Отец активистки Екатерины Гандзюк раскритиковал в пух и прах приговор суда касательно виновных в убийстве его дочери.

Об этом Виктор Гандзюк написал на своей странице в Facebook.

«Больно, противно, стыдно перед светлой памятью Кати. Стыдно за государство», – написал он, комментируя приговор в виде от 3 до 6 лет заключения за убийство с особой жесткостью, с нанесением особых мучений и совершенное группой лиц по предварительной договоренности за деньги.

Виктор пишет, что не смог себя заставить поехать на оглашение приговора, но побывал на предыдущем заседании и кое-что отметил для себя.

«Не так я представлял судебное заседание над убийцами Кати. Провинциальный городок. Небольшой зал районного суда. Невероятная липкая духота. Спектакль. Распределены роли. Известен финал. Всем все «пофиг». Лишь бы все быстрее закончилось. Периодически осматриваю зал. Вялые прокуроры. Равнодушные адвокаты убийц. В клетке двое. Наглый грабчук, сытый, веселый, активный. Взглянув на него, сразу узнаю его. Это он стоял за несколько дней до нападения у нашего подъезда с пакетом, это из него мы рисовали фоторобот. Тогда борода и натянутая на глаза кепка его состарили. И он меня узнает. Все время старается заглянуть мне в глаза с наглой насмешливой улыбкой, типа - старый дурак, обманул я тебя и тогда и теперь», – описывает впечатления Виктор Гандзюк.

По его мнению, организатор убийства Сергей Торбин давал показания, будто делая всем одолжение, периодически хамил судье, а все вокруг только его и успокаивали. 

«Торбин и грабчук в клетке периодически разговаривают и смеются, демонстративно едят шоколад, пьют коку. На скамье в зале трое - васянович, горбунов, вишневский. Внешне спокойные, веселые. Когда прохожу мимо подобострастно с насмешкой пропускают, подгибая ноги. На вопросы отвечают заученно коротко. У Васяновича хороший протез, почти не заметно (Пик цинизма: деньги на протез собирали всем Херсоном, Катя была одним из организаторов сбора. На нем он и пошел убивать Катю). Горбунов претенциозно заявляет, что у него четырехмесячный ребенок. Васянович - что инвалид. Единственный, по-моему, искренний Вишневский, но то у меня видимо начало стокгольмского синдрома, от долгого пребывания рядом», – пишет отец активистки.

Он рассказал, что прокуроры и судьи, «введенные в заблуждение», «многословно и с неким азартом хвалят убийц – «герои, воевали, награждены орденами и медалями, воспитывают детей, ухаживают за родителями, все имеют хорошие характеристики (Может от Мангера?), ранее не судимы, помогают следствию, а главное - РАСКАЯЛИСЬ!».

«А то что убили - не страшно, они же не хотели, так получилось. Зачитывают протоколы... Сначала собирались ПЕРЕЛОМАТЬ КОСТИ РУК И НОГ (Интересно чем, ломом? Катя умерла бы от шока). Потом решили облить кислотой, так быстрее, только поменяли бутылку на банку, там широкое горло, чтобы вылить всю сразу. Знаю, после нападения грабчук хвастался, что вылил всю и очень точно на голову - волосы и одежда слезали прямо с подтеками кислоты у него на глазах», – пишет Виктор Гандзюк.

Он отметил, что о его дочери не вспоминали, как о личности – «какой была, чем жила, чего добилась за своих коротких тридцать три». «Говорили, как о предмете, который облили, типа столба или какого-то ящика. Будто Кати и не было никогда. Будто не человек. Да и меня никто не спросил, как мне, да и никто не сказал, что я отец. Я просто «потерпевший», – возмутился отец активистки.

«Несколько лет быстро пройдут. Пятеро убийц, пять хищных тварей, которые почти безнаказанно попробовали вкус человеческой крови и почувствовали азарт от убийства, выйдут на свободу, будут жить среди людей», – сокрушается Виктор Гандзюк.

Напомним,  Екатерина Гандзюк умерла в возрасте 33 лет. На управляющую делами исполнительного комитета Херсонского городского совета было довершено нападение. Мужчина плеснул кислотой в лицо Екатерины и скрылся с места преступления.

Как сообщал Хайзер,  смерть активистки и политического деятеля Екатерины Гандзюк вызвала бурную реакцию не только друзей и сочувствующих в социальных сетях, но и политических деятелей Украины и Европы.