Известный украинский журналист и политический обозреватель Виталий Портников рассказал, для чего нужны квоты на украинскую музыку.

Квотирование украинского эфира — это оружие против циничной внутренней информационной войны, в которой ползучая русификация все еще остается важной частью поглощения Украины

Когда 2 августа 1944 года, в день знаменитого Илинденского восстания, была провозглашена Демократическая Македония в составе Югославии — будущая независимая Республика Македония — никакого литературного македонского языка просто не существовало.

На территории будущей республики говорили на славянских диалектах, но официальным языком на тот момент был болгарский, а до этого — греческий, турецкий, сербский. Что произошло за последующие несколько десятилетий — помимо кодификации македонского языка?

На этом новом литературном языке не просто заговорили люди. На нем стало работать радио и телевидение Македонии. На нем стали выходить газеты. На нем стали петь песни. На нем стали сниматься фильмы. Он стал языком межнационального общения — и теперь этнические македонцы стали общаться с этническими албанцами именно на македонском, а не на сербском языке.

Конечно, я бы погрешил против истины, если бы сказал, что македонцы забыли сербский или не понимают болгарский. Смешно! Ведь пять десятилетий главным языком государства, в котором развивался македонский язык, был сербскохорватский — и львиная доля медиа-продукции, песен, фильмов была именно на нем.

Да, македонцы в один момент могут перейти на один из весьма близких македонскому языков. Конечно, я не буду утверждать, что в эфире македонских радиостанций и сейчас не звучат песни сербских исполнителей. Звучат. Ещё как звучат. В Македонии никто не обращает на это никакого внимания, потому что львиная доля эфира все равно принадлежит родной музыке.

Македонские исполнители не занимают призовых мест на «Евровидении», но каждый, кто попадает на фестиваль, становится настоящим героем македонской молодежи. Ни одному ведущему новостей или разговорных программ ни на одной из радиостанций и ни на одном телевизионном телеканале Македонии не придёт в голову вести свой эфир на сербском. Македонцев в мире полтора миллиона.

Украинцев — 45 миллионов. Язык, на котором говорят в нашей стране, используется в литературной и деловой форме уже многие столетия.

И вот 16 июня 2016 года мы ликуем, потому что наш парламент наконец-то установил квотирование эфира — «каждая третья песня будет украинской»! Каждая третья…

Я, конечно же, тоже считаю это огромным достижением — потому что оно является единственной альтернативой лживым отговоркам, этим постоянным объяснениям «не слушают», не «дают рекламы», «не понимают», единственным оружием против циничной внутренней информационной войны против нашей страны, в которой ползучая русификация — ну так же проще, понятнее, лучше — все ещё остаётся важной частью поглощения Украины.

Но когда я вспоминаю о маленькой Македонии, чувство стыда и отчаяния охватывает меня.

Читайте также:

Почему Гонтарева ликвидирует мелкие украинские банки

Удержит ли Путин власть — британский эксперт

Источник: ru.espreso.tv