Лечим агрессора — вопрос

Может ли Украина торговать лекарствами с Россией?

Потешные протестанты

Несколько десятков молодых людей из «Национального спротива» провели митинг 26 сентября под фармацевтической компанией «Фармак».

Акция, похоже, была плохо организована. Это и понятно – народный гнев трудно контролировать. Ребята слабо представляли, где они находятся. Называть крупнейшее фармпредприятие страны «сепаратистской аптекой», конечно, обидно, но, по меньшей, мере непрофессионально. Милая девушка-протестант улыбалась на камерофон корреспондента «Всемирно-броварского телевидения» — это емкая характеристика перфоманса.

Вряд ли парни в медицинских масках знали, что на всю фармацевтическую отрасль приходится всего полпроцента в экспорте украинских товаров в Россию. Почему начали с фармы? Почему с «Фармак»? Дальше пойдут по остальным производителям лекарств, а потом переключатся на другие отрасли?

«Национальный спротив» — профессиональная протестная организация с дымовыми шашками и написанными от руки плакатами. Ее активисты были недовольны бывшим главой «Укрзализницы» Войцехом Бальчуном, когда с ним боролся «Народный фронт». Был митинг под парламентом и правительством против контролируемого россиянами оператора лотерейного бизнеса М.С.Л. И вот тут начинаются совпадения.

Нет

Только ленивый не писал о попытках монополизации лотерейного рынка компанией «УНЛ». Ей, возможно, было на руку уличное давление на двух конкурентов — фирмы «М.С.Л» і «Патриот», собственников которых связывали с РФ. Написано много статей об участии в бизнесе «УНЛ» друзей и самого народного депутата Глеба Загория. Хотя последний отрицал это изданию Mind.ua.

Глеб Загорий является совладельцем фармацевтической фирмы «Дарница». Эта компания ведет принципиальный спор вокруг советского лекарства «Корвалол» с «Фармак». 9 октября дело должен рассмотреть Верховный суд Украины. Круг замкнулся?

Разумеется, это только, возможно, пиар-часть конфликта. Сигнал, что противостояние обострилось. Не зря же «Дарница» усилила команду Дмитрием Шимкивым из администрации президента. Дальше сценарий привычный. Обычно приглашают силовиков с проверками и уголовными делами. На пике противостояния удается выйти на какие-то договоренности. После чего конфликт затихает. Чистая конфликтология.

Хотя в условиях приближающихся президентских выборов ставить точку в споре двух крупных компаний не выгодно. Всегда лучше оставить ситуацию в подвешенном состоянии, чтобы получить рычаги влияния на обе стороны.
Но это уже большая политика. Поговорим о теме, о которой напомнила молодежь. Торговля с Россией, в целом, и лекарствами, в частности.

Через нехочу

РФ остается крупным торговым партнером Украины. За 7 месяцев 2018 года доля страны-агрессора в экспортных поставках из Украины составила 8%. Российский рынок, как ни крути, — главный для украинских товаров.
РФ также занимает первое место среди поставщиков товаров в Украину с показателем 4,4 млрд долл. Украинский экспорт падает, а российский импорт растет. В чьих интересах убирать украинские товары с российского рынка – вопрос риторический.

Во время Первой и Второй мировых войн были примеры торговой блокады Германии. Страна-агрессор развивала внутреннее производство и увеличивала торговлю с нейтральными государствами. Но были политические решения «стоп-торговля». В Украине пока таких нет. Даже руководство страны сразу не сориентировалось, как расстаться с российским бизнесом. В некоторых случаях поставки из РФ очень сложно остановить физически. Взять, хотя бы, аммиак, ядерное топливо, газ.

Экспорт лекарств из Украины за 7 месяцев в денежном выражении увеличился на 4,5% по сравнению с таким же периодом 2017 года — до 96 млн долл., а в натуральном – сократился на 6% — до 7 тыс. тонн. При этом показатели импорта лекарств на порядок выше. Из-за рубежа в Украину завезли 13,5 тыс. тонн медикаментов на 870 млн долл. Экспорт вырос на 5%, импорт – на 14% по сравнению январем-июлем 2017 года из-за преференций западным компаниям на рынке Украины.

По объемам закупки украинских лекарств Россия занимает третье место после Узбекистана и Казахстана с показателем 11 млн долл. Ее доля во внешних поставках лекарственных препаратов достигает почти 12%. ЕС и США, куда можно переориентировать украинские отгрузки, пока не охотно открывают рынки. Вся Европа купила лекарств в Украине меньше одной Молдовы.

По-хорошему, митинги по запрету «торговли на крови» можно проводить перед каждым из порядка 30 украинских производителей лекарств, торгующих с РФ. Экспортируют все, хотя некоторые этого стесняются.

Два подхода: «Фармак» VS «Дарница»

В торговых отношениях украинских предприятий с РФ можно выделить две модели поведения. Первая представлена «Фармак». Решение о выходе на экспортные рынки, в том числе в РФ, приняли в 2010 году после мирового финансового кризиса 2008-2009 годов для страхования рисков. Вложили серьезные деньги. Наладили поставки. И грянула война.

Кто бы что ни говорил о морали, но бизнес должен оперировать, в первую очередь, категориями денег. Думать, как вернуть инвестиции. Стать первым предприятием, прервавшим все отношения с РФ? Звучит красиво, но стоит дорого для компании, которая платит зарплаты и создает новые рабочие места в Украине.

Мораль? Конечно, у «Фармака» есть акционеры, находящиеся у власти. Но было бы даже как-то неудобно принимать такое решение поперед батька. Да и первое правило предпринимателя – быть вне политики. Как показывает опыт, близость к властьимущим не является гарантией безоблачного существования. Всегда найдутся те, кто еще дороже лидеру.

В итоге «Фармак» выбрал стратегию статус-кво: заморозить активность на российском направлении на текущем уровне и ждать государственного решения. При этом о поставках в РФ говорят открыто – не гордятся, но и не скрывают.

Прямая противоположность — компания «Дарница». По документам она не поставляет товар в РФ. Последний экспорт врагу можно найти в 2015-2016 годах. Но на российском рынке лекарства от «Дарницы» есть. Запасы? Может быть. Хотя срок годности препаратов позволяет предположить, что их произвели не позднее 2017 года.

Разгадка оказалось простой. Одна из украинских компаний перепродает россиянам продукцию партнера. Мало того, при такой схеме как-то умудряются продавать украинские лекарства в Москве дешевле, чем в Киеве (только бы не прочитали ребята из «Национального спротива»).

Более того, с продукцией «Дарницы» побеждают после 2014 года на государственных тендерах в РФ. В 2018 году украинские лекарства этой марки выбрало одно из предприятий «Газпрома». Но если даже «Пентоксифиллин-Дарница» купил военный госпиталь из Уссурийска, разве виноват в этом Глеб Загорий и его завод? Надо ли национализировать предприятие за то, что оно помогает врачам выполнять клятву Гиппократа? Каждый решает для себя. Но правильный ответ должен лежать исключительно в правовой плоскости. Если твое мнение противоречит закону, то одно из двух надо менять.