«Мне неловко лезть в телефон своего сына, но я все равно буду это делать»: как можно разрешать пользоваться интернетом без ущерба для учебы и развития ребенка

Отец четырех детей Иван Федоров объясняет, почему запрещать детям заходить в интернет, играть в компьютерные игры, пользоваться смартфонами, а также фильтровать для них опасный контент – бессмысленно.

Уверен, что где-то в недрах уже готовятся новые законы и поправки к существующим, благодаря которым можно будет усилить контроль, ещё лучше запрещать и за всеми следить. При этом, на мой взгляд, государство пытается лезть в те области, за которые, как и за воспитание, в первую очередь должны отвечать родители.

Сегодня полно инструментов для контроля за тем, чем занимается твой ребенок в сети. Приложения позволяют точно знать — что и кому он пишет, с кем разговаривает по телефону, на какие сайты ходит, сколько времени использует смартфон или компьютер.

Имея такие возможности, велик соблазн следить и запрещать. О том, стоит ли давать ребенку доступ к соцсетям, надо ли вмешиваться и читать личные сообщения, можно спорить бесконечно. Сторонников такого подхода немало, ведь «синий кит» и вот это всё. Противников тоже хватает, так как личное пространство и права человека.

О взаимоотношениях с компьютером я могу говорить с двух позиций: родителя, у которого старшие дети уже вполне активные пользователи, и человека, выросшего с компьютером и интернетом. Первый компьютер появился у меня в 92-м году, когда мне было 10 лет. Спустя несколько лет мы купили первый модем и доступ в интернет.

Это, конечно, не как сейчас, когда ребенок окружен планшетами и смартфонами с рождения, но бо?льшая часть моей жизни прошла в компании электронных устройств, которые влияли (или нет) на мою психику. В отличие от меня сегодняшнего мои родители в то время слабо представляли, как контролировать то, чем я занимаюсь.

Мне ужасно неловко лезть в телефон своего сына, но я все равно буду это делать

Я мог целыми днями сидеть за компьютером, потому что из школы я приходил раньше, чем родители с работы. Сначала просто играл, потом появился интернет, и стало ещё веселее. В какой-то момент я увлекся трехмерной графикой и тратил всё свободное время перед экраном, потому что мне было интересно изучать, учиться, совершенствоваться. А по ночам играть, ложась спать в 4-5 утра.

Это в целом не мешало мне учиться в школе и поступить в институт, гулять, кататься на велосипеде или лыжах, потом на скейте. Обвинять современных детей в том, что они как-то очень много времени проводят перед экраном, немного лицемерно. Для малышей это, возможно, вредно, для подростков — вполне нормально.

У меня в далекие 90-е не было классных LCD-экранов, а были древние ЭЛТ-мониторы, но проблем со зрением вроде нет. Тем не менее я ограничиваю своим детям время использования устройств. Например, компьютер блокируется после 11 вечера и недоступен до 8 утра. Планшет или телефон для игр и прочего доступен только 20-30 минут в день, немного больше в выходные. Но это связано с определенными причинами, о них чуть ниже.

Желанию запретить компьютерные игры уже много лет. Я сколько себя помню — то один, то другой чиновник заявляет, что игры учат жестокости, что надо их контролировать, а какие-то вообще изъять. Сейчас я практически не играю, потому что скучно. В свое время, как я уже упомянул, играм я уделял очень много времени. Во что я только не играл, кого я только не убивал, но я всегда понимал, что игра — это игра, а жизнь — это совсем другое.

Я убивал фашистов, инопланетян, гангстеров, давил машиной людей на улице, рубил мечом всех подряд. Возникла ли у меня хоть раз мысль, что такое же можно провернуть в своем дворе или классе? Нет.

Если у человека возникает такое желание, то тут дело не играх, а в психике этого конкретного человека. Можно запретить игры, но мы никогда не узнаем, что послужит для такого человека спусковым механизмом, после которого он возьмется за нож, топор или ружье. Как родитель, я не вижу проблемы с тем, что мой ребенок будет играть во что-то «злое», если говорить про тех из них, кто скорее уже подросток.

Буду запрещать я, он пойдет в гости к другу Пете, родителям которого плевать на всё, и поиграет там.

И, наконец, контент. «Насмотрятся всякого в интернете и потом убивают или геями становятся!» Наверное, самая обширная тема для обсуждения, особенно в контексте развития соцсетей и доступности интернета. Меня в свое время не контролировал никто. Просто потому, что я понимал в компьютере и сети намного больше моих родителей. В интернете с самого начала было всё, что есть сейчас, пусть и в меньших масштабах.

Порно, жестокость, общение с сомнительными персонажами, чаты, форумы по разным тематикам, статьи про суицид и прочее. Достаточно было в поиске вписать нужные слова. Это сейчас Роскомнадзор заблокировал множество сайтов, тогда было доступно всё. Что-то я смотрел, о чем-то даже не подозревал, что-то мне было в принципе не интересно (суицид, например).

Сейчас, имея набор инструментов, я могу сесть и потратить пару дней, чтобы настроить фильтры, вписать ключевые слова, создать список запрещенных моему ребенку сайтов. Буду ли я это делать? Вряд ли. Это не имеет какого-то смысла. Не сможет мой сын посмотреть интересующие его вещи у себя в телефоне, ему покажет тот же друг Петя, родителям которого, как мы выяснили выше, совершенно плевать.

Лучше я буду заниматься воспитанием своих детей, давать им читать правильные книги, обсуждать с ними события, правила поведения, что такое хорошо и что такое плохо, чем заблокировать всё вокруг и надеяться, что они как-нибудь сами станут хорошими, не узнают про vpn, режим инкогнито и прочие способы обойти запреты.

Лучше я выстрою с детьми отношения, при которых я буду в целом знать о том, чем они живут и занимаются, кто их друзья, чем буду подсматривать в их личные сообщения. Нормальный здоровый человек с нормальными отношениями в семье, даже если у него есть проблемы, не пойдет прыгать с крыши из-за сообщения во Вконтакте.

Так что вся эта возня с тем, чтобы запретить, контролировать, блокировать, является ничем иным, как имитацией деятельности людьми, которые мало что понимают в современном мире, в том, как распространяется информация, как люди могут её получать. Каждый родитель должен сам заниматься своими детьми, а не рассчитывать, что вот запретят игры и, наконец-то, мой балбес играть перестанет.

Почему же я всё-таки пользуюсь возможностями, которые мне дают инструменты контроля? Потому что я знаю об определенных проблемах, которые надо решать. Например, я точно знаю, что один из детей злоупотреблял играми, когда мы ему купили смартфон. Увещевания, угрозы, удаление игр не сработали. Он играл на уроках, на переменах, после школы, в метро, машине, когда ложился спать.

Это объективно мешало ему учиться (учителя делали замечания), он не высыпался, что влияло на самочувствие, настроение, успеваемость. Я ограничил время, в течение которого он может пользоваться телефоном. Я не знаю, возможно, он и сейчас играет на уроках. Но делать он это может не больше 20 минут в день. После этого приложение не дает ему запустить ничего, показывая сообщение, что телефон заблокирован.

Он может только позвонить или принять звонок. Второй ребенок к играм относится проще. Хотя у него тоже есть лимит, но он даже близко к нему не подходит в ежедневном использовании смартфона. Любыми возможностями надо пользоваться с умом, понимая что и зачем, а не бросаться из крайности в крайность.

Читайте далее: «Я с тобой не разговариваю»: подобный метод «воспитания» меняет психику ребенка навсегда — ссора молчанием знакома каждому, будто становишься невидимкой, приведением или оконным стеклом