Смерть в Лос-Анджелесе, ведьмы в Киеве и другие истории лета: 5 «горячих» книг июля

Исторический детектив, городское фентези, шпионский роман и мистический триллер – горячее этих историй может быть только июльская жара.

Марта Холл Келлі. Бузкові дівчата. – К.: Нора-Друк, 2017

Атмосфера в этом романе-бестселлере о судьбах трех девушек из разных стран, миров и социальных ниш напоминает классику литературы 1920-30-х годов. В начале это история, будто из «Ночь нежна» Фицджеральда, когда речь идет о юной американке, работающей в французском консульстве в Нью-Йорке – мода, поклонники, минимум разговоров о Рузвельте и Рокфеллере, продающих военную технику и не участвующих в войне.

[related_posts id=»91514″]

Далее стиль напоминает Кафку и Бруно Шульца, ведь жизнь героини кардинально меняется с вторжением гитлеровской армии в Польшу в сентябре 1939 года и оккупацией Франции в 1940 году. Параллельный сюжет с польской девушкой, работающей после оккупации в подпольном движения сопротивления, это, конечно же, «Начало» Анджея Шиперского.

Скупые сводки, арестованный отец, связи с подпольем. «Наші сусіди німецького походження виходили на вулиці й вітали прибулих квітами та підкинутими догори руками, а ми тим часом сиділи по своїх домівках». Настроения же в сюжете о девушке-враче, попавшей на работу в женский концлагерь, и вовсе напоминает отрывки из «Ночного портье» Лилиан Кавани. Опыты над людьми, летальные инъекции.

Стоит ли говорить, что судьбы всех трех героинь странным образом переплетутся в послевоенное время, когда вернутся депортированные, на освобожденных землях заработает НКВД и начнется Нюрнбергский процесс. И лирические повести о «девушках в цвету», попеременно рассказанные в остросюжетных главах романа, окажутся антивоенным эпосом о любви, верности и возмездии.

Джессі Келлерман. Чтиво. – Х.: Фабула, 2017

…Казалось, все в жизни героя этого сатирического романа-бестселлера складывается наилучшим образом. Прежняя жизнь учителя литературы счастливо закончилась со смертью лучшего друга, успешного писателя, которому он всегда завидовал. Чужой роман присвоен и издан, вдова друга стала любовницей, весь Лос-Анджелес у ног победителя – чего еще желать от судьбы-злодейки? Но законы жанра неумолимы, и зло всегда отзывается болью в братском сердце и отбитых почках.

Веселая жизнь новой литературной звезды оказалась мещанской западней, вырваться из которой можно, лишь переписав сюжет и став одним из персонажей своего романа. По сути, перед нами шпионский триллер, захватывающее чтиво в коротких, словно хук справа, главах, перекочевавшее в название книги.

Ну, а сам герой в новом амплуа напоминает постаревшего Джеймса Бонда в комедии «Голый пистолет». «Коліна Сейворі підкосилися, і він упав, як мішок з коренеплодами, голова з глухим стуком ударилася об килим. Одним плавним рухом Пфефферкорн перестрибнув через нього і вкотився в кімнату, підвівся і завмер, готовий відбиватися, розмахуючи ножем і випускаючи іскри з електрошокера.— Ха! — вигукнув він.— Хе!».

Сергей Головачёв. Лысая гора. – К.: Каяла, 2017

Мистическая история в жанре городского романа о том, как известное место силы – Лысая гора в Киеве – становится местом последней битвы Добра со Злом. Впрочем, в очередной раз выделить темные силы из массы социальных групп, сообществ и простых людей не так уж просто. Оказывается, уточняет автор, и ведьмы, и упыри с лешими, и ангелы с праведниками, призванными искоренять Зло, живут рядом с нами.

Отправившись на экскурсию – а на самом деле, на поединок с нечистью – современный рыцарь-тамплиер в обличье священника, он сталкивается с непреодолимыми препятствиями на пути к цели. Начиная с КПП у Лысой горы, охраняемой псами-церберами, как у входа в ад, до юных ведьм, указывающих ему дорогу.

Впрочем финальная битва все равно состоится, и смотр войскам Люцифера, ежедневно шагающим по нашим улицам и площадям – от продажных журналистов до политиков – обязательно состоится. Ведь, как напоминает автор, гласило же пророчество о том времени, «когда окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань».

Поліна Кулакова. Корсо. – Брустурів: Дискурсус, 2017

В романе о маньяке, сеющем ужас на улицах городка, хватает и детективной интриги, и психологического действия и драматического финала. Современный триллер не может быть успешным без истории обывателя, помноженным на мистику родом из классической литературы. Серийный убийца, подобно героям Достоевского, на протяжении всего романа, ведет разговор с собой и Богом. Описывая при этом и оправдывая свои преступления в главах романа, похожих в данном случае на дневник.

Юная девушка, втянутая в трагедию, в результате которой пострадала ее подруга, незадачливые детективы и городские власти – кажется, все они противостоят инфернальной силе, поселившейся, на самом деле, в душе убийцы с библейским именем Садовник. Ведь он, по его мнению, взращивает сад греховных душ, в том числе, своего собственного порока. Причина которого, как водится, в детской травме, покончившей с собой матери и еще массы проблем, которыми он старается оправдать кошмар, творящийся на страницах этого мистического триллера.

Мирослав Дочинець. Мафтей. – Х.: Фоліо, 2017

Таинственные происшествия в городке, в результате которых стали пропадать юные девушки – лишь интригующая завязка в этом экзотическом романе, который автор называет «історичним філософсько-психологічно-етнографічно-романтичним детективом, в основу якого лягли неймовірні реальні події». Прикарпатское Мукачево оказывается не только центром фантастического сюжета с библейскими аллюзиями, но и родиной кельтов, Новым Иерусалимом, центром мира и Вселенной.

Поэтому только здесь возможна история о местном философе и схимнике, к которому вынуждены обратиться герои, чтобы раскрыть ужасные преступления. Ни местная власть с жандармами, ни начальство в Будапеште не могут предотвратить трагедию, которая, оказывается, нависла не только над городом, но и над всем миром. И только таинственный старец в силах противостоять Злу.

«Так постановил Божий челядин, тот, который кормился яблоками, а меня кормил духом, — узнаем мы о нем от героя романа. — Тогда мы стояли на Гнилом мосту, и он изношенным посохом сбрасывал в реку желуди, они черкали по плесу, как камешки. А за ними падали его твердые слова.- Ты напишешь — это и будет оправданием твоего бытия. Быть посему. — Почему я? — Потому что ты — Божий сосуд, в котором Он хранит свое слово».