Разведка США: «Важная роль отведена Украине. Америка «меняется» в борьбе с Россией, накануне возможной Третьей мировой»

На фоне усиливающегося противостояния с Россией и Китаем США работают над тем, чтобы переориентировать свою глобальную стратегию.

Но такое переориентирование наряду с международными очагами напряженности будет продолжать подрывать ресурсы страны, пока она ведет борьбу за мировое влияние. Об этом говорится в материале частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor.

Этот анализ был изначально опубликован на Stratfor Worldview, платформе геополитической разведки.

Поиск нового направления

После распада Советского Союза появление так называемой войны с терроризмом в 2001 году привело к изменению стратегической позиции США в оборонной сфере. Вашингтон переключил основное внимание с противоборства с евразийской державой на борьбу с негосударственными субъектами.

«В рамках этой трансформации США значительно укрепили свое присутствие на Ближнем Востоке и в Северной Африке, Южной Азии и в Африке к югу от Сахары, изменили свою структуру учений и определили приоритеты в военной сфере.

В то же время США значительно сократили свое присутствие в Европе, ограничили силы в Тихом океане и закрыли большое количество штаб-квартир, предназначенных для потенциальной войны с Россией», — рассказывают аналитики Stratfor.

Но после долгих лет конфликта на Ближнем Востоке и в Южной Азии США стали признавать глубокий сдвиг в глобальном стратегическом балансе. Наблюдая за растущей мощью Китая, администрация Барака Обамы попыталась изменить расстановку сил в Азии.

Военное вторжение России в Украину в 2014 году также полностью изменило вектор Штатов в Европе. Вашингтон бросил дополнительные силы на континент в рамках Европейской инициативы перестраховки.

Но стратегия национальной безопасности этого года, которая определяет противостояние со сверхдержавами как «главный вызов процветанию и безопасности США», по мнению американских экспертов, не оставляет места для сомнений по поводу стратегического направления, которое хотят выбрать США.

В соответствии с этой стратегией Штаты устанавливают новые географические приоритеты. «Северная Атлантика стала центральным театром действий в конкуренции с Россией, в результате чего американские военные чиновники объявили о планах возродить 2-й флот США, расформированный в 2011 году.

Главная миссия 2-го флота будет заключаться в обеспечении господства военно-морского флота США в океане на фоне увеличения количества вылазок туда российских подводных лодок. На севере Атлантики Исландия, имеющая стратегическое расположение для обнаружения и перехвата такой подводной деятельности, получает повышенное внимание со стороны США», — говорится в материале.

Американский авианосец «Гарри Трумэн»

Важная роль отведена Украине. Америка «меняется» в борьбе с Россией, накануне возможной Третьей мировой.

На другом конце Европы дополнительное значение будет уделено роли Анкары, которая балансирует между Штатами и Россией. «В других регионах континента балтийские страны, а также Польша, Украина, Беларусь и Грузия стали играть все более важную роль как поля битвы между США и Россией», — пишут специалисты американской разведывательно-аналитической компании.

Повышенное внимание Вашингтона будет также уделяться скандинавским странам, особенно Норвегии, главным образом из-за их стратегической близости к Арктике. Кроме того, 6-й флот военно-морских сил США увеличил присутствие в Балтийском и Черном морях.

В Тихом океане растущий арсенал Китая и нехватка авиабаз в США по сравнению с другими регионами осложняют позицию Вашингтона в противостоянии с Пекином, отмечают аналитики.

«В результате США должны уделять особое внимание своим отношениям с Японией и Сингапуром. В то же время Пентагон ищет альтернативные места для баз на Севере Австралии, Филиппинах и Северных Марианских островах.

США уже имеют значительное военное присутствие в Южной Корее, но эти силы в значительной степени ориентированы на возможный конфликт с Северной Кореей и могут даже быть обузой для Штатов, поскольку они находятся в пределе досягаемости гораздо больших сухопутных сил Китая в случае открытых боевых действий», — считают в Stratfor.

Вашингтон также стремится укрепить свои отношения с рядом стран Азиатско-Тихоокеанского региона, которые не являются его союзниками, чтобы ограничить влияние Китая. Среди таких стран аналитики называют Индию, Вьетнам, Малайзию и Индонезию.

«Естественно, Китай вряд ли останется пассивным на этом фронте и будет прилагать все усилия для укрепления отношений со странами Юго-Восточной Азии в ответ», — предполагают эксперты.

Серьезной проблемой в Stratfor называют Тайвань.

«США все чаще стремятся спровоцировать гнев Китая против острова, продавая ему чувствительное военное оборудование и усиливая дипломатическое и оборонное взаимодействие с Тайбэем», — поясняется в материале.

Из этого аналитики делают вывод, что вопрос Тайваня, скорее всего, подтолкнет противостояние между Вашингтоном и Пекином к активной фазе конфликта.

«Наконец, США раздумывают над серьезными изменениями в том, как они развертывают свои основные военно-морские силы на мировой арене. В течение последних трех десятилетий авианосные ударные соединения США поддерживали практически постоянное присутствие в водах вокруг Ближнего Востока.

Однако сейчас страна работает над тем, чтобы больше ориентироваться на европейские и тихоокеанские поля действий и быть менее предсказуемой в своих морских вылазках», — пишут эксперты частной разведки.

Ложка дегтя

Несмотря на то, что Вашингтон признал появление новой гонки сверхдержав и начал действовать соответствующим образом, несколько вещей могут отвлечь внимание США, полагают в Stratfor.

Прежде всего речь идет о глобальной войне с терроризмом, которая продолжается и по сей день. Штаты направляли значительные ресурсы на эту борьбу. Это негативно сказалось на боеготовности американских военных.

«Вероятные масштабные конфликты могут отвлечь США от их подготовки к противостоянию с Китаем и Россией. Это может проявиться в форме войны с Ираном или Северной Кореей – или с обоими.

Выход США из иранской ядерной сделки и занятие все более жесткой позиции в отношении Ирана на Ближнем Востоке может вызвать конфликт, особенно если Тегеран решит возобновить свою ядерную программу в ответ на действия Вашингтона.

Что касается Северной Кореи, первоначальный оптимизм по поводу встречи на высшем уровне между Вашингтоном и Пхеньяном может быстро уступить место подготовке к войне в отсутствие каких-либо прорывов в переговорах», — предполагают американские эксперты.

Война с Ираном или Северной Кореей потребует большого количества сил и средств, но даже стратегия сдерживания в их отношении предполагает длительную и сложную переброску сил в Персидский залив, на Корейский полуостров и вокруг него.

Штаты могли бы быстро отказаться от своего решения сократить постоянное присутствие на Ближнем Востоке, если напряженность с Ираном значительно возрастет.

Однако возвращение большого количества сил на Ближний Восток, полагают в Stratfor, помешало бы борьбе США против России и Китая, поскольку регион далек от центров активности нарастающей конкуренции сверхдержав.

С другой стороны, рассуждают авторы материала, размещение войск возле Северной Кореи обеспечивает большую гибкость, поскольку США могут перенаправлять войска и средства из Северо-Восточной Азии, особенно из Японии (учитывая, что те силы, которые размещены в Южной Корее и нацелены на Северную Корею, остаются уязвимыми для действий Китая), чтобы иметь преимущество в столкновении с Китаем.

Но подобные действия США вряд ли останутся незамеченными для Китая или России. Все более состязательная конкуренция, прогнозируют аналитики, будет напоминать времена Холодной войны.

«Отличительным признаком такого противостояния будет поддержка повстанческих движений и марионеточных сил по всему миру, которые могли бы втянуть противника в затяжные и затратные конфликты.

Фактически Россия уже начала следовать некоторым правилам этой новой борьбы, поддерживая некоторые объединения талибов в Афганистане, в то время как США ранее поддерживали антироссийские группировки в Сирии.

В этом контексте, если противостояние между США и Ираном станет более агрессивным, Москва и Пекин могут оказать прямую помощь Тегерану для улучшения своих позиций», — допускают авторы аналитического материала.

Таким образом, США назвали глобальное противостояние с Россией и Китаем своим главным приоритетом, что в результате потребовало перераспределения ресурсов и изменения стратегического направления.

«Пентагон уже начал предпринимать меры в этом отношении, но это далеко не простой процесс. При этом у США достаточно отвлекающих факторов, в частности кризисы с Ираном и Северной Кореей, в более глобальном плане – устойчивая приверженность США мировой войне с терроризмом.

В конце концов США, несомненно, сосредоточат свое внимание на гонке сверхдержав, но будет непросто обойти эти отвлекающие факторы. Тем более что Китай и Россия вряд ли облегчат для США попытки выпутаться», — подытожили аналитики Stratfor.

Ранее Hyser писал, что «Ким Чен Ын «на коленях» просил о саммите, но позиция США — это «позиция силы». Как на это повлияла встреча корейцев с русским министром