Бывший глава «Ощадбанка» Анатолий Гулей рассказал, что пунктов обмена валют в Украине стало очень много, их количество за последний год увеличилось на 30%.

«Понятно, что бизнес может быть легальным и может быть нелегальным. Если сегодня 60% экономики страны находится «в тени», то было бы странно, если бы пункты обмена валют не находились там же», — отмечает эксперт.

Гулей обратил внимание, что на нелегальные пункты обмена валют должны реагировать правоохранительные органы: «Вопрос в том, как они (правоохранители – ред.) реагируют на «левые» обменники: никак не реагируют, реагируют в пользу этих пунктов обмена валют, или против таких обменников. Тут присутствует человеческий фактор. Понятно, что полиция не будет бегать по всему городу и проверять документы у каждого обменного пункта. Правоохранители работают по сигналу – если открылся факт недобропорядочного обслуживания клиентов в таких пунктах, тогда они и реагируют».

Эксперт пояснил — для того, чтобы человеку избежать «левых» обменных пунктов валют, достаточно по общим признакам разобраться в некоторых вещах: посмотреть, как ведет себя кассир, в каком месте проводится обменная операция, соответствует ли помещение элементарным банковским требованиям безопасности или это просто «дверь в подъезд, в которой вырезали окошечко и меняют валюту».

По его словам, нелегальные обменные пункты более привлекательны для клиента, поскольку они нередко злоупотребляют тем, что не берут 2% налога на обмене валюты и не отправляют их в Пенсионный фонд. В результате человек, который совершает обменную операцию, не несет дополнительных расходов.

«Допустим, перед вами два обменника – один легальный, второй нелегальный. Конечно, вы пойдете туда, где у вас будут меньше расходы. Потому необходимо создавать условия, при которых не будет этого искажения. Тогда не нужно будет гоняться за «левыми» обменными пунктами, которые ради того, чтобы человек сэкономил эти 2%, открываются, работают 2-3 дня, зарабатывают какую-то небольшую сумму денег, потом закрываются и идут «работать»в другом районе», — объясняет банкир.