Мы ничего не знаем о будущем, но так или иначе представляем себе прошлое: помним недавние события и можем найти научную информацию о совсем далёкой древности.

О «возвращении к корням» можно услышать в самых разных контекстах: одни считают, что для здоровья нам нужно питаться как в палеолите, а занятия спортом свести к бегу босиком; другие ностальгируют по «счастливому советскому детству» — когда дети «проводили время на улице», не утыкаясь в гаджеты и далеко не сразу откликаясь на мамин призыв к обеду. Разбираемся, были ли предыдущие поколения счастливее и чем опасны призывы вернуться назад.

Счастье и прогресс

Юваль Ной Харари, автор книги «Sapiens. Краткая история человечества», в материале The Guardian рассказывает, что в отношении того, кто счастливее — древние люди или современные, — существуют две полярные точки зрения.

Сторонники первой утверждают, что раз технический, экономический, медицинский прогресс сделали людей сильнее и подарили им множество возможностей, то уже поэтому они должны быть абсолютно счастливыми.

Романтический взгляд на историю предполагает, что всё наоборот и технический прогресс на корню загубил индивидуальность и эмоциональность человека, сделав всех нас лишь винтиками в гигантской машине. Социальная дезинтеграция, духовный вакуум и зомбирование компьютерами и средствами массовой информации — это лишь несколько приводимых романтиками аргументов.

При этом Харари отмечает, что ни одна точка зрения, доведённая до крайности, не может быть верной, ведь само понятие счастья нельзя однозначно связать ни с материальным изобилием современности, ни с относительной размеренностью жизни в старину.

Само понятие счастья нельзя однозначно связать ни с материальным изобилием современности, ни с относительной размеренностью жизни в старину

Так, например, Европейская Комиссия запустила проект «Помимо ВВП» (Beyond GDP) — суть в том, что одного только ВВП как показателя прогресса недостаточно и нужно фиксировать общественные, экологические и другие индикаторы, чтобы понимать, насколько хорошо или плохо живут люди.

В Великобритании появилась министр по вопросам одиночества, а министры счастья есть в Объединённых Арабских Эмиратах и Индии (последний, правда, сейчас находится в розыске по подозрению в убийстве).

Ощущение счастья во многом зависит от наших ожиданий: кто не разочаровывался, поужинав в расхваленном друзьями ресторане или съездив на курорт, по фото которого в интернете не было ясно, что там окажется так много туристов? При этом когда поход в ресторан был редкой возможностью, сам факт создавал ощущение праздника, независимо от еды и атмосферы.

Путешествия в доинтернетную эпоху и вовсе казались сказкой: невозможно было заранее представить, какие виды, звуки и запахи ждут тебя там, куда несёт самолёт или поезд. Значит ли это, что было бы здорово вернуться назад? Вряд ли, ведь это означало бы в первую очередь сузить собственные возможности.

Популярные статьи сейчас

В сети показали уникальный джип Волга. Почему раньше такого не делали?

Напивается и воет: Наташа Королева трудно переживает развод с Тарзаном. Люди говорят, что "поехала"

Адская боль: близкий друг рассказал о мучениях Заворотнюк

Любовь зла: Леди Гага снялась в еще одно фильме с Брэдли Купером

Показать еще

Интернет и пластик

Даже те, кто хотел бы вернуться в счастливое детство или в прошлое с его более спокойным ритмом, не смогут этого сделать — машины времени пока не существует. Да и ностальгия по прошлому часто оказывается замешанной не на фактах, а на эмоциях; можно скучать по уютным вечерам с детскими книжками из библиотеки — а открыв переизданную с теми же рисунками книгу, ужаснуться пионерской пропаганде или откровенному сексизму текста.

Если лучшее, что мы можем взять у собственного прошлого, — это способность радоваться мелочам и меньший объём информации, то стоит заняться вопросами разумного потребления и цифровой гигиены.

Если покупки не приносят радости, возможно, стоит заниматься шопингом реже и лучше обдумывать задачи; одна тщательно выбранная вещь, классно вписавшаяся в гардероб, принесёт больше приятных эмоций, чем спонтанная покупка пяти вещей, которые, оказывается, не с чем носить.

К разумному потреблению можно приучать и детей: умение выбрать из множества игрушек нужные и способность отдать остальные нуждающимся — отличное качество, которое точно пригодится в жизни.

Хорошо, что в эпоху огромного выбора сокращение потребления может исходить именно из осознанного решения,
а не из бедности и дефицита на полках

Опять же не стоит бросаться в крайности, сводя обувной гардероб к одной паре сапог на сезон. Наши родители заставляли нас беречь одежду, потому что купить замену было непросто, порванное приходилось зашивать руками, и даже быстро и эффективно постирать испачканное порой было нельзя.

Нет смысла заваливать детей бесконечными новыми вещами или покупать многое на вырост (магазины никуда не денутся), но столько чистых футболок и штанов, чтобы хватало на неделю игр с песком и лазанья по деревьям, вполне адекватный объём покупок. В любом случае хорошо, что в эпоху огромного выбора сокращение потребления может исходить именно из осознанного решения, а не из бедности и дефицита на полках.

Кое-что позаимствовать у прошлого стоит, чтобы позаботиться о будущем: например, попробовать свести к минимуму использование пластика и одноразовых упаковок. Когда-то пакеты с фотографиями знаменитостей на контрасте с авоськами казались признаком богатства; сейчас многоразовая сумка для покупок — символ заботы об экологии и ответственного отношения к окружающему миру.

Может казаться, что производство меньшего объёма мусора или экологичный подход к косметике в рамках одного человека или небольшой семьи ничего не изменят для планеты, но вместе мы сила, да и на собственные ощущения забота об окружающей среде влияет однозначно положительно.

Даже если вы устали от бесконечного потока новостей, странно полностью отказываться от интернета. Стоит всего лишь задуматься о собственных отношениях с интернетом, соцсетями и гаджетами: например, большое количество аккаунтов в соцсетях исследователи связывают с депрессией (правда, пока непонятно, что тут является причиной, а что — следствием).

Лавина информации и постоянные уведомления, с одной стороны, нервируют и раздражают, повышая постоянный уровень стресса, а с другой — делают нас зависимыми от смартфонов и компьютеров. Имеет смысл удалить с телефона всё лишнее и выработать простые правила: например, не брать гаджеты в спальню и отключать их на время семейного обеда — чтобы за столом можно было спокойно поговорить, «как в старые добрые времена».

Здоровье и долголетие

Персонажи, описанные в старых книгах, в том числе религиозных, жили сотни лет — и учёные продолжают спорить о самом понятии года в такой литературе; возможно, авторы называли «годом» месяц или другой цикл времени или почему-то возводили реальные показатели в квадрат.

В сегодняшних заявках на рекордное долгожительство, исходящих, например, из Непала или стран Кавказа, звучат показатели вроде 141 или 170 лет — но документов, позволяющих подтвердить реальность такого возраста, не находится. Сейчас долгожителями считаются люди не младше девяноста лет — и в целом можно утверждать, что во всём мире продолжительность жизни продолжает увеличиваться.

Во многих странах она в среднем превышает 80 лет — таких показателей не было ни в эпоху палеолита, ни двести лет назад.

Конечно, более долгой и здоровой жизни поспособствовали и технический прогресс, и урбанизация, и развитие медицины — вакцины и антибиотики сделали раннюю смерть от инфекций относительной редкостью.

И хотя мы много говорим о том, что нездоровое питание и гиподинамия приводят к самым разным болезням и повышают риск смерти от них, даже офисная работа и изобилие готовой еды в супермаркетах не помешали средней продолжительности жизни вырасти в два, а то и три раза. На этом фоне призывы вернуться в прошлое в виде родов на дому или отказа от вакцинации кажутся по меньшей мере неадекватными.

К тому же обычно такой отказ от современных достижений весьма выборочен: мало кто готов стать отшельником и заодно отказаться от транспорта, интернета или водопровода.

Во многих странах продолжительность жизни в среднем превышает восемьдесят лет — таких показателей не было ни в эпоху палеолита, ни двести лет назад.

В реальности так далеко зашли, например, члены религиозного движения амишей, которые живут в основном в США и Канаде. Они не пользуются интернетом, телевизорами и радио, перемещаются пешком или на конных повозках — хотя некоторые общины уже переходят на готовую (а не только домотканую) одежду и даже автомобили. Что касается здоровья, то, с одной стороны, близкородственные браки приводят к тому, что среди амишей высоко распространены генетические заболевания.

С другой — болезней «образа жизни» у них меньше: амиши почти не курят и не пьют алкоголь, много двигаются, защищаются от солнца, и в результате процент разных онкологических заболеваний у них ниже, чем в общей популяции. Среди них намного реже встречаются ожирение и сахарный диабет — хотя этого нельзя сказать о заболеваниях сердечно-сосудистой системы.

Многие амиши не вакцинируют своих детей — и это приводит к закономерным грустным последствиям: их дети более чем в два раза чаще оказываются в больницах из-за инфекций, которые можно было бы предотвратить вакцинацией.

Считается, что от пневмонии погибла и почти вся семья Лыковых — отшельников, проведших более сорока лет в полной изоляции от внешнего мира; их иммунитет оказался неадаптирован к вирусам и бактериям, принесённым врачами, учёными и журналистами, когда семью обнаружили.

Брать пример с отшельников или древних людей советуют сторонники палеодиеты и «естественных» видов спорта: автор книги «Born to Run» Кристофер Макдугал утверждает, что именно бег, причём бег без обуви — самая органичная для человека нагрузка; он рассказывает, как племя тараумара в Мексике способно загнать антилопу — пробежав за ней несколько сотен километров и заставив её упасть без сил. И всё же разумнее руководствоваться здравым смыслом: никто не мешает при желании увеличить физическую активность или уменьшить долю фастфуда.

Но совсем не обязательно гоняться за антилопами.

Читайте также: Познавательная история о том, как адвокат Андре-Франсуа Раффре подписал договор пожизненного содержания с 90-летней бабушкой. Это была худшая сделка в его жизни