«Когда пришло время рожать, мой идеализм разбился сразу же»: личная история о том, что никто не может стать идеальной мамой — нельзя осуждать других женщин, не пройдя их путь

Сегодня я хотела бы поговорить о такой важной теме, как излишний перфекционизм в материнстве. О нем, слава богу, в последнее время стали писать все больше и больше. Это хороший признак, потому как в нашем обществе желанию быть круглым отличником по жизни и самым идеальным во всем подвержено какое-то катастрофическое количество людей.

Особенно женщин. Особенно матерей. Говорить об этом «синдроме», рассказывать вслух о своей неидеальности, своей уязвимости — это признак того, что мы начинаем излечиваться. Хотя бы чуть-чуть.

И для начала — мой каминг-аут, моя личная история о том, как я не стала идеальной мамой.

Во время беременности я, конечно, считала, что все у меня будет как в статьях по естественным родам и родительству. Роды будут легкими, быстрыми, «за одну потугу». Сразу подвешу младенца на грудь и будем спать два года в обнимку. И да, на каждый писк — тоже грудь, и никаких пустышек. А еще мы будем гулять в слинге по полдня, и обязательно в шарфе — ведь они такие красивые!..

Когда пришло время рожать, это идеализм разбился на второй же час родов, когда схватки уже стали настолько сильными, что плохо получалось продыхивать… и когда впереди еще были долгие долгие часы схваток и потуг. И криков, и боли. Роды оказались тяжелым трудом, не зря по-английски роды называются «Labor» — работа.

А когда мой малыш родился, что ж — он действительно с большой радостью «подвесился» на грудь. Вот только я, а вернее, эта моя грудь, оказалась не готова к суровой реальности, и уже к вечеру первого дня я рыдала от боли в трещинах. Потом последовал целый месяц налаживания грудного вскармливания и много, много слез и стиснутых зубов при кормлениях.

Через пять недель все прошло, и кормления стали радостью и особой близостью, но далось это нам непросто. Не сдалась я только потому, что у меня была информация и безоговорочно верящее в меня и поддерживающее окружение. А у скольких мам не было ни того, ни другого?..

Еще я в первые же сутки жизни сына, в три часа ночи, не выдержала нечеловеческой усталости и боли и достала из дальнего угла кем-то таки подаренную пустышку (сами мы, конечно, ее бы не купили, никакую) размера «12 м+», огромную резиновую штуку, которая еле вмещалась в ротик моего не перестававшего орать свежеродившегося младенца. Но которую он жадно засосал и, наконец, уснул. И мы тоже, облегченно и немного виновато вздохнув.

Потом нас научили в таких ситуациях давать сосать свой пальчик, чтобы не портить захват, с нашими проблемами с грудным вскармливанием это было важно. Но.. захват наладился, трудности с кормлениями забылись.

Проблемы же со сном нарастали, как снежный ком. Сын желал спать только и исключительно с грудью или моим пальцем во рту, на моих руках или рядом. Усыпить и оставить спать на кровати не получалось совсем. Я волком выла от недосыпа и отсуствия хотя бы получаса в день на себя.

В четыре месяца я от безнадежности снова попробовала давать соску (уже по размеру, конечно) на сон, и с ней сын внезапно стал засыпать сам, быстро и легко. И спать дольше. Мы посоветовались и решили, что мои нервы и слезы стоят нам дороже, и пусть сосет на сны, зато будем жить без этих бесконечных скандалов.

Мы были так против пустышек!!! Кто дает соску — просто ленятся! Да мы — никогда!…. ровно до первой ночи. Какие же мы были смешные идеалисты. Я б сказала — мы были очень выспавшиеся во время беременности.

Ну, и про совместный сон.

Первые два месяца я не могла кормить лежа на боку. Захват не удавался от слова совсем, мне было дико больно, сын тоже расстраивался и возмущался. Кормила сидя, на подушке, потом аккуратно перекладывала.

К тому же, у меня случился послеродовой аутоимунный тироидит (это расстройство щитовидки), и один из его симптомов — бессонница, проблемы с засыпанием и крайне чуткий сон. Я чисто физически не могла заснуть до 4 утра, если сын спал рядом со мной. Даже без него-то было очень сложно «выключиться».

Нет, первый месяц сын действительно спал между нами или с моего бока кровати. Но мы от него отодвигались на максимальное возможное расстояние, чтобы не дай бог не потревожить и не разбудить. Потом, когда он перестал спать днем часами подряд, и у меня не было сил укачивать его (а грудь я на тот момент по-прежнему берегла, чтобы давать на каждое засыпание), он стал днем спать на мне сверху, живот к животу.

Я читала, спала сама, тупила в фейсбук, а он спал — всем было хорошо. А по ночам стал внезапно спать в своей кроватке со снятым бортиком, приставленной к моей стороне кровати. В пятидесяти сантиметрах от меня, но все же отдельно. И я тоже начала спать ночами, хоть как-то.

В четыре месяца он с пустышкой стал спать в кроватке и днем. И он там спал гораздо лучше и дольше, аккуратно спеленутый, в темноте и с белым шумом. А у меня появилось свободное, мое личное, время. Так мы покончили с совместным сном, увы и ура.

В 7-8 месяцев меня отпустило, я стала нормально засыпать в любых положениях и с кем угодно, кормить не просыпаясь хоть вверх ногами — поэтому совместный ночной сон вернулся и мы пока не знаем, когда вообще его закончим снова. Совместный сон действительно прекрасен, но я не считаю, что тот факт, что в первые полгода нам это не удавалось — в какой-либо мере испортило мое материнство. Вообще нет!

Ах, и слинги!

Я радостно носила мои три с половиной-четыре килограмма счастья в первый месяц в шарфе. Раз в неделю. Потом сын внезапно стал весить все шесть кило, а ко мне как раз нагрянул мой тироидит с его слабостью, трясущимися руками, безумным пульсом и больным животом. Плюс малыш крайне не любил заматываться, сразу начинал плакать и вырываться, а я — потеть и нервничать.

Иногда наматывала криво, чтобы он побыстрее успокоился на улице, а иногда и оставалась дома. Спасением внезапно стал слинг с кольцами. Быстро, легко, удобно. Но потом… восемь не сидящих килограммов в сск, на одно плечо, дальше, чем до магазина?… В общем, настоящей мобильной и активной слингомамой я стала только когда мы доросли до рюкзачков. А шарфы, которые я так старательно выбирала и покупала в беременность… Лежат, красивые.

Апдейт: в 1.5 года, переехав в Германию, мы купили сыну его первую в жизни коляску. И я думаю, что, если бы мы тут жили раньше, то купили бы ее раньше.

Сын согласен!..

Вы не подумайте, я не жалуюсь. И не считаю, что мое материнство не удалось. Вовсе нет, я точно знаю, что я отличная мать своему сыну. Он милый, спокойный и совершенно не сложный малыш. Даже наоборот — я рада, что со мной все это случилось. Чтобы детская болезнь под названием «перфекционизм» навечно осталась в прошлом.

Я перестала осуждать — и это стало краеугольным камнем моего материнства в целом.

Одна женщина выберет ждать родов до победного, а другая — “сдастся” врачам в 42 недели, потому что для нее риски несоизмеримы. Обеим может как повезти, так и нет. Третья сделает плановое кесарево в 38 недель, ведь у нее диабет и тазовое предлежание. Четвертая с тем же самым диагнозом будет ждать естественного начала родов и молиться. Это их личный выбор.

Пятая согласится на индукцию уже в пдр, “чтобы не переносить”, и шестая — пойдет на плановое кесарево, потому что “узи показало обвитие”. Им обеим было некому предоставить полноценную информацию, показать результаты исследований, обнять и помочь принять свое собственное решение. У них не было лучшего выбора, чем согласиться с предложением врача. Просто не было.

Кто-то решает рожать дома и соло, а кто-то чувствует себя безопаснее в роддоме, в окружении кучи специалистов. Первая рискует оказаться “естественным отбором”, вторая — жертвой акушерской агрессии. У обеих, впрочем, отличные шансы хорошо и естественно родить.

Одна мама купит навороченную коляску, другая — не менее навороченный слинг. Третья вообще купит кенгурушку — она же читала, что носить ребенка на себе очень полезно для его развития! Просто об эргономичном ношении там не было ни слова, и она действительно не в курсе, что бывает по-другому. Что, вы правда думаете, что кто-то носит ребенка в кенгурушке специально, будучи информированным о возможном вреде малышу?

Чей-то ребенок приедет из роддома уже с пустышкой и не расстанется с ней до двух лет, параллельно отлично и без проблем сося грудь. А мама другого никогда не даст ему пустышку, но и грудного вскармливания у них не получится. Ведь и так бывает.

Одна женщина будет перелезать из первого декрета в четвертый, вдохновляя мужа на подвиги, а другая живет в стране, где ты можешь не работать всего три месяца после родов. А если она мать-одиночка? Ее малыш, к сожалению, пойдет в ясли, ведь ей нужно работать, и бабушки еще молоды и сами работают, и вообще в стране сложная ситуация, и работу потерять нельзя.

Семья одной женщины будет понимающей и поддерживающей, готовой к новым знаниям и открытой для разговоров. Ее мама будет приходить, убираться, готовить и принимать дочь как есть. Мать и свекровь другой съедят ей весь мозг за то, что не допаивает водой, не дает конфеты и мясо, не укутывает и не возит в коляске. А если женщине надо срочно на работу или, не дай бог, лечь в больницу, и они — единственный по карману вариант присмотра за ребенком?..

У каждой из нас могут быть свои причины на любой свой выбор, который кому-то со стороны может показаться неправильным.

Свои болезни, физические и душевные. Окружение, жесткое и не понимающее. Отсутствие информации. Политическая ситуация в стране. Недостаток помощи. Другие дети, требующие внимания и ухода. Смерть близких. Психологические проблемы.

Оценивая и осуждая другую женщину со стороны — ты уверена, что ты в курсе всей ее ситуации?..

Она — эта каждая мама — делает то самое лучшее для себя и своего ребенка, на что способна в данный конкретный момент. Она не становится худшей матерью только потому, что выбрала что-то другое, а не то, что бы выбрала «идеальная» мать.

Через два года, через десять лет, с другим малышом, а то и мужем, она может выбрать что-то совсем другое. Но в ту минуту — она сделала лучшее, что могла. Что знала.

Ты, вот ты, да-да, ты! Ты, мама этого вот малыша! Ты — молодец! Ты хорошая мама уже потому, что ты его не бьешь, не отдаешь в проституцию, не моришь голодом, и даже одет он у тебя по погоде. Ты его очень любишь, заботишься о нем и делаешь по максимуму, что можешь, для его благополучия, здоровья и счастья, так? Все! Этого достаточно. Ты — хорошая мать! Давай зачетку.

Ты никогда не станешь идеальной матерью, а вот несчастной — легко, если не перестанешь гнаться за идеальностью. Ты такая, какая ты есть. И твой ребенок выбрал тебя такую, пришел к тебе такой. Он знает, какая ты внутри и он любит тебя именно такую. Будь собой — с ним и с собой.

Быть собой — это самый главный урок, которому ты можешь научить ребенка. Конечно, это не значит, что нужно сесть на диван, сорить окурками и на все претензии отвечать: «Ну, да, вот такая я свинья!». Нет. Развиваться, учиться, постоянно стремиться улучшить себя и мир вокруг — этому тоже ребенок будет учиться у тебя.

Но не нужно себя сравнивать с другими. Сравнивай с собой предыдущей. Ты сегодня знаешь на три слова больше на английском, чем в прошлый понедельник? Класс! Съела на одну конфету меньше? Супер! Смогла не влезть в обсуждение разводящейся с мужем коллеги? Герой!

А если — смогла родить сама после кесарева? Кормишь грудью второго малыша, хотя с первым “не было молока”? Научилась не шлепать и не орать на детей? Ого!..

Читайте далее: «Мама, там к тебе опять этот бомж пришел»: как судьба-злодейка «отфутболивает» хороших людей на обочину жизни