«Почему украинцы едут чистить унитазы в Прагу, а не плавят сталь в Запорожье»: причины и последствия массовой «трудовой миграции» из Украины

Казалось бы, ответ на поставленный вопрос очевиден: потому что в Европе даже неквалифицированным чернорабочим платят намного больше, чем в Украине профессиональным металлургам, инженерам или врачам. Ведь именно размер зарплаты является основополагающим в выборе работы, а если её не хватает даже на еду, то страну ожидает неминуемое запустение. Казалось бы, что и её решение просто: нужно просто начать платить украинцам больше.

Однако данная проблема уже давно вышла за рамки одной только зарплаты, и теперь вряд ли имеет простое решение. Скажем больше, есть большие сомнения в том, что она имеет решение вообще. Поэтому, заглядывая в будущее, сейчас актуальным выглядит другой вопрос: если борьба с причинами невозможна, то не лучше ли начать готовиться принять последствия? Что нужно будет делать, когда из Украины выедут все мало-мальски думающие и работящие украинцы?

Хорошо там, где нас нет

Когда украинские политики и журналисты говорят фразу «трудовая миграция», то одни из них очень сильно лукавят, а другие просто «попугайничают». Потому что украинцы выезжают за границу не только за длинным долларом, но и вообще в поисках более лучшей жизни — не желая больше ждать, когда же она наступит тут, в Украине.

Но согласиться с этим — значит публично признать, что мы облажались с «розбудовой державы». Куда проще всё списывать на экономические трудности, называя их временными: мол, скоро кризис закончится, и мы заживем как в Европе!

Но кризисы в Украине – явление регулярное, перманентное. Если нет очередного мирового, то мы устроим собственный, локальный, как в 2014 году! Так что нынешний кризис далеко не последний, и даже если Украина из него как-то выйдет, тот быстро вляпается в следующий. Но ведь люди бегут из страны не только от кризисов.

Первая волна массовой эмиграции из Украина началась еще в конце 80-х. Тогда отсюда массово уезжали евреи. Не от антисемитизма, нет, с этим у нас как раз всё спокойно, и вообще трудно назвать антисемитский страну, в которой большинство олигархов те самые «семиты».

Просто евреи воспользовались открывшейся перед ними возможностью уехать отсюда за казенный счет (по программе репатриации) и получить израильский паспорт – который в свою очередь открывал возможность быстро получить паспорт США или любой европейской страны. Точно так же подобной возможностью воспользовались потом и жившие в Украине этнические немцы.

Вряд ли их толкала в дорогу тоска по родине далеких предков. Нет, просто они стремились перебраться туда, где уровень жизни был выше – по крайней мере, в их представлении. А вслед за ними, перестав распевать хором «не нужен мне берег турецкий», за море потянулись и украинцы.

Начало 90-х ознаменовалось массовым выездом за границу самых светлых умов Украины: научно-технической элиты, высококвалифицированных медиков, инженеров, рабочих с «золотыми руками». Впрочем, вместе с ними выехало и немало жуликов, пополнивших ряды зарубежной «русской мафии», но жуликов тоже отменных!

Опять же, это были лишь самые первые волны эмиграции. Сначала из Украины выехали все те, кто изначально не хотел тут оставаться, кто уже в конце 80-х начале 90-х поставил перед собою задачу переехать в лучший мир. Затем, в течение двадцати лет, из Украины уезжали прагматики и разочарованные.

Прагматики поняли что «тут дела не будет» еще в середине 90-х, но то были уже взрослые люди. Сегодня прагматиками можно назвать молодежь, понимающую всю бесперспективность жизни в Украине еще в подростковом возрасте: они терпеливо ждут, пока вырастут и получат тут образование, а после сразу едут искать счастья в другие страны.

Разочарованные это, как правило, люди за 28 лет, которые сначала пытались устроить свою жизнь в Украине, они надеялись, что наша страна скоро изменится к лучшему, но затем поняли, что не дождутся этого еще лет пятьдесят.

Сюда еще можно добавить «беженцев», данная категория эмигрантов стала очень многочисленной в Украине 21 века. Раньше к ним относились в основном старики, которые уезжали отсюда к своим уже устроившихся в других странах детям. Уезжали не нянчить внуков (но и это тоже), а получать большую пенсию, лечиться в нормальных больницах, жить в комфорте, без стрессов и страха за завтрашний день.

С 2014 года сотни тысяч украинцев стали беженцами в буквальном смысле слова. При других обстоятельствах эти люди ни за что не сорвались бы с места, они могли бы пережить низкие зарплаты, отсутствие горячей воды и нормальной медицины, но не постмайданный хаос и войну.

Увы, за границей эти люди тоже никому не нужны, потому что беженцы отличаются не только неприхотливостью, но и большой апатией. Они могут годами жить в общежитиях на пособия и гуманитарную помощь, но так и не найти себе нормальную работу, не заработать на собственный дом.

Можно ли назвать всё это «трудовой миграцией»? Не в большей степени, чем переезд детей украинских политиков на МПЖ в Британию и Испанию! Настоящая трудовая миграция это несколько иное, однако, в настоящее время она всё активнее трансформируется в «миграцию на совсем», и опять же, не только из-за разницы в оплате труда там и тут.

Более того, за границу начали всё чаще уезжать украинские программисты, как поодиночке, так и вместе со своими компаниями. Ранее они считались «трудовой элитой» Украины: самые высокие заработки (сотни долларов, у некоторых по несколько тысяч) при относительно недорогой жизни на родине.

Но затем жизнь стремительно подорожала и вообще стала трудно выносимой, все преимущества проживания в Украине закончились, остались сплошные недостатки. И люди, которые могут зарабатывать в любой точке планете (было бы электричество и связь) стали уехать туда, где спокойно и комфортно. И это верно: зачем ждать прихода Европы в Украину, если можно «еще вчера» самому лично «евроинтегрироваться» в любую страну ЕС?!

За длинным долларом

Трудовая миграция в Украине сформировалась уже в середине 90-х годов, и уже тогда подразделялась на «денежную» и «профессиональную». Желание заработать много денег (на дом, на машину, на шубу жене) возникало еще у советских граждан, понуждая их ехать «на север», на «вахту», или заниматься «шабашкой» (индивидуальной строительной деятельностью).

Так что в 90-х этим просто занялось на порядок больше украинцев, чем раньше. Ну а так север и «вахты» были расположены в России, да и «шабашникам» там работы было намного больше, чем в Украине, то подавляющее большинство украинских «заробитчан» 90-х направлял лыжи своей трудовой миграции в сторону Москвы. Вскоре выражение «поехать в Россию» для украинцев стало синонимом «отправится на заработки».

Рынок труда в России стремительно расширялся: кроме строителей, украинцы устраивались там продавцами и грузчиками, водителями, домработницами, дворниками, поварами и посудомойщиками, батрачили на фермах.

Не всякая работа позволяла скопить денег не то что на машину, но хотя бы на новый телевизор, но так как в 90-е в Украине зарплаты были вообще крошечные, да и не задерживались по полгода, то сотни тысяч наших сограждан уезжали уже даже не на заработки, а просто чтобы выжить. Оставшиеся латали штаны, сажали картошку и копили долги за квартплату – которые тогда правительство периодически списывало.

Но после кризиса 1998 года поток украинских «заробитчан» в Россию на пару лет стал уже, и этим воспользовались менее прихотливые таджики и узбеки, потеснив «хохлов» на стройках и в сфере ЖКХ. Зато с началом нового века все больше украинцев открывали для себя западный рынок труда.

Устроиться в Европе была намного труднее: мешали языковый барьер, необходимость получения трудовой визы или вида на жительство, очень дорогое жилье, да и работу предлагали в основном самую черную и низкооплачиваемую. Но зато и платили там намного больше, чем в России, а уж сравнивать с украинскими зарплатами вообще не стоило.

Мытье унитаза в Праге действительно оплачивалось в разы выше, чем работа в горячем цеху «Запорожстали». После года работы в Европе украинец приезжал домой на хоть и «бэушной», но вполне себе ничего иномарки (получше отечественного «ланоса»), за 3 года мог заработать на квартиру, за 5 лет на собственный дом.

На такие заработки выезжали, порою, целыми селами, оставляя дома только стариков и детей, да бесполезных алкоголиков. На востоке Украины наблюдалась похожая картина: в бывших промышленных городках на заработки в Россию уезжали до трети, а кое-где и до половины работоспособного населения.

Пик украинкой трудовой миграции пришелся на период 1997-2005 г.г., когда в одной только России «гастрабайтили» от 3 до 6 миллионов украинцев. Она пошла на спад после того, как средняя зарплата в Украине перевалила за 250 долларов, но не прекратилась вообще. На заработки продолжили ездить те, кому было нужно в месяц 700-1000 долларов.

Тут нетрудно подсчитать, что для успешной борьбы с трудовой «денежной» миграцией средняя зарплата в Украине должен составлять не менее 50% от заработка «гастрабайтеров» в соседних странах. Подчеркнем: не средней зарплаты в России или Польши, а размеров заработка украинских рабочих в этих странах.

Никто не поедет «пахать» в Россию за 15 тысяч рублей или в Польшу за 300 евро, сегодня «заробитчане» ищут там работу с ориентировочной зарплатой около 1000 долларов (но есть и больше). То есть, чтобы уговорить хотя бы часть из них остаться работать в Украине, средняя зарплата должна начинаться тут с 13 000 гривен, а сейчас она вдвое меньше. Её реально поднять? В обозримом будущем — нет. А потом нас снова накроет какой-то кризис.

Конечно, можно бодро выпячивать грудь под вышиванкой и заявлять, что трудовая миграция это хорошо, что «заробитчане» привозят в Украину миллиарды долларов – но так говорят только, пардон, дураки. Потому что немалая часть трудовых мигрантов со временем остаются жить за границей. Находят там постоянную работу, обзаводятся жильем, перевозят к себе семью, получают гражданство.

По самым скромным подсчетам, начиная с 90-х годов, так из Украины уже уехали навсегда 3-3,5 миллиона «заробитчан» и их родственников. По самым скромным! Большинство осели в России, благо это сделать намного проще, но стремительно растет число и тех, кто устроился на МПЖ в странах Европы и даже в Новом Свете. И уж понятно, что никаких долларов они больше в Украину не привезут.

Но если трудовые «денежные» мигранты в большинстве своем возвращались обратно в Украину, то 90% трудовых «профессиональных» уехали, как говорится, с концами. Это люди, украинцы, которым провезло найти за границей работу по своей специальности: начиная от шахтеров и токарей, и заканчивая врачами и IT-специалистами.

Конечно, их на порядок меньше, чем «заробитчан», но все равно это тысяча и тысячи навсегда покинувших свою страну украинцев. Уезжали не только поодиночке: в Россию перебирались целыми заводами и шахтами, после того как их закрывали в Украине! Наверное, в этом тоже Путин виноват?

На пути к «Лузерленду»

Для тех, кто так и не понял столь длинного намека, скажем прямо: причина массой миграции заключается не только в низких украинских зарплатах. Это еще и массовая безработица — устроиться продавцом или охранником можно, но где найти работу для молодого специалиста? Это еще и царящая в Украине разруха, во всех смыслах этого слова: дороги разбиты, горячей воды нет, постоянно обрывается электричество и связь, на улицах грязь и бардак.

Это еще и разгул коррупции и не менее чудовищной преступности. Это медицина, скатившаяся ниже уровня средневековых знахарей – те хотя бы пытались лечить какими-то травами и заклинаниями! Это и сворачивание гражданских свобод, «охота на ведьм», политика запугивания своих граждан, не прекращающийся конфликт на Донбассе. И еще очень много самых разных экономических, политических и социальных проблем, решить которые украинская власть либо не может.

Поэтому рассуждать о том, как нам прекратить массовую эмиграцию украинцев и вернуть уехавших обратно, было бы пустой тратой времени. С таким же успехом можно поговорить о планах колонизации Венеры. Так что сразу от причин перейдем к последствиям.

Последнее время в Украине всё чаще начали задавать вопрос о том, почему не проводится всеукраинская перепись населения. Любопытно, что этот вопрос больше всего раздражает т.н. «порохоботов», твердолобых сторонников нынешнего режима «винницких». Она заявляют, что перепись Украине не нужна, что это бесполезная трата времени и средств «в трудное военное время».

Это понятно: и без того «сморщенный» рейтинг Петра Алексеевича упадет еще ниже, если перепись покажет, сколько на самом деле в Украине осталось украинцев. Даже по «оптимистическим» оценкам аналитиков, это где-то 37-39 миллионов, без Крыма и Донецка с Луганском, но с учетом тех «заробитчан», кто еще возвращается домой хотя бы на рождественские праздники.

Но дело не только в количестве, основная проблема в качестве оставшихся. Вы наверняка согласитесь с тем, что семьи украинских эмигрантов живут, в общем-то, неплохо, потому они и их дети отличаются работоспособностью, блещут интеллектом (или хотя бы стараются получить хорошее образование), инициативны и амбициозны, менее склонны к алкоголизму и правонарушениям. И это логично, ведь из Украины эмигрируют лучшие!

Неудачники, лентяи и пьяницы за границей не нужны (там своих хватает), они просто сразу отсеваются в первые же месяцы, и с поникшей головой возвращаются обратно до Нэньки.

Конечно, даже у лузеров и лентяев тоже рождаются умные и трудолюбивые дети. Но когда они вырастут, то разве пойдут работать кассирами в супермаркет? Нет, они тоже уедут: сначала на заработки, а потом и на ПМЖ.

Это уже происходит! Походите среди живых, реальных украинцев среднего и старшего возраста, и вы узнаете, что самая популярная на сегодня тема их разговоров, это «а у меня дочь с мужем в Россию уехали» или «а меня сын с невесткой к себе в Испанию приглашают». То есть сейчас уезжают дети тех, кто не уехал сам в 90-х и «нулевых». И этот процесс продолжается, постепенно превращая Украину в «Лузерленд».

Остановить его, еще раз повторим, в настоящее время невозможно, да этого никто и не хочет. И самое смешное, хоть смех этот и горький, что проблемой массовой миграции украинцев вдруг озаботились те, кто сам же создавал для неё все предпосылки.

Читайте далее: Украинскому эмигранту на заметку: куда лучше всего уехать жить украинцам, и что нужно знать об этих странах — многолетний опыт наших земляков, который «написан» их успехом