Демобилизованным воинам АТО непросто найти работу

Бывший боец ​​24-й механизированной бригады, 34-летний львовянин Иван Заставный прослужил в Донецкой области год. Месяц из него провел в плену боевиков на Луганщине. Затем были месяцы лечения и реабилитации, и почти год человек ожидал статус участника боевых действий.

Сейчас ветеран конфликта на Востоке Украины является одним из восьми ребят, которые работают в реабилитационно-производственном центре «Патриот». Ребята самостоятельно нарезают и фасуют туалетную бумагу, а еще собственноручно изготавливают свечи из натурального пчелиного воска, которые в основном продают украинской диаспоре за рубежом. «То, что я делаю, пока меня устраивает, — говорит Заставный. — На зарплату не жалуюсь, еще бы сбыт немного расширить, а так — неплохо. У большинства моих собратьев и того нет. Одни пьют беспробудно, живут на пособие по-безработице, другие — не могут устроиться».

Ветеран признается, что о работе думал не сразу, потому что психологически период после возвращения является сверхтяжелым. «Уже после лечения друзья мне сказали, что есть волонтеры, которые помогают найти работу. Так я оказался здесь», — рассказывает свою историю Заставный.

Читайте также: Туристический бизнес в Украине несёт серьёзные убытки

Работу найти нелегко

В реабилитационном центре ветераны работают посменно, рассказывает его руководитель-волонтер Руслан Швагуляк, проводя обзорную экскурсию по производству. «Здесь станки, здесь импровизированная кухня, здесь комната для тех, кому некуда деваться, потому что жена бросила, и такие есть. А тут мастерская свечей. Ребята собственноручно ваяют свечи из натурального пчелиного воска и меда», — говорит Швагуляк.

С работой для демобилизованных очень сложно, добавляет активист. «Ко мне ежедневно названивают бойцы, ищущие работу, но за последний год удалось трудоустроить не более сорока человек. Половину из них один предприниматель взял на пилораму, другие пошли на строительство, но не все могут физически работать после пережитого», — объясняет Швагуляк.

Бойцы в основном готовы к любой работе, говорит волонтер, но работодатели неохотно берут бывших участников боевых действий. «Кто-то боится, что ребята поработают и пойдут снова на фронт, кто-то отказывается, мотивируя нестабильным психическим состоянием бойцов. Объявления пишут: «возьмем на работу», но это все слова, реальность совсем другая», — возмущается Швагуляк.

Активист говорит, что имеет возможность трудоустроить около полусотни ветеранов и готов это сделать, создав аграрно-фермерское хозяйство, но никакого содействия со стороны властей нет. «Нам ничего не надо, только несколько гектаров земли в аренду. У нас налажены прекрасные волонтерские связи с диаспорой, спонсоры, которые готовы помочь с оборудованием, теплицами и другим. Но все только на словах помогают, а как доходит до дела — земли нет», — говорит Швагуляк.

Читайте также: Женщины не смогут выйти на пенсию в 55 лет

Ветераны живут на пособие по безработице

С трудоустройством ветеранов все действительно не просто, отмечает директор Львовского областного центра занятости Василий Барилюк. С 2015 и по состоянию на 20 апреля 2016 в центры занятости на Львовщине обратились 1784 бывших участников боевых действий. Из них трудоустроено около 300 человек (17%), еще около 200 — проходят курсы переквалификации. 106 человек при содействии центра занятости начали собственный бизнес.

Большая проблема — это маленькая зарплата, которую предлагают работодатели. Размер пособия по безработице для ветеранов в среднем составляет 3500-3600 гривен, тогда как неквалифицированным рабочим предлагают зарплату 1800 гривен, приводит пример Барылюк. «Поэтому ребята довольно долго находятся на учете, а когда размер выплат пропорционально уменьшается, мы их трудоустраиваем. За это время ветераны могут повышать свою квалификацию, проходят тренинги, реабилитационные курсы», — объясняет руководитель центра занятости.

Особенно активно трудоустраивают бывших участников боевых действий иностранные инвесторы, которые имеют производство на Львовщине. Барылюк приводит примеры японской компании Fujikura и украинского-германского предприятия Bader Ukraine. Худшая же ситуация сложилась с выплатами на начало собственного бизнеса. Со второго квартала этого года денег на это нет. Средств не хватает даже на ежемесячные выплаты по безработице, говорит руководитель центра занятости добавляет Барылюк.

С работодателями надо работать

Чтобы улучшить ситуацию с трудоустройством ветеранов, надо работать с работодателями, убеждена координатор проекта «Воину-достойный труд» общественной организации «Центр занятости свободных людей» Оксана Воропай. У каждого работодателя свои опасения, говорит она. Одной из причин отказов является неустойчивое психологическое состояние ветеранов. «Есть работодатели, которые категорически против трудоустройства участников боевых действий. Но для тех, кто все-таки берет ветеранов, мы устраиваем тренинги по особенностям адаптации в коллективе. Мы убеждаем наших партнеров, что рабочий-ветеран — это человек, который является четким исполнителем поставленных задач» , — объясняет Воропай.

Из-за сложной экономической ситуации и огромной конкуренции на рынке труда найти работу для демобилизованного нелегко, соглашается координатор. «К нам приходят и такие ветераны, которые никогда не работали. Мы ищем вакансии, мы помогаем составлять резюме, готовим к собеседованию. Предоставляем разностороннюю помощь участникам боевых действий и их семьям», — говорит Воропай. Из-за переоценки жизненных ценностей ребята, которые обращаются за помощью, в основном стремятся изменить свою профессию, стать более востребованными людям. Поэтому популярными среди бывших воинов есть такие профессии, как психолог, реабилитолог, юрист и даже массажист.

Читайте также: Командующий Черноморским Флотом РФ — объявлен в розыск

Источник: www.dw.com