Немецкий экономист дал прогноз, когда Украина выйдет из кризиса и какие для этого есть предпосылки

Делегат немецкой экономики в Украине Александер Маркус спрогнозировал, когда Украина выйдет из кризиса, какие для этого есть предпосылки.

В октябре этого года в Берлине делегацией совместно с другими партнерами был организован украинско-немецкий бизнес форум, который стал крупнейшим экономическим событием в Германии, посвященным Украине, за последние несколько лет.

Делегат немецкой экономики в Украине: «Мы прогнозируем ваш выход из кризиса только в 2017 году»

– За время вашего пребывания в Украине произошло немало событий, которые влияли в том числе и на развитие экономики. Как бы вы охарактеризовали этап, на котором находится экономика страны сейчас?

– Если посмотреть на цифры, в прошлом году мы потеряли 33,2% импорта из Германии в Украину. Сейчас эти потери уменьшаются, но они есть. Спад в последние девять месяцев составляет 23,4%. Однако нужно понимать, что когда происходит большой спад, при подсчете цифр в следующий период последний (низкий) показатель считается за 100%. И даже при этом в 2015 году в показателях немецкого импорта в Украину мы видим спад почти на четверть.

Экономический кризис сейчас еще продолжается. Мы пока не наблюдаем подъема, а только уменьшение скорости падения. Хотя наши предприниматели считают, что мы где-то в августе-сентябре прошли дно. Весной мы провели опрос среди немецких предприятий в Украине: большинство из них прогнозируют улучшение ситуации только в 2017-м – 45,7% опрошенных. А 37% ожидают динамического роста уже в 2016 году, скорее, во второй его половине.

– Какие факторы прежде всего повлияли на этот спад, и что в свою очередь стимулирует рост?

– Прежде всего это колебания курса валют. Мы готовим отчеты в евро. В гривне все получается хорошо, а в евро – плохо. Рост ожидается, потому что это классический экономический цикл. В прошлом году ваша национальная валюта потеряла больше 40% своей стоимости. Скорее всего, в этом году этого уже не повторится. Поэтому фактор изменения курса уже не будет так сильно влиять на ситуацию.

– В прошлом году вы говорили, что существовала тенденция, когда инвесторы выводили деньги из Украины. Сохраняется ли она сейчас?

– Сейчас уже нет. Мы также задавали этот вопрос нашим предпринимателям. Для сравнения давайте посмотрим на результаты: в 2014 году 83% опрошенных сказали, что они не планировали экспансию, а в 2015-м осталось лишь 28% тех, кто не собирался расширяться. А 72%, наоборот, готовы это делать. Они видят, что где-то в 2016 году будет оживление рынка, и готовятся уже сейчас. Если инвесторы реагируют только циклично, они понимают, что могут опоздать, когда идет подъем в экономике. Потому они готовятся к этому заранее, работают антициклично. Что касается вывода денежных средств, то в 2015 году 97% немецких инвесторов сказали, что уже не собираются сокращать инвестиции.

– Были ли инвесторы, которые совсем ушли из Украины за два последних года?

– Мы не знаем ни одного производителя, который работал со своим производством в Украине и ушел с рынка. Нужно различать две бизнес-модели: вы производитель и частично либо все продаете заграницу, или вы только продаете в Украине и зависите от внутреннего рынка.

Еще до обвала национальной валюты покупательная способность в Украине была не очень высокая, а после изменения курса она снизилась еще больше. Поэтому пока на внутреннем рынке не ожидается сильной динамики. Соответственно, для предприятий, которые хотят только импортировать и осваивать внутренний рынок, Украина не будет очень привлекательна в ближайшем будущем.

Есть предприятия, которые уже и производят здесь для экспорта, и одновременно развивают сеть сбыта. Это, например, в строительном секторе компания Klingspor, которая производит абразивные материалы. Но большого экономического результата на внутреннем рынке пока не заметно.

А для представителей первой бизнес-модели сейчас хороший период.

Делегат немецкой экономики в Украине: «Мы прогнозируем ваш выход из кризиса только в 2017 году»

– Вы часто в своих интервью подчеркиваете, что сейчас удачный период для инвесторов, которые хотят производить в Украине. Почему именно сейчас, учитывая все внутренние сложности?

– Один немецкий предприниматель сказал достаточно откровенно: «В Украине сегодня производственные расходы на уровне Китая, при этом она граничит с Европейским Союзом, и ее жители имеют менталитет, может быть, не западноевропейский, но хотя бы восточноевропейский, а не азиатский». Это три самых важных фактора. Весь потенциал в Украине есть, и страна должна это использовать.

Накануне форума в Германии (Украинско-немецкий бизнес-форум, который прошел в Берлине 23 октября 2015 года. – Forbes) мы показали вашим министрам экономики и аграрной политики довольно интересную тему – технологию развития кластеров в немецкой столице. Мы убеждены в том, что если понимать, в каких отраслях в Украине сегодня есть возможности роста, и игроки этих отраслей соберутся и образуют кластер, – в таких условиях есть достаточно возможностей, чтобы развиваться. И об этих возможностях за границей почти не знают.

– Какие отрасли вы можете выделить как перспективные?

– Мы еще находимся в кризисе, и я считаю, что украинскому правительству сегодня нужно то, что называется quick wins – быстрый успех. Такого быстрого успеха легче всего добиться в том, что уже работает в Украине. Например, производство комплектующих для авто. Если мы сегодня едем на Porsche Cayenne, Opel Astra или на других немецких автомобилях, все больше вероятности, что в них есть комплектующие из Украины.

На западе Украины немецкие предприятия создали около 25 000 рабочих мест в области производства автозапчастей. Об этом в Германии никто не знает. Например, фирма Kromberg & Schubert, которая производит кабельные сети, предоставляет 4000 рабочих мест в Луцке и строит новый завод в Житомирской области, где они планируют до 2018 года создать еще 1500 рабочих мест. Практически все немецкие производители автозапчастей загружены в полном объеме. Помимо Kromberg & Schubert, самый большой – это Leoni, потом SE Bordnetze – производитель, который сейчас принадлежит японцам, но по традиции, так как это было немецкое предприятие, управляется из Германии, ODW Elektrik, Kostal, Prettl – целые группы производителей.

В Польше, Венгрии, Чехии расходы на производство постоянно растут. Растет уровень жизни, растут зарплаты. Предприятия понимают, что если так будет продолжаться в течение следующих десяти лет, они уже не будут конкурентоспособными, и поэтому ищут новые возможности. А мы говорим о том, что в Украине уже есть некий кластер производства автозапчастей, их просто надо собрать. Нужно сделать один логотип, презентацию, а основа уже есть.

Украина должна открываться для новых возможностей, и рассказывать о себе Европейскому Союзу. Вы уже упустили шанс привлечь гораздо больше предприятий в период 2004-2006 годов. Это был момент расширения Европейского Союза. Многие предприятия в Германии понимали, что со временем в новых странах-членах ЕС будет дороже производить, и искали альтернативу. В этот момент в Украину пришло лишь несколько предприятий, а могло бы намного больше. И если сейчас не обеспечить прогресс в борьбе с коррупцией и не содействовать улучшению других рамочных условий для инвесторов, предприятия опять выберут Китай, Индию, Мексику и другие страны, но не Украину.

Члену правления немецкого предприятия очень сложно поставить подпись под инвестиционным проектом в Украину, если он знает, что другие члены правления видели эти же новости

– Помимо производства автозапчастей, какие еще сферы, выгодные с точки зрения инвестирования, но мало известные немецкому бизнесу вы можете выделить?

– Давайте посмотрим шире. Мы исходим из того, что в Украине будет некий сдвиг. Украина будет переходить от традиционной тяжелой промышленности на легкую промышленность. Это происходит уже сейчас. Легкая промышленность развивается быстрее.

Если посмотреть на сферу легкой промышленности, мы увидим рост спроса на продукты питания и корма, косметику, фармацевтику, бытовую химию – то есть прежде всего fast moving consumer goods (FMCG). Немецкие производители полуфабрикатов, химикатов и добавок отмечают рост в 20-30% в поставках украинским производителям из этой сферы. Из-за роста курса происходит замещение импорта, и потребители уже покупают, например, не дорогую импортную зубную пасту, а более дешевую украинскую. Поэтому мы сегодня уже видим переход от торговли так называемыми commodities к производству – а, следовательно, и продаже – готовой продукции в Украине. Это очень положительная тенденция.

Если мы посмотрим на показатели импорта из Германии, то увидим, что наблюдается достаточно сильный спад в импорте автомобилей, например, на 53% в 2014-м по сравнению с 2013 годом, на 35,7% в области машиностроения, а это такой классический немецкий продукт для импорта. Импорт химической продукции упал на 26,2%, и фармацевтической – на 31%. Здесь видно, что импортировать готовую продукцию для продажи в Украине в скором будущем будет нелегко из-за высокого курса валют. Для экономического роста нужно использовать производственные преимущества в Украине.

Согласно показателям экспорта из Украины в Германию, сегодня на первом месте стоят автозапчасти. По немецкой статистике, в 2014 году 19,2% экспорта Украины в Германию приходилось на эту сферу производства. В 2012 году на первом месте была металлургия – 29%, а сегодня она где-то на третьем – 11,6%. В то же время экспорт автозапчастей в Германию в 2014 году вырос на 38% по сравнению с 2013 годом. Это не украинские производители, а иностранные, которые работают в Украине. И именно в этой области мы видим основной шанс.

Очевидно, что спрос на рынке тяжелой промышленности падает. Традиционным украинским областям производства – сталь, химикаты, добыча угля, руды – будет гораздо сложнее развиваться в будущем. Долгое время рынок электроэнергии был непрозрачным, а цены на газ для населения были сильно субсидированы. Не все предприятия платили по официальным тарифам, которые и раньше для промышленности были на уровне мировых. Наверное, только в таких условиях тяжелая промышленность могла выжить.

Сейчас ситуация меняется. Если производители тяжелой промышленности вынуждены будут платить за электроэнергию по полной стоимости, им будет гораздо сложнее. Не так много заводов провели нужную модернизацию в плане энергоэффективности. Сегодня они расплачиваются за это. Кроме того, им уже не хватает ликвидности, чтобы сделать это в нужных масштабах.

– Энергосбережение называют одним из приоритетных, если не самым приоритетным сектором инвестирования в Украину.

– У вас есть огромная проблема – очень плохой энергетический баланс. Согласно данным, собранным нами еще в марте, потребление электроэнергии на производство $1 ВВП в Украине примерно на 40% больше, чем в России, и где-то на 50% больше, чем в Китае. А если сравнить с Германией, Японией и Францией, я уже не могу точно сказать – в Украине в восемь или десять раз больше.

Представители бизнеса, которые хорошо разбираются в вопросах энергосбережения, говорят, что Украина может обходиться собственным газом. Сегодня ваша страна добывает где-то 25% природного газа от своих нужд. Если в области энергосбережения будет массовый прогресс, вы преодолеете зависимость от поставщиков газа.

Делегат немецкой экономики в Украине: «Мы прогнозируем ваш выход из кризиса только в 2017 году»

– Какие проекты по энергосбережению вы сопровождаете в Украине?

– Мы сами участвуем в создании так называемой платформы энергоэффективности. Немецкое энергетическое агентство, Восточный комитет немецкой экономики и другие игроки этой сферы объединяются, чтобы его развивать. Нам содействует Федеральное министерство экономики и энергетики. Есть и другие инициативы – проект Европейского банка реконструкции и развития, и, например, инициатива самого украинского правительства, когда было выделено 320 млн гривен в виде кредитов и грантов на покупку энергосберегающих материалов для строительства или санации домов. Но это капля в море. Проекты по энергосбережению должны быть всеобъемлющими. Потребление энергии нужно снижать при строительстве новых зданий, санации существующих домов и в промышленности. Это совсем разные сферы.

Идея нашей платформы состоит в том, что Украина должна разрабатывать стратегический план развития энергосбережения на 10-15 лет, разделенный на определенные этапы. Такого плана на сегодня нет. Международные и украинские игроки сейчас действуют в Украине нескоординированно, и это не может привести к значительным результатам. С украинской стороны нам говорят, что в стране сейчас достаточно других проблем, и проблемой энергосбережения станут заниматься в будущем. Но если вы посмотрите на график потребления электроэнергии в Украине, становится понятно, что это проблема сегодняшнего дня.

По нашей оценке, в Украине работает около 2000 активных немецких предприятий

– Если вспомнить о форуме, который вы организовали в Берлине, о каких его результатах уже можно говорить?

– Для нас самый важный результат в том, что об Украине начали говорить не только в контексте каких-то чрезвычайных ситуаций. Потому что когда каждый вечер в международных новостях появлялись сообщения о Майдане, столкновениях в Киеве и других городах, ситуации на востоке, это не очень хорошо влияло на имидж страны. Члену правления немецкого предприятия очень сложно поставить подпись под инвестиционным проектом в Украину, если он знает, что другие члены правления смотрели эти же новости. Поэтому я вижу наше первоочередное задание в том, чтобы показать удачные бизнес-кейсы, которые действительно есть в Украине. И мы его выполнили.

Мы отработали четыре отрасли – IT и инновационные технологии, сельское хозяйство и производство пищевых продуктов, логистика и транспорт, развитие промышленности. Министры или замминистра рассказывали о возможностях, которые сегодня есть в Украине, и немецкие предприниматели делились своим опытом работы на украинском рынке. А немецкий предприниматель больше всего верит своим – другим немецким предпринимателям. Если его не убедят инвесторы, которые работают в Украине, его уже никто не убедит.

– Какие инвестиционные проекты в Украине вы бы назвали удачным кейсом?

– Их много. По нашей оценке, в Украине работает около 2000 активных немецких предприятий. Самый большой инвестор – это Metro Cash&Carry, который инвестировал 550 млн евро в Украину и создал сеть современной оптовой торговли. В строительной сфере – это Knauf или Fixit Group. Knauf инвестировал 320 млн евро в Украину. В области логистики – предприятие HPC, которое строит терминал в Одесском порту, и целый ряд других предприятий. Эти проекты в среднем работают 8-10 лет на рынке.

– А из новых?

– Мы сейчас сопровождаем несколько проектов, но я пока не могу о них рассказывать. Это средний бизнес. Нужно понимать, что типично немецкий бизнес – это предприятия, где 300-400 сотрудников, очень часто семейный бизнес. Это прежде всего проекты, где есть производство в Польше или Чехии, и они сейчас видят, что где-то в течение следующих десяти лет производство в этих странах будет менее конкурентоспособным, поэтому уже думают о следующем этапе.

– Какие основные проблемы вам приходится решать с правительством, для того чтобы развивать бизнес в Украине?

– Основных проблем – или вызова – три. Это борьба с коррупцией. Наши предприниматели говорят, что сегодня уже не чувствуется, что коррупция идет сверху. Это очень хорошо. Сегодня нужно бороться с коррупцией на уровне среднего звена. Мы всегда говорим нашим предпринимателям, чтобы они обращались в таких случаях к нам. Мы обращаем внимание представителей центральных органов власти – например, фискальной службы или таможенной службы – на эти проблемы, – и они решаются. У нас очень конструктивный диалог. Сегодня представители власти, главы этих органов не заинтересованы в длительных судебных разбирательствах – это видно.

Второй вызов – это правовая система. Наши предприниматели говорят: если наши права будут защищены в суде – больше никаких проблем нет. Необходимы такие условия, чтобы никто со стороны не мог подойти, дать взятку – и суд принял очевидно неправомерное решение. В прошлом такое бывало достаточно часто. Сейчас наши предприниматели говорят, что судьям еще не хватает компетенции, но мы видим, что немецкий предприниматель выигрывает, по крайней мере, в суде второй или третьей инстанций.

И третья проблема – это спокойствие на востоке страны. Это очень важный фактор. Если немецкий директор хочет расширяться, а с востока каждый вечер будут поступать новости о военных действиях, никто в Германии не решится инвестировать.

Делегат немецкой экономики в Украине: «Мы прогнозируем ваш выход из кризиса только в 2017 году»

– Немецкий бизнес привык все планировать на долгосрочную перспективу. Но если смотреть на ситуацию реалистично, в ближайшее время ситуация на востоке полностью не разрешится.

– Немецкий бизнес действительно планирует довольно долгосрочно. И немецкие предприниматели понимают, что надо собрать информацию о ситуации. Может быть, они сегодня еще не принимают окончательное решение, но уже готовятся. Мы видим это по запросам, которые поступают. Должен сказать, они еще не массовые, но тем не менее…

В берлинском форуме участвовало 700 человек. Это было самое большое экономическое мероприятие за последние 20 лет, посвященное Украине. Один этот факт уже указывает на то, что немецкие бизнесмены позиционируют себя и собирают информацию.

– На форуме в Берлине было подписано соглашение о создании Немецкой торгово-промышленной палаты в Украине. Почему возникла необходимость в таком органе? Когда предположительно она будет создана, и какую функцию будет выполнять?

– Мы создаем палаты в тех странах за границей, где видим достаточно большой экономический потенциал. В Украине он очевидно есть. Здесь уже достаточно давно существуют предпосылки, необходимые для создания торгово-экономической палаты, но здесь всегда была достаточно сложная политическая ситуация. Потому этот процесс затянулся на дольше, чем того хотела немецкая сторона.

Палата – это выражение немецкого подхода к вопросам регулирования, принцип саморегулирования экономики. Одна из ее задач – дальнейшее развитие внешнеэкономического сотрудничества между Украиной и Германией. И немецкое правительство понимает, что практическую часть лучше всего организует сам бизнес. Поэтому мы сами являемся структурой бизнеса. Наша сегодняшняя структура, Делегация немецкой экономики, это предварительный этап. И мы перейдем в палату. У нас будет собрание членов, правление из представителей бизнеса, президент – представитель бизнеса. Сейчас мы готовим необходимую документацию для регистрации. В соответствии с соглашением, она будет создана в течение следующего года.

Источник: Forbes Украина