Современные тенденции глобального энергорынка свидетельствуют о том, что микс из разных видов генераций является наиболее реалистичной моделью энергетического будущего для большинства стран мира.

В этой связи важно научиться не противопоставлять одни виды генерации другим, а найти между ними оптимальный баланс с учетом национальной ресурсной специфики. Для Украины одним из наиболее вероятностных сценариев развития может стать разумное сочетание традиционной атомной энергетики и возобновляемых источников.

Зачем АЭС в пустыне?

В 2015 году зафиксированы рекордные показатели роста в мировой солнечной и ветряной энергетике. В частности были достигнуты наиболее высокие показатели как по объему вложенных в ВИЭ инвестиций, так и по введению новых мощностей в ветро- (64 ГВт) и солнечной энергетике (57 МВт). Еще один показательный факт: в прошлом году суммарная мощность ВИЭ превысила мощность всех АЭС. Оптимизма представителям возобновляемой энергетики добавили итоги Парижской конференции ООН об изменении климата, в ходе которой 12 декабря 2015 года страны взяли на себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов. Речь идет, прежде всего, о СО2, 37% объема выбросов которого в мире дает именно углеводородная энергетика.

Устойчивая позитивная динамика наращивания мощностей в сфере возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на планете позволила наиболее оптимистично настроенным «зеленым» в Украине заявить, что традиционная энергетика в виде тепловых и атомных электростанций не имеет будущего. Пускай, мол, действующие ТЭС и АЭС дорабатывают свой эксплуатационный ресурс, а новые строить незачем. На планете останутся только ветряная, солнечная, гидро- и биоэнергетика. И этого будет достаточно.

Однако если применимо к углеводородной энергетике подобная точка зрения и может иметь право на существование, то в случае с атомной отраслью претензии «зеленых» на монопольный статус выглядят сомнительными, считают атомщики. В противном случае сложно объяснить, зачем разворачивают ядерные программы такие страны, как ОАЭ и Саудовская Аравия, не считая соответствующих намерений со стороны нескольких африканских государств, где 365 солнечных дней в году?

Ядерный ренессанс: почему атомную энергетику еще рано списывать в утиль

Более того, в том же 2015-м в глобальном энергетическом мире была зафиксирована еще одна тенденция, которая осталась менее заметной для общественности. Ее озвучил в апреле генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано. А именно: в прошлом году было подключено 10 новых ядерных реакторов – это тоже рекордный показатель, но уже в сфере «мирного атома».

Согласно отчету Всемирной ядерной ассоциации (WNA), представленному 21 июня, количество строящихся в настоящее время реакторов вместе с запущенными в эксплуатацию в 2015 году является самым большим за последние 25 лет. WNA также отмечает, что средняя продолжительность сооружения одного ядерного энергоблока в минувшем году составила около шести лет.

«Отчет показывает, что несмотря на сложную ситуацию на рынке в ряде регионов мира, действующие станции добиваются хороших эксплуатационных показателей, и ускоряются темпы сооружения новых мощностей», – заявила генеральный директор WNA Агнета Ризинг.

Безусловно, центры мирового реакторостроения сместились с Запада на Восток. Так, из 64 сооружаемых сегодня атомных энергоблоков (всего мировой парк насчитывает 445 реакторов), 2/3 расположены в Азии. Тем не менее, новые ядерные мощности, пусть и в небольшом количестве, но возводятся, или планируются к сооружению в США, Франции, Англии. В частности, на днях американская TVA введет в коммерческую эксплуатацию новый энергоблок №2 на АЭС Watts Bar, сооружение которого началось еще свыше 40 лет назад. Это будет первый ядерный реактор, сданный в коммерческую эксплуатацию в США за последние 20 лет.

И если учесть, что современные атомные энергоблоки рассчитаны не менее чем на 60-летний срок эксплуатации, перед человечеством вырисовывается реальная перспектива встретить концовку XXI века в компании с ядерными реакторами, нравится это кому-то или нет.

Согласно оптимистическим прогнозам независимых мировых агентств, до 2030 года планета может нарастить свою атомно-энергетическую мощность на 40%. При этом четыре страны в лице Китая, Индии, России и Южной Кореи (CRIS) – на 60%, вследствие чего доля Северной Америки и Европы в мировом ядерном энергобалансе снизится с 60% до 40%.

Однако оптимистические прогнозы в атомной энергетике, как правило, не сбываются, а степень их реализации будет зависеть, в первую очередь, от способности АЭС выдерживать конкуренцию с другими видами генерации.

Популярные статьи сейчас

Маленький щенок испугался собственной икоты. Зато повеселил соцсети

Сергей Притула мощно высказался о скандалистках ANNA MARIA, которые уезжают в Россию

Кара Божья и апокалипсис: пророчества Иоганна Кеплера начинают сбываться. Он говорил об этом еще в 1610-м году

Готовимся: с 1 сентября Киевстар переведет людей на дорогущие тарифы. Это мародерство

Показать еще

В настоящее время «мирный атом» на планете переживает свои далеко не лучшие времена. Начиная с 1982 года доля атомной электроэнергии в мировом энергобалансе сократилась с 18% до 10%. Такой обвал возник во многом вследствие аварии на АЭС «Фукусима-1» в 2011 году, после которой полностью остановила свои ядерные энергоблоки Япония, а Германия вывела из эксплуатации одновременно восемь атомных реакторов с намерением закрыть до 2020-го девять оставшихся. Также с 2011 года произошло смещение на 18-22 месяца сроков строительства новых атомных энергоблоков с целью усовершенствования систем ядерной безопасности в соответствии с возросшими требованиями и стандартами национальных регуляторов и МАГАТЭ.

Высокие капитальные затраты на сооружение новых АЭС с учетом постфукусимских требований по безопасности, сложность организации многомиллиардного финансирования, чрезмерная длительность инвестиционных циклов, политическое и общественное противодействие – вот те вызовы, с которыми столкнулся мирный атом на выходе из постфукусимской паузы

Пока мирный атом переживал паузу после фукусимской катастрофы, остальной энергетический мир на месте не стоял. За последние пять лет как минимум вдвое снизилась себестоимость строительства ВИЭ, а появление дешевого сланцевого газа надолго обвалило ценовые котировки на углеводороды на мировых рынках.

Читайте также: Посол США назвал человека, который сыграет важнейшую роль в судьбе Украины

И сегодня атомная энергетика вступает в очередную фазу своего оживления в далеко не самых благоприятных условиях. Высокие капитальные затраты на сооружение новых АЭС с учетом постфукусимских требований по безопасности, сложность организации многомиллиардного финансирования, чрезмерная длительность инвестиционных циклов, политическое и общественное противодействие – вот те вызовы, с которыми столкнулся мирный атом на выходе из постфукусимской паузы.

Содружество атома, солнца и ветра

Смогут ли АЭС в сложившихся условиях наращивать свои обороты и за счет чего? Ответ на этот вопрос частично попытались дать участники международной конференции Атомэкспо-2016, которая проходила в конце мая – начале июня в Москве. Безусловно, Атомэкспо – это не вся мировая ядерная энергетика, чтобы претендовать на максимальную объективность, однако какое-то представление об основных трендах в глобальной ядерной отрасли на форуме с участием представителей 55 стран получить можно.

«Атомная энергетика – основа безуглеродного баланса» – так звучала центральная тема конференции, которая стала основным лейтмотивом мероприятия в свете итогов декабрьской Парижской конференции ООН по изменению климата. Хотя этот посыл и можно поставить под сомнение, но, если верить гендиректору ГК «Росатом» Сергею Кириенко, к 2030 году АЭС России будут ежегодно предотвращать 711 млн тонн выбросов углекислого газа, что сопоставимо с объемом выбросов всех автомобилей в РФ за последние шесть лет.

Именно в симбиозе ядерной и возобновляемой энергетики хотели бы видеть свое энергетическое будущее многие атомщики. То есть, ветряные и солнечные электростанции вместе с биоэнергетикой, по идее, должны вытеснить со временем тепловую энергетику, а атомная – останется. АЭС и ВИЭ – не конкуренты. Они только дополняют друг друга в безуглеродном мире.

Ядерный ренессанс: почему атомную энергетику еще рано списывать в утиль

«В истории пока такого не было, чтобы один вид генерации полностью заменил предыдущий, он только дополняет энергетический микс», – считает президент атомного общества Франции Кристоф Беар.

Сложно ответить, является ли догмой утверждение о том, что атомная энергетика – это основа безуглеродного баланса будущего. Теоретически возможно все. И достоверно предсказать технологические скачки цивилизации на ближайшие 30 лет не представляется реальным. Поэтому энергетическая политика в своих прогнозах базируется не на научно-футурологических предположениях, а на технологических и экономических реалиях.

А они говорят о том, что в некоторых европейских странах сегодня стоимость доставки электроэнергии потребителю от АЭС и ТЭС составляет 1-3% от величины розничного тарифа, в то время как от ВИЭ – до 17%. Об этой разнице, как правило, умалчивают представители возобновляемой энергетики, когда пафосно заявляют о снижении капитальных затрат на сооружение ветряных и солнечных электростанций. Как и о том, что коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) возобновляемых источников в разы ниже, чем на атомных энергоблоках, наиболее эффективные из которых доводят этот показатель до 100%.

Достаточно сдержанный и реалистичный комментарий на Атомэкспо прозвучал со стороны генерального директора Fortum Corporation Пекка Лундмарка. «Финляндия не собирается отказываться от атомной энергии: ее доля, которая сейчас составляет четвертую часть в балансе нашей страны, будет расти. В то же время в ядерной отрасли растут стандарты ядерной безопасности, усложняется конструкция ядерных энергоблоков, и при сохранении тренда нам будет сложно конкурировать с другими генерирующими источниками», – заявил глава финской энергокомпании. По его мнению, человечество должно нейтрально относиться ко всем видам генерации и обеспечивать их свободную конкуренцию в открытом рынке. Что касается конкурентоспособности ядерной отрасли, она может быть повышена путем стандартизации проектов энергоблоков. «Не надо создавать с нуля новые проекты в отдельно взятой стране», – подчеркивает Пекка Лундмарк.

Именно в симбиозе ядерной и возобновляемой энергетики хотели бы видеть свое энергетическое будущее многие атомщики. То есть, ветряные и солнечные электростанции вместе с биоэнергетикой, по идее, должны вытеснить со временем тепловую энергетику, а атомная – останется

Его мнение дополняет консультант компании Ingeniero Industrial Луис Эчаварри: «Национальные регуляторы в сфере ядерной безопасности должны объединять усилия и создавать единые критерии безопасности по каждому типу энергоблока». По мнению Луиса Эчаварри, это сократит административные и регуляторные издержки на этапах подготовки, проектирования и реализации ядерных проектов.

В своих оценках энергетических перспектив атомщики, безусловно, исходят не из отраслевых амбиций, а из вполне реальных технологических и ресурсных преимуществ ядерной энергетики. Эти преимущества общеизвестны:

  1. АЭС являются концентрированным источником стабильной базовой электроэнергии большой мощности вне зависимости от времени суток и сезона.
  2. АЭС обеспечивают предсказуемую цену киловатт-часа в долговременной многолетней перспективе.
  3. Атомная энергия является равномерно- и общедоступной вне зависимости от географического расположения страны и климатических особенностей региона.
  4. Ядерная отрасль концентрирует в себе в виде таких элементов как уран-238, дейтерий и торий 98% энергетического потенциала планеты.

Для Украины из этой истории можно извлечь следующий вывод: атомная энергетика, которая обеспечивает в нашей стране более 50% выработки электричества – это не прихоть украинской судьбы и не игрушка, доставшаяся в наследство от СССР. Это осознанный и оправданный выбор, который требует не только умения безопасно эксплуатировать то, что уже давно построено, но и способности составлять стратегию развития своего энергетического будущего.

Очевидно, что как минимум до середины, а то и до конца XXI века в этом будущем найдется место всем: как ветряным и солнечным электростанциям, так и атому, который в случае замыкания ядерного топливного цикла и строительства реакторов на быстрых нейтронах тоже способен претендовать на звание возобновляемого источника энергии. Важно не отстать от технологического мирового прогресса.

Читайте также: Какой штраф украинцы заплатят за несвоевременную оплату налога на недвижимость

«Нужно пару шоколадных заводов поменять на пару патронных» — Надежда Савченко