Живем в век незаурядных событий в православном мире.

Противоречия между Русской Православной Церковью (РПЦ) и Вселенским патриархатом вошли в стадию почти открытого конфликта.

Вокруг РПЦ формируется свой круг церквей-сателлитов, для которых кремлевские интриги ценнее вековые традиции Православной церкви.

Москва рассчитывает на собственный неофициальный статус самой многочисленной патриархии, но нюанс в том, что без Украины она таковой не является.

И хотя «украинский вопрос» изначально не было в повестке дня Собора, он постепенно становится едва ли не самой актуальной темой современного православия, а политический контекст для признания Украинской Церкви стремительно меняется и является более благоприятным как никогда раньше.

Стратегия и тактика РПЦ вполне понятны и испытаны еще в ходе Минского процесса — создавать неопределенность и «тянуть одеяло на себя», показательно призвать всех к диалогу и одновременно нарушать устоявшиеся формальные и неформальные нормы, затягивать время.

Читайте также: Почему ЕС затягивает с отменой виз для украинцев

Но похоже на то, что Вселенский Патриарх Варфоломей совсем не похож на колеблющихся европейских политиков. Для него престиж Константинопольского престола является безусловным и таким, который не обменивается на материальные преференции.

Главные выводы, которые должны сделать из складывающейся ситуации:

— Константинополь начинает «реанимироваться» в качестве центра Вселенского православия и нарушать давно назревшие вопросы религиозного повестки дня;

— Назревает конфликт между материнской церковью в лице Константинополя и РПЦ, которая, несмотря на каноны и традиции, стремится к доминации в православно-церковном мире;

— Вокруг РПЦ формируется свой круг церквей-сателлитов, среди которых — традиционные партнеры-симпатизанты России и вполне вероятно — некоторые церкви из постсоветских стран;

— В православном мире определяются два полюса: традиционно классически каноническое православие (Константинополь, Александрия, Иерусалим) и «политическое православие» (Москва и Ко). В свою очередь, это может вылиться в возникновение более существенных гуманитарно-цивилизационных различий и дистанций;

— Открывается доселе невиданное «окно возможностей» для, наконец, признание Украинской церкви (существует сразу несколько форматов и возможных формулировок)

Обнадеживает во всей этой ситуации: во-первых, фигура и собственное чувство миссии Вселенского Патриарха Варфоломея; во-вторых, мудрость и авторитет Патриарха Филарета, ну и наконец то, что Москва все больше дрейфует от так называемого «Третьего Рима» до «христианского ДНРа».

Читайте также: Порошенко и Олланд готовят жесткие санкции против РФ

Новые цены на трехкомнатные квартиры в Киеве