Дания – страна, в которой отрицательная ставка стала нормой

Отрицательные процентные ставки в Дании действуют дольше, чем в любой другой стране. Пока что это никак не навредило ее процветающей экономике.

«В Копенгагене велосипедистов больше, чем автомобилистов и даже пешеходов. Роскошные рестораны предлагают посетителям мох, живых муравьев и голотурий, что сделало их любимым местом гурманов. Невзирая на минимальную зарплату около 20 долларов в час и едва ли не самые высокие в мире налоговые ставки, уровень безработицы в стране один из самых низких в Европе. Родители с радостью оставляют детей гулять на побережье, пока сами останавливаются в кафе», – пишет издание Bloomberg.

Очевидно, что традиционные правила в Дании не работают. Так что неудивительно, что в последнее время страна дополнила свой широкий список уникальности новым важным пунктом. С 2012 года здесь можно получать деньги за то, что вы берете взаймы, и нужно платить, чтобы сохранить свои средства.

Третья по размеру экономика Скандинавии (население Дании – 5 млн человек) продолжает беспрецедентный эксперимент с отрицательными процентными ставками. Не так давно ведущие экономисты называли этот инструмент монетарной политики нелогичным, а порой даже теоретически невозможным. Компании (пока что на физлица эта практика не распространяется) платят за возможность держать средства на депозитах, домовладельцы в некоторых случаях получают деньги за то, что берут ипотечные кредиты.

[pullquote]Большинство экспертов сходится во мнении, что центробанк Дании не станет вводить положительную процентную ставку до 2018 года.[/pullquote]Таким образом страна станет площадкой для долгосрочного эксперимента, в ходе которого удастся узнать, что случается, когда финансовые законы действуют в обратном порядке. И хотя некоторые экономисты встают на защиту отрицательных ставок, считая их эффективным средством против дефляции и слабого роста, такая монетарная политика чревата негативными последствиями: финансовыми пузырями, бегством капитала и оживленным производством надежных сейфов, чтобы держать деньги подальше от банков.

Центральные банки, которые ожидают увидеть в Дании эти последствия, пока что не наблюдают ничего подобного. То есть они могут посчитать датский подход весьма эффективным. Несмотря на некоторые странности финансовой системы, Дания практически не подпадает под искривления экономической теории. Поэтому стоит ожидать, что отрицательная ставка может перейти из запретов в разряд стандартных инструментов монетарной политики.

С другой стороны, это может стать плохим уроком, который нужно запомнить. Может оказаться, что отрицательные ставки работают, однако лишь для определенных целей и только в Дании. «То, как люди смотрят на отрицательные ставки – не катастрофа, – говорит датчанин Эрик Нильсен, главный экономист UniCredit. – Но это игра с огнем».

Чтобы понять, как Дания пришла к отрицательным ставкам, необходимо упомянуть определенный контекст. Страна граничит только с Германией, своим главным торговым партнером. Датчане всегда противоречиво относились к Евросоюзу, а на референдуме 2000 года отказались присоединяться к евро.

Валюта Дании, крона, была привязана к немецкой марке в период с 1982 по 1999 год, а затем – к евро. Поддержка кроны – единственная функция центробанка Дании, которая имеет огромное значение для экономики страны. Когда европейский долговой кризис достиг своего пика в 2012 году, инвесторы, желающие найти безопасную гавань, завалили Данию деньгами, угрожая стабильности кроны. Индикативная депозитная ставка на тот момент составляла 0,05%, поэтому центробанку пришлось вводить отрицательные ставки, чтобы перекрыть чрезмерный поток денег в страну. Так что в отличие от Японии, которая применила отрицательную ставку, чтобы справиться с инфляцией, Дания воспользовалась этим механизмом для борьбы со спекулянтами.

Управляющий центрального банка Дании Ларс Роде, который вступил в должность в 2013 году, все это время имеет дело с отрицательными ставками.  В его первый рабочий день депозитные ставки находились на уровне -0,1%, сейчас – -0,65%. По его словам, Дания сделала простой выбор: привязка к евро должна быть защищенной, а отрицательная ставка позволяет это сделать, не принося вреда экономике. [pullquote]«Центробанк сделает все, чтобы защитить привязку», – говорит Роде. – Когда вы вводите ставку ниже ноля, в этом нет ничего опасного и разрушающего. Это просто работает как низкая процентная ставка».[/pullquote]

В широком смысле это оказалось правдой. Прибыль датских банков сравнима с показателями в других европейских странах. Не в последнюю очередь это стало возможным благодаря новым сборам, которые являются платой за низкие ставки. Объем наличных средств в обращении увеличился совсем незначительно.

Вместе с тем некоторые датчане оказались в ситуации, когда они ощутили на себе необычайные вызовы мирового масштаба, которые повлияли на традиционные методы ведения бизнеса. Одним из них был Бенни Эндельбрехт, 45-летний депутат Социал-демократической партии Дании. До 2015 года он отвечал за бизнес и налогообложение, и в этой сфере ему пришлось решать множество дилемм. Например, стоит ли облагать налогом плату, которую получают ипотечные заемщики (в итоге этот налог таки ввели).

В прошлом году центробанк столкнулся с другой угрозой. Боясь рассердить розничных вкладчиков, банки не стали урезать счета физических лиц. Большие и средние компании могут сами влиять на ситуацию. Предприятия, которые совершают предоплату налогов, получают очень низкие проценты по выплатам, которые они могут использовать для возвращения долгов. Поэтому возникает вопрос: если не будет никаких ограничений на предоплату, не начнут ли компании использовать налоговую службу в качестве неофициального банка?

Правила должны установить жесткие лимиты на уплату налогов, чтобы никто не успел извлечь заметное преимущество из существующих лазеек, говорит Энгельбрехт.

У компаний нет большого выбора. «В наше время вкладчиков штрафуют за хранение денег в банке», – возмущается Йенс Лунд, главный финансист логистической компании DSV. Фирма попала в неприятное положение в ноябре, когда она продала свои акции на 5 млрд крон (750 млн долларов), чтобы приобрести конкурента UTi Worldwide.

Из-за отрицательных ставок компания не могла найти надежное применение своим деньгам и до момента завершения сделки в январе потеряла около 4 млн крон. Кроме того, чтобы найти банк, который сделает самую снисходительную «стрижку», «у вас не остается много вариантов», говорит Лунд.

Сегодня в Копенгагене все только и говорят о недвижимости. Здесь продолжается строительный бум, урбанистический центр города плавно перетекает в укромные места с новыми жилыми зданиями. Между красивыми современными конструкциями расположился причудливый мост «Велосипедная змея» (Bicycle Snake), по которому разрешено кататься только велосипедистам. Вода здесь идеально подходит для плавания, и когда офисные сотрудники выходят поплавать во время обеденного перерыва, то кажется, что энергичная толпа чиновников захватила контроль над городом.

Конечно же, отрицательные ставки увеличили стоимость недвижимости в этом урбанистическом городе. По данным компании Home, стоимость квадратного метра жилья в период с 2010 по 2015 год увеличилась на 43%. В начале мая Международный валютный фонд посоветовал правительству взять под контроль цены на недвижимость. Держать под контролем бум недвижимости –это часть работы главы Финансового надзора Дании Йеспера Берга. Он признается, что «на рынке недвижимости поднимается пена, но это еще не пузырь». В сравнении с Нью-Йорком, Лондоном и даже Стокгольмом покупать недвижимость в Копенгагене по-прежнему выгодно: за 500 тыс. долларов можно купить приличную двухкомнатную квартиру.

Если Берг прав, то это происходит потому, что Дания регулирует рынок недвижимости более жестко, чем США. Иностранец без связей с Данией фактически лишен возможности купить здесь собственность, ведь в стране предотвращают приток денег из-за рубежа. Банки выдвигают жесткие требования ипотечным заемщикам, которые покупают недвижимость для сдачи в аренду. Так что датчанам сложно купить дом, в котором они не намерены жить.

Регулятор требует первый взнос в размере 5% и стресс-тест для финансов заемщиков на случай резкого изменения ставок. При поддержке регулятора банки повысили сбор на кредиты с «плавающей» ставкой, подталкивая клиентов брать ипотечные кредиты по фиксированным ставкам. Для рынка недвижимости в Копенгагене действуют еще более суровые правила.

Представители рынка недвижимости также спорят с тем, что на данный момент Дания находится в зоне риска, особенно с учетом того, что в стране не забыли о кризисе недвижимости 2008 года. «Я думаю, люди усвоили уроки из последнего пузыря», – говорит Карстен Белтофт, председатель Федерации датских ипотечных банков.

Одним из таких людей стал 36-летний редактор сайта Дэвид Гарби, мать которого на себе почувствовала, как падает стоимость квартиры после бума. Дэвид вместе с девушкой недавно купил новый дом площадью 73 м² вблизи центра Копенгагена. Он выбрал фиксированную ипотечную ставку в размере 2,5%, хотя видел намного более выгодные предложения. Свой выбор Гарби в шутку объясняет «кальвинистским воспитанием». «Я хотел быть консервативным», – говорит он.

Белтофт беспокоится о том, что случится, если отрицательные ставки из среднесрочного исключения превратятся в долгосрочную реальность, бесповоротно изменив фундаментальные принципы кредитования и накопления. С тех пор как в XVIII веке до нашей эры процентные ставки впервые были упомянуты в Кодексе Хаммурапи, капитал всегда имел свою стоимость. Но в современной Дании порой он совсем не ценится. «Я полагаю, что это изменит психологию. Это может быть опасно», – говорит Белтофт.

Берг не берется прогнозировать, как долго в Дании продержатся отрицательные ставки. Он объясняет свою позицию так, что его легко поймут датчане, привыкшие к короткому северному лету. «Есть разница между стоянием на сухом песке и погружением в воду. Чем глубже вы окунаетесь и чем дольше там стоите, тем больше проблем у вас появляется», – говорит Берг.

Читайте также: 

Известный экономист знает, как перезапустить мировую экономику

Иена демонстрирует рекордное снижение на решении ЦБ