Чтобы понять, как устроена компания Volvo, достаточно посмотреть на ее великолепный автомобиль XC90 SUV. В нем воплощены все лучшие традиции шведского автопрома, но при этом электропроводку для машины делают в Марокко, гибридные аккумуляторы – в Южной Корее, каталитические нейтрализаторы везут из ЮАР, а ключи зажигания – из Португалии. И главный момент: владельцами компании являются китайские бизнесмены.

Сейчас компания Volvo считается довольно успешной, но когда мир охватил глобальный финансовый кризис, шведский автомобильный концерн оказался на грани краха. Шведское правительство ничего не делало, чтобы помочь компании, хотя многие другие страны, включая США и Германию, активно поддерживали производителей авто. В итоге Volvo приобрела автомобильная корпорация Geely, хотя за несколько лет до кризиса шведские политики заблокировали продажу компании американскому Ford.

Сегодня компания Volvo сотрудничает с поставщиками из 50 разных стран. Ее историю можно считать классическим примером того, как нужно строить бизнес в глобализованном мире.

Шведские политики уверены, что конкуренция в мировом масштабе и свободная торговля являются фундаментом процветающей экономики страны. Их позиция кардинально отличается от стратегии президента США Дональда Трампа, который заявил, что глобализация и торговля без границ ухудшили состояние представителей рабочего класса – «синих воротничков».

В Швеции глобальную конкуренцию рассматривают как путь к улучшению. «Нашим компаниям необходимо осваивать новые идеи и инновации, ведь в противном случае им придется уйти с рынка, – говорит Йохан Норберг, старший научный сотрудник Института Като в Вашингтоне, который специализируется по вопросам глобализации. – В этом и заключается секрет успеха Швеции.

Несмотря на то, что в Швеции не принято помогать бизнесу, который не выдержал конкуренции, «государство всеобщего благоденствия» заботится о трудящихся, если они остаются без работы.

Полная открытость
princess estelle Sweden

В Швеции действуют высокие налоговые ставки, которые не позволяют экономике расти более динамично. Зато с их помощью можно создать «подушку безопасности». Кроме того, они создают атмосферу терпимости относительно сокращения рабочих мест вследствие конкуренции и свободной торговли.

Впрочем, шведское правительство не всегда придерживалось такой политики. В 60-70-х годах прошлого века государство тратило миллиарды бюджетных средств, пытаясь сохранить рабочие места в судостроительной отрасли. В свое время она была локомотивом экономики Швеции, но затем проиграла конкуренцию азиатским странам.

В течение последних лет Швеция лишилась обоих автомобильных концернов. В 2011 году правительство решило не спасать Saab, и компания прекратила существование. Об этом решении никто не пожалел.

[related_posts id=»142378″]

Вместо спасения отдельных компаний правительство поставило перед собой задачу привести в норму государственные финансы, с которыми возникли проблемы после внутреннего финансового кризиса в начале 90-х и плохого государственного управления. Теперь же Швеция занимает первое место в мире среди стран с самым низким уровнем национального долга.

Открытая и инновационная модель экономики позволили Швеции безболезненно заменить устаревшие отрасли. Достаточно вспомнить хотя бы названия таких компаний, как Hennes&Mauritz и Ikea. Вместе с тем Швеция стала крупным экспортером музыкальной продукции и компьютерных игр. Названия шведских компаний Spotify и Minecraft сегодня знают во всем мире, в первую очередь благодаря онлайн-торговле. Страна с населением 10 млн человек смогла построить на удивление мощную экономику.

Всегда есть место для уязвимости
crane sweden giraffe

Тем не менее, нельзя говорить о том, что в Швеции вообще нет проблем. В 2015 году в страну приехали 160 тыс. беженцев, которых заманила мягкая миграционная политика. Согласно докладу Верховного Комиссара ООН по делам беженцев, маленькая Швеция приняла почти столько же беженцев, сколько и огромные США.

Несмотря на противоречивость инициатив Трампа, в одном он был прав: рынок труда не может принять такое большое количество людей. В итоге общество все активнее поддерживает анти-иммигрантские движения наподобие партии «Шведские демократы». Хотя эту партию пока что не считают влиятельной силой на шведской политической арене, но ее поддержка со стороны электората все время растет. Вероятно, «Шведские демократы» станут второй с 2010 года политической партией, которой удастся пройти в парламент.

Однако даже эта партия не поддерживает мнение Дональда Трампа относительно глобальной торговли. Недавно лидер «Шведских демократов» Джимми Акессон заявил, что открытые границы играют отрицательную роль, когда их пересекают люди, но никак не капитал.

Эксперт по вопросам глобализации Йохан Норберг говорит, что проблему необходимо решать не с помощью закрытия границы, а через экономические реформы. Например, снижая минимальный уровень оплаты труда и совершая дерегуляцию новых сфер экономики.

В торговых вопросах Дональду Трампу стоит хорошо проанализировать свою протекционистскую позицию. Например, борьба в сфере автомобильной промышленности отчетливо продемонстрировала, что попытки обезопасить производителей от конкуренции могут навредить конкурентоспособности отрасли в целом.

Этого мнения, в частности, придерживается министр промышленности и инновации Швеции Микаэл Дамберг.

«Если США повернутся спиной к глобальной торговле, это станет их ошибкой, – заявил Дамберг. –  Если вы полагаете, что способны защитить старый мир от современных технологий и инноваций, то вскоре они оставят вас ни с чем».

Если возвращаться к истории Volvo, то владельцы из Китая смогли сделать убыточную компанию прибыльной.  Компания запустила серию новых моделей, а в 2016 году рост ее прибыли составил 66%, достигнув отметки в 11 млрд крон. Общие продажи в мировом масштабе составили 500 тыс. автомобилей. А элитную модель XC90 SUV по-прежнему собирают в Швеции.

В феврале главный исполнительный директор Volvo Хакан Самюэльсон отметил: «Никто больше не должен делать все машины в той стране, где будет их продавать. Торговые ограничения приведут к увеличению стоимости для потребителя. Все должны об этом помнить».