От Рушди до Мураками: 5 лучших зарубежных книг апреля

Предлагаем вашему вниманию лучшие книги апреля от зарубежных авторов. Ведь украинские переводы современной зарубежной классики и международных бестселлеров — сегодня вполне обыденная вещь.

Издания на разных языках выходят почти параллельно в разных странах мира, и Украина – давно уже не исключение, как это было в советскую эпоху «железного занавеса». И приятно удивляться приходится лишь сезонному обилию культовых имен, чьи книги переведены и изданы этой весной.

Ісабель Альєнде. Японський коханець. – Л.: Видавництво Анетти Антоненко; К., 2017

История любви, рассказанная в этом международном бестселлере, переведенном на 37 языков и разошедшемся в количестве 67 миллионов экземпляров, отсылает нас в прошлое. В котором, а именно в Польше 1939 года, захваченной Германией, начинается дорога героини… в будущее. По сюжету, перед началом Второй мировой войны юную девушку отправляют к родственникам в Сан-Франциско, где она влюбляется в сына японского садовника. Вскоре влюбленных разлучают трагические события Перл-Харбора, когда семью любимого отправляют в лагерь для интернированных.

[related_posts id=»178546″]

Таким образом, любовная история помещена в контекст мировой истории, формируя не альтернативный, а скорее авторский взгляд на феномен памяти. В дальнейшем Действие происходит в доме престарелых в Сан-Франциско, где молодая девушка становится поверенной 81-летней героини, помогая навести порядок в личном архиве и воспоминаниях. Собственно, все, что она услышала, и о чем написала популярная чилийская романистка – это трагическая история жизни и любви, такая же бурная, как весь ХХ век. И даже путь ее героини чем-то напоминает судьбу автора «Японського коханця». «На протяжении всей жизни я была чужеземкою, — вспоминает писательница. — Была дочерью дипломатов, затем политической беженкой, сейчас иммигрантка. Я не принадлежу ни одному месту, поэтому могу об этом говорить, это мой собственный опыт».

 

Орхан Памук. Химерність моїх думок. – Х.: Фоліо, 2017

Новая книга Памука – это целая энциклопедия турецкой жизни за сорок лет, начиная с 1970-х и до наших дней. В свое время Джойс надеялся, что если его родной Дублин разрушат, его можно будет восстановить по «Улиссу». То же самое с полнейшей топографией Стамбула в романе «Мои странные мысли, а також его повседневной жизнью на улицах и площадях. Первые видеосалоны, магазины и ларьки, порядки на базаре  и уклад разносчиков снеди —  обо всем этом рассказывает ночной торговец Мевлют. А уж пестрый котел жизни в этой книге – семейные кланы, занимающие целые улицы – вынудил автора даже составить родословное дерево в начале романа. Но главное, конечно, упомянутый герой – бедняк,  зависящий и от соседей, и от полиции, и от ночных грабителей. И прокричать о своих беды и печалях он может только ночью, на пустынных улицах города. «В двенадцать лет он приехал в Стамбул и всю жизнь прожил только там, в столице мира, — начинает его историю автор. — В двадцать пять лет он украл в своей деревне одну девушку; это был очень странный поступок, который определил всю его жизнь. Он вернулся в Стамбул, женился, у него родились две дочери. Он постоянно трудился на разных работах, торгуя то йогуртом, то мороженым, то пловом, то служа официантом. Но он никогда не переставал вечерами торговать бузой на улицах Стамбула и выдумывать странные мысли». Кстати, буза – традиционный напиток со слабым, как в кефире, содержанием алкоголя – символы старого мира. Когда-то алкоголь в Турции был запрещен, и на улицах торговали только бузой, а теперь, когда спиртное фактически разрешен, ее никто не покупает. Но именно в торговле этим древним напитком заключается жизнь героя, берегущего традиции и хранящего память старого города. Даже если для окружающих он «нечто из далекого прошлого — то, мода на что давно прошла».

Харукі Муракамі. Безбарвний Цкуру Тадзакі та роки його прощі. – Х.: Клуб Сімейного Дозвілля, 2017

В Японии этот роман современного классика разошелся миллионным тиражом уже в первый месяц продаж. И вовсе не оттого, что Мураками – это бренд, чьи книги, исполненные в традиционной для него манере магического реализма, давно уже стали символом эпохи 90-х, а вскоре и нулевых, и десятых годов. Просто внешняя сюжетная канва – словно в любимом автором джазе – лишь оболочка его глубоко философских эпопей – от ранней «Охоты на овец» до позднейшей «1Q84». В новом романе культового автора рассказана история рядового 36-летнего инженера, в далеком детстве у которого – неразлучная дружба с такими же, как он, любителями железных дорог. Все они – два мальчика и две  девочки – в отличие от героя романа, имели «цветные» имена, и лишь он оставался в тени собственного скромного имени. В университете произошел разрыв, друзья отвернулись, сработала магия имени, заставив героя сомневаться в себе как в пустом бесцветном человеке. И только жена, верящая в него, советует найти старых друзей и выяснить причины разрыва. Неужели это необоснованное обвинение в изнасиловании? Кстати, вместо джаза в последних романах Мураками «звучит» классика – «Симфониетта» Яначека в «1Q84» и «Меланхолия» Листа в «Безбарвному Цкуру». Впрочем, интрига из романа уходит не так заметно, а по мере обрывания, казалось, бы важных сюжетных линий, ведущих к одиночеству героя.

Салман Рушді. Два роки, вісім місяців і двадцять вісім ночей. – Л.: Видавництво Старого Лева, 2017

Новый роман лауреата Международного Букера – это не магический реализм, с которым сравнивали предыдущие книги Рушди, а чистейшей воды магия. Большая и добрая сказка, за странным названием которой скрывается «1000 и одна ночь», одновременно и искусная стилизация-соревнование с Шахерезадой, и литературная пародия. По сюжету, известный философ, в которого влюбилась прицесса джинов, подарив ему щедрое потомство, отрекается от своей семьи. Таким образом, мир заполоняют дети, в чьих жилах течет кровь людей и джинов. И лишь спустя несколько поколений принцесса возвращается к умершему мужу, дарует ему новую жизнь, и его спор со своим врагом, известным мистиком продолжается. Спорят, как водится, о Боге и людях, которых он создал, и которые всегда не прочь постичь «божественное» в своей жизни. Роман индийского британца не похож ни на одну из его предыдущих книг. В этой компактной истории, вместившей в себя множество сюжетов, отсутствуют привычные для Рушди сильные мира сего – президенты, диктаторы, пророки. «Не обязательно все романы писать об известных политических деятелях! – восклицает писатель. — Я никогда не сомневался в могуществе литературы, хотя и стараюсь не приписывать ей чересчур много. Однако, с моей точки зрения, нам сейчас как никогда необходимо искусство вымысла: нужно ясно представить себе, что ты живешь и работаешь в пространстве полной свободы, — только так можно отстоять возможность быть собой».

Патрік Модіано. Щоб не загубитися в місті. – К.: Видавництво Жупанського, 2017

Автор этого романа, удостоившийся Нобелевской премии в 2014 году, не раз говорил, что ему кажется, будто он пишет одну и ту же книгу. И действительно, несмотря на различия в сюжетах, все романы и повести французского писателя и сценариста посвящены памяти, воспоминаниях, беспамятству как истоку.  И если ранее он признавался, что «одержим прошлым» (а именно – «постыдной эпохой оккупации»), и все его сюжеты – это время, то в новом романе культового автора речь в начале идет о своеобразном прототипе автора, с которым память играет в странные игры. По сюжету, автору нескольких романов, живущему в парижской квартире, очень нравится его жизнь затворника. Но все летит в тартарары и былому спокойствию приходит конец, когда таинственный молодой человек возвращает ему собственную книжку с адресами. Телефон одного из героев прошлого, о котором не помнит владелец, очень интересует благодетеля, вернувшего книгу, но не память. Воспоминания о нем, а также о женщине, которая была то ли при передаче книги, то ли в прошлом бедного беспамятного героя, с этой минуты тревожат и героя, и читателя. Какие из них реальны, а какие навеяны рассказами и романами, прочитанными в юности. Исчезнувший незнакомец, являющийся духом в будни писателя, оставшаяся молодая женщина, с которой он пытается вспомнить прошлое – все это выстраивает захватывающую романную конструкцию-лабиринт. Пройти его до конца под силу настоящим любителям игр с памятью.