эффективных частных собственников с необходимыми средствами для обновления производственных мощностей. Но, к сожалению, в украинских реалиях такая парадигма является исключением. Наши олигархи, купив госпредприятия предпочитают эксплуатировать имеющиеся основные фонды, вкладывая в лучшем случае деньги только в необходимый текущий и капитальный ремонт. Наиболее показательный пример тому – приватизированные в конце 1990-х –начале 2000-х украинские металлургические заводы.

Чтобы автора статьи не обвинили в предвзятом отношение к утверждениям Устенко приведём выводы фундаментального исследования нынешнего состояния отечественной металлургии учёных Института экономики и прогнозирования НАН Украины Владимира Хаустова и Виталия Венгера, основные положения которого были опубликованы в виде 2-х статей в «Зеркале недели». В частности, они пишут:

«После распада СССР металлургические заводы перешли к новым собственникам. Производственные мощности приобретались очень дешево, почти даром, не в соответствии с реальными ценами. Затем новые собственники начали нещадную эксплуатацию заводов, выжимая из них всё, что можно.

 

При этом на внешнем рынке металлопродукция продавалась по мировым ценам, а для внутренних потребителей — по ценам, существенно превышающим мировые. Заработную плату работникам этих предприятий выплачивали вовсе не мирового уровня, а как в самых слаборазвитых странах мира. То есть осуществлялась чрезвычайно жесткая эксплуатация рабочей силы. Полученные сверхприбыли выводились из страны, а не вкладывались в модернизацию надлежащим образом.

Погоня за сверхприбылями приводила к сокращению выпуска многих видов металлопродукции и сортов стали. А конкуренты в это же время осуществляли и модернизацию, и наращивание выпуска, и расширение ассортимента своей продукции. Поэтому металлургия Украины стала терять свои конкурентные преимущества за счет почти бросовой цены рабочей силы…

…Украина значительно отстает от развитых и развивающихся стран как по технологической, так и по структурной перестройке металлургической отрасли. Последствиями такого отставания является ежегодное сокращение объемов производства, экспорта и внутреннего потребления отечественной металлопродукции. Более того, подобные тенденции приводят к росту импорта металлопродукции, которая может производиться в стране.»

Исключение составляет электросталеплавильный завод «Интерпайп сталь» Виктора Пинчука. Но, во-первых, он построен зятем Кучмы с нуля как новое предприятие. А, во-вторых, за счёт фактически украденных средств у граждан и обмана привлечённых международных инвесторов. Имеется ввиду следующее:

 

— Пинчук на неконкурентном приватизационном конкурсе по дешёвке купил Никопольский ферросплавный завод, а через 3 года перепродал контрольный пакет акций предприятия отстранённому от тендера в 2003 году Коломойскому за цену в несколько раз выше;

— получил от Коломойского в качестве отката 110 млн. долларов за то, что с помощью президента Кучмы смог назначить своё руководство, взять под полный контроль и, соответственно, выдаивать компанию «Укрнафта»;

— с 2017 года затягивал процесс выплаты долгов и кредитов в размере $1,25 млрд., взятых у  западных и российских инвесторов для строительства «Интерпайп сталь» и функционирования корпорации «Интерпайп», которая кроме нового металлургического завода включает 4-ре ранее приватизированных трубнопрокатных завода. В результате достигнутой только в августе 2019 года соглашения с комитетом кредиторов о реструктуризации долга до 2024 года, Пинчук съекономил не менее 25% суммы.

Вот такой эффективный собственник Виктор Пинчук, продвигающий свой бизнес не за счёт собственных личностных менеджерских способностей и «Ноу-Хау», а за счёт объегоривания других.

 
  1. Спекулятивен и тезис Олега Устенко, что государственные предприятия – источник коррупции. Нет, он, несомненно, прав, что на них процветает воровство. Но это одностороннее утверждение. Внештатный советник Президента по экономическим вопросам не говорит, что в частных компаниях украинских и российских олигархов и бизнесменов калибром поменьше ситуация в этом вопросе с точки зрения интересов общества значительно хуже. Дело в том, что они платят налоги не в соответствие с нормами законов, а столько, сколько совесть им позволяет. А их совесть, как показывает практика, позволяет платить лишь мизерные с точки зрения получаемой прибыли налоги.

В вертикально интегрированных компаниях крупного капитала это достигается путём манипуляций с ценами на продукцию и затратами на производство между их структурными подразделениями, а в фирмах среднего и малого бизнеса (до уровня ООО) — посредством широкого использования «снизу» многочисленных ФОПов («физических лиц-предпринимателей»), которые снижают ставку налога на прибыль фактически с 18% до 5%.

Более того, если коррупция и воровство на государственных предприятиях являются прямым следствием нарушения законов и неэффективной деятельности правоохранительных и налоговых органов, то так называемая «минимизация» доходов частными компаниями крупного и среднего бизнеса выше указанными  способами как правило построена на «узких местах» или на несовершенстве экономико-правовых норм государстваЭто позволило украинским олигархам, пользуясь своим политическим влиянием на власть, поднять коррупцию на качественно более высокий, системный уровень — уровень «теневых коррупционных потоков»  (термин введён Сергеем Дацюком). Их можно определить как созданную на производственных активах приватизированных стратегических, монопольных, оборонных и общественно значимых для каждого региона предприятий и природных ресурсов, и легализованную путём принятия делегированными олигархами депутатами нормативно-законодательной базы или заангажированных судебных решений, финансовую систему выкачивания денег из государственного и местных бюджетов, а также карманов всего населения Украины с целью получения сверхприбылей и вывода их в офшоры.

Если посмотреть на вершину «айсберга» украинской олигархической экономики к «теневым коррупционным потокам» необходимо отнести:

—  миллиардные переплаты населения страны за отопление ДТЭК Ахметова из-за введения НКРЭУ в 2016 году формулы «Роттердам+», а с 1 июля 2019 года переплаты промышленными и коммунальными предприятиями в результате введения так называемого «рынка электроэнергии» (правильнее говорить «недорынка» или «полурынка»), при котором все ценовые преференции  получает  энергохолдинг самого богатого украинца, а государственные «Энергоатом» и «Укргидроэнерго» остаются «в накладе»;

 

— недопоступления в Госбюджет от использования облгазами Фирташа и Бойко в период президентств и Януковича, и Порошенко государственных газораспределительных трубопроводов;

— значительное увеличение прибыли приватизированных Фирташем и Коломойским химических заводов и комбинатов в результате сначала введения правительством антидемпенговых пошлин в 2017 году на импорт минеральных удобрений, а затем их увеличения в мае 2019 года, в результате чего цены на  минеральные удобрения для отечественных аграриев стали значительно выше, чем в соседних государствах;

— повышение доходности ферросплавных заводов Коломойского и Пинчука  в результате локального снижения для них по решению Окружного административного суда Киева стоимости электроэнергии и перекладывания этих сумм  через «Укрэнерго» на остальные отечественные предприятия и компании;

— финансовая выгода для Луганской ТЭС Ахметова от августовского решения Кабмина Гройсмана о снижение для неё стоимости газа на 50 процентов;

 

Здесь также можно вспомнить решения правительства  2016-2017 годов о снижение ставок рентных платежей для частных компаний наших олигархов, занимающихся добычей газа и нефти, и многое другое.

Но самое неприятное в нашей сегодняшней  ситуации то, что в условиях коррумпированных олигархами политической, правовой и экономической систем  даже в случае, если  идеально доработать и запустить в действие существующий  закон о трансфертном ценообразовании (№ 408-VII от 04.07.2013 г.)  и скорректировать нормы функционирования ФОПовбез деолигархизации Украины государство не сможет правовым путём добиться социально справедливой выплаты налогов крупным капиталом.

В то же время, как уже говорилось, вопрос эффективности-неэффективности  деятельности госпредприятий, и воровства на них наёмного менеджмента  зависит от качества работы правоохранительных и налоговых органов. Если бы эти органы не были коррумпированы, как и вся госбюрократия, они могли бы обеспечить необходимый контроль за использованием госсобственности. Для начала достаточно было бы посадить 15-20 топ-менеджеров госкомпаний за  «выдаивание» госактивов в своих шкурных интересах.

К сожалению, наши прославленные «ОРГАНЫ» и суды уже 3 года не могут посадить  ставленника Фирташа — директора Запорожского титано-магниевого комбината Владимира Сивака, который  перевёл 492 млн. гривен, предназначенные на модернизацию ЗТМК  «Холдинговой компании «Энергосеть», «Запорожьеоблэнерго», банку «Надра» и ООО «Синтез Ресурс» – в счет погашения задолженности госпредприятия ЗТМК перед указанными субъектами, тогда как эти платежи должна была осуществить Tolexis Trading Limited Фирташа на условиях, предусмотренных договором об учреждении ООО «ЗТМК».

 

Поэтому с точки зрения «общественного блага», или, говоря другими словами, — с позиций интересов государства с его оборонными и социальными обязательствами перед страной и рядовыми гражданами, живущими на зарплату или пенсию, государственная собственность не менее эффективна, чем существующая в нашей олигархизированной экономике частная.

ЗАКОНОМЕРНО ВОЗНИКАЮТ ДВА ВОПРОСА К НОВОЙ ВЛАСТИ:

1) РАЗВЕ В ИНТЕРЕСАХ «ОБЩЕСТВЕННОГО БЛАГА», ТО ЕСТЬ ЛЮДЕЙ, ПРИВАТИЗИРОВАТЬ ПО МИЗЕРНОЙ ЦЕНЕ ОСТАВШИЕСЯ 15,8% ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ АКТИВОВ, ЕСЛИ ОНИ В РЕЗУЛЬТАТЕ ОКАЖУТСЯ СРЕДСТВОМ ДАЛЬНЕЙШЕГО ОГРАБЛЕНИЯ ПРОСТЫХ ГРАЖДАН И ЕЩЁ БОЛЬШЕГО КОРРУПЦИОННОГО ОБОГАЩЕНИЯ ОЛИГАРХОВ И ИХ ПРИБЛИЖЁННЫХ?

2) КАК НОВАЯ ВЛАСТЬ СМОЖЕТ ОБЕСПЕЧИТЬ СОЦИАЛЬНУЮ СПРАВЕДЛИВОСТЬ И ЗАКОННОСТЬ НА РЫНКЕ ЗЕМЛИ ПОСЛЕ ОБЕЩАННОГО СНЯТИЯ С КОНЦА 2019 ГОДА МОРАТОРИЯ НА ЕЁ ПРОДАЖУ, ЕСЛИ ОНА АПРИОРИ РАСПИСЫВАЕТСЯ В СВОЕЙ БЕСПОМОЩНОСТИ В ВОПРОСАХ НАВЕДЕНИЯ ПОРЯДКА И ОРГАНИЗАЦИИ ЭФФЕКТИВНОГО КОНТРОЛЯ ЗА ОСТАВШИМИСЯ В ГОССОБСТВЕННОСТИ СТРАТЕГИЧЕСКИМИ, МОНОПОЛЬНЫМИ, ОБОРОННЫМИ И ОБЩЕСТВЕННО ЗНАЧИМЫМИ ПРЕДПРИЯТИЯМИ, КОМПАНИЯМИ И БАНКАМИ?

 

Неужели команда Зеленского хочет, чтобы в результате открытия рынка земли повторилась ситуация 1995-2002 годов, когда в результате спонтанной и неконтролированной массовой сертификатной приватизации была цинично ограблена большая часть украинского народа, и произошло формирование украинского олигархата за счёт концентрации промышленных активов и больших финансовых ресурсов в руках приближённых к президенту Кучмы людей?

  1. Прогнозируемо отрицательный ответ на последний вопрос обуславливает и отношение автора к тезису Устенко, что в вопросах разгосударствления Украина сегодня значительно отстаёт от развитых стран Запада, в которых не только приватизируются госпредприятия и земля, но и передаются на откуп частному сектору целые функции государства по оказанию гражданам сервисных услуг.

Да, действительно, в западных демократиях в целях обеспечения эффективности работы на откуп частникам отдаются даже многие традиционно государственные сервисные функции. Во многих странах «приватизированы» тюрьмы, «Исполнительные службы», розыск и поимка наиболее опасных преступников, ведение локальных военных действий, лицензирование и сертифицирование различных видов деятельности (например, туроператоров и техосмотры автотранспорта), налоговые проверки частными аудиторскими фирмами субъектов предпринимательской деятельности, а в США — даже печатанье долларов и регулирование валютного  рынка негосударственной Федеральной Резервной Системой.

Но для того, чтобы реализовать на практике в Украине прогрессивный мировой опыт приватизации частником традиционных функций государства (это ещё называют «государственно-частным партнёрством») необходимо, как метко замечено в знаменитом советском фильме «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» потренироваться «на кошечках». А именно: государству в лице соответствующих органов (ФДМУ, Кабмина, профильных министерств и ведомств) научиться качественно управлять оставшимися в его собственности производственными, ресурсными и финансовыми активами. Для начала хотя бы прервать череду «смотрящих» на «Центрэнерго», которые каждый раз после смены власти подсовывают свои компании, которые продают уголь государственному предприятию по цене значительно высшей рыночной. Сейчас там, как известно, фирмы Коломойского заменили компании Кононенко.

Для этого необходимо не только найти некоррумпированных и эффективных менеджеров, организовать качественный контроль правоохранительных органов за их деятельностью, но и принять довольно таки обширную законодательно-нормативную базу, откорректировать её на основе хотя бы минимальной практики. На это требуется воля и время.

 
  1. Спорен и тезис Олега Устенко, что частный собственник в отличие от государства более эффективен априори. Здесь много говорить не надо: достаточно вспомнить банкротства 95 негосударственных банков в последние 4 года, причины национализации Приватбанка в декабре 2016 года. А если брать производственные активы – банкротства приватизированного братьями Чуркиными Львовского автобусного завода, Новинским — «Днепропресса» и «Черноморского судостроительного завода», Коломойским – авиакомпаний МАУ и «Днеправиа» и ещё целого ряда бывших государственных активов.

VII. Нельзя полностью согласиться, как это ни парадоксально будет звучать от автора статьи, и с тезисом Олега Устенко, что Фонд госимущества сегодня выступает не на стороне государства в вопросах приватизации госпредприятий, а тех сил (олигархов и криминала), которые заинтересованы в консервации существующего положения дел с продажей госактивов.

Автор статьи много раз критиковал нынешнее и предыдущее руководство Фонда госимущества, называя их конкретные «прегрешения» и по фамилиям, и  по делам, и по связям с со своими патронами-олигархами. Однако ради справедливости надо сказать, что в вопросах приватизации крупных госпредприятий и председатель ФДМУ, и его заместители, не говоря уже о директорах департаментов и управлений, всегда действовали по указанию президента, главы правительства или министра, которые в свою очередь были заангажированы интересами олигархов или представляемых во власти высокопоставленными чиновниками финансово-промышленных групп. Иными словами, они скованы объективными и субъективными обстоятельствами.

На сегодняшний день именно объективные обстоятельства – военные действия на Донбассе, экономический кризис, всепронизывающая коррупция – являются главными причинами нежелания солидных западных инвесторов участвовать в приватизационных конкурсах последних лет и их срыва. И они в ближайшее время никуда не денутся.

Конечно, легко жонглировать теоретическими постулатами и макроэкономическими показателями сидя в уютном кабинете или давая интервью журналистам. Совсем иное дело работать «в поле», практически организовывая подготовку госпредприятий к конкурсной продаже, учитывая все обстоятельства и пожелания их покупки властьпридержащими, более того, маневрируя между ними. Поэтому хотелось бы, чтобы «великие теоретики», исповедующие классические постулаты «чикагской экономической школы», и рассуждающие о приватизации как  единственном пути вывода страны из кризиса сами попытались практически эффективно продать в сегодняшних условиях хоть пару-тройку проблемных крупных украинских госпредприятий. Например, «Одесский припортовый завод», «Центрэнерго», «Азовмаш», «Сумыхимпром» и т.д. Хорошо было бы, если Олег Устенко, как член команды Зеленского, сам  возглавил Фонд госимущества и на практике доказал правильность своих утверждений.

 

Но автор статьи, как бывший работник Фонда госимущества и историк приватизации, на 100% уверен, что внештатный советник Президента Зеленского, он же исполнительный директор Фонда Блейзера (ныне здравствующего Президента американского инвестиционного фонда SigmaBleyzer), «сломает зубы» на продаже проблемных крупных госактивов также, как это произошло с другим  инвестбанкиром – Олегом Билоусом в 2015-2017 годах.

VIII. Наконец, в заключение нашей заочной дискуссии с Олегом Устенко проанализируем последний его тезис из упомянутых интервью, что все, кто выступает сегодня против продолжения приватизации в Украине – открытые или скрытые агенты украинских олигархов или криминалитета, которым невыгодна продажа госактивов, так как они «кормятся» с них.

Обвинение, конечно, серьёзное и обидное. По крайней мере для автора статьи. Но давайте выборочно разберёмся на самом деле: Who is Who? Автора статьи трудно обвинить в информационном продвижение чьих-либо олигархических интересов. Мною в аналитических материалах критиковались практически все олигархи первого и второго эшелонов, и их ставленники в Фонде госимущества и высших органах власти. Могу также клятвенно заверить, что не нахожусь на содержание ни у одного из украинских олигархов и бизнесменов, никто мне данную и другие мои статьи о приватизации не заказывал и за их написание и публикацию не платил.

Причём автор не против приватизации, как средства реформирования экономики. Просто мои подходы к этому процессу базируются на 11 летнем опыте работы в ФДМУ, 3-х летнем опыте деятельности в консалтинговом бизнесе, исследованиях истории и теории приватизации, изложенных в ряде научных монографий, книг и многочисленных аналитических статьях. А знания и опыт говорят, что если исходить даже из олигархически-коррупционных реалий развития Украины — одно дело проводить массовую распродажу государственных предприятий в 1995-2002 годах, когда в экономике страны преобладал государственный сектор, и другое дело сегодня, когда его доля составляет 15,8%. Ведь, ко всему прочему, наличие и нормальное функционирование государственного сектора — это проблема не только экономическая, но и вопрос обеспечения национальной безопасности страны. Напомним, что сегодня порядка 38-40% облэнерго, которые доставляют электрику от генерирующих компаний промышленным и индивидуальным потребителям, находятся в прямом или опосредованном управлении менеджмента российских собственников.

 

Продолжение материала читайте на сайте Хвиля>>>