Каракас – самый опасный город в мире

В январе нынешнего года мексиканская неправительственная организация «Совет граждан по вопросам государственной безопасности и криминального правосудия» (Citizens’ Council for Public Security and Criminal Justice) обнародовала новый рейтинг самых опасных городов. В нем города со всего мира с населением более 300 тыс. человек расположены согласно количеству совершенных убийств.

Венесуэльский Каракас занял первую строчку, сместив на вторую позицию город Сан-Педро-Сула в Гондурасе.

Каракас в последние годы всегда находился неподалеку от первого места. С 2008 года он стабильно входит в ТОП-10. В 2012 году он занял 3 место с показателем 118,89 убийств на 100 тыс. жителей. В 2013 и 2014 годах он располагался на второй строчке с показателями 134,36 и 115,98 убийств на 100 тыс. человек соответственно.

Столица и самый большой город Венесуэлы в 2015 году получила рейтинг 119,87 убийств на 100 тис. жителей. Хотя точное количество жертв является спорным, точно известно, что рост насилия на улицах связан со сложным социальным, экономическим и политическим положением страны.

Уровень преступности в Венесуэле вырос в 1990-х годах под действием нескольких факторов.

По словам профессора Университета Нью-Йорка Алехандро Веласко, к ним принадлежат полное бездействие судебной системы, которая позволяет все, фактическая безнаказанность для определенных влиятельных криминальных группировок и, как результат, «искривление закона, который работает выборочно.

Веласко описывает борьбу с преступностью правительства Уго Чавеса в период с 1999 по 2013 год как «шизофриническую». Он подчеркивает, что проблема связана с политическими факторами, из-за которых законность в стране функционировала не так, как нужно. Это позволяло определенным людям совершать преступления и дальше.

Также Веласко упоминает о влиянии на развитие преступности в Венесуэле затяжного социального конфликта в Колумбии и связанной с ним активности наркокартелей.

«Когда война наркоторговцев в Колумбии начала затихать, некоторые группировки переместились в Венесуэлу, где их привлекли политические коллизии и атмосфера безнаказанности. Криминальные элементы получили здесь отличные условия как в плане процветания коррупции в вооруженных силах страны, так и в социальном разрезе, ведь в Венесуэле легко получить доступ к оружию и другим опасным вещам», – говорит Веласко.

Президент Мадуро обвиняет в текущем кризисе Колумбию и колумбийцев на территории Венесуэлы. Причинами экономической нестабильности он называет массовую контрабанду и насилие со стороны колумбийских преступных группировок. На протяжении последних лет правительство Венесуэлы закрывало границы с Колумбией, применяло вооруженные силы в своих регионах и депортировало тысячи колумбийцев, часть из которых были беженцами и жили в Венесуэле нелегально.

[pullquote]Правительство Венесуэлы на протяжении нескольких лет скрывало официальную статистику преступлений. Реальный уровень преступности в стране вызывает большие сомнения.[/pullquote]

«Когда речь идет о статистике преступлений в Венесуэле, то, как и почти все здесь, это является очень политизированным вопросом», – говорит Веласко.

Одну из самых достоверных оценок количества убийств в Венесуэле дает Венесуэльская обсерватория преступности (Venezuelan Violence Observatory), которая измеряет уровень преступности на основании прогнозов, базирующихся на тенденциях прошлых лет. Даже сама организация признает, что у нее нет надежных данных с тех пор, как правительство перестало публиковать статистику.

Совет граждан измеряет уровень криминальной преступности на основании количества тел, зарегистрированных в главном морге Каракаса Бельо Монте. Хотя в Совете граждан признают, что их методология не дает абсолютно точных результатов, такой способ измерения покрывает примерно 80% смертности вследствие убийств.

Веласко отмечает, что подсчет трупов в морге вызывает вопросы. «Как по мне, количество убийств остается очень запутанной цифрой… Назовите то число или это, все равно будет неопределенность, не позволяющая сделать официальное заявление».

Хотя по поводу количества преступлений ходят споры, сам факт бушующей преступности не отрицает никто.

[pullquote]«Я думаю, можно уверенно заявить, что Каракас, невзирая на количество преступлений, рейтинги и все остальные факторы, принадлежит к самым опасным городам в мире», – убежден Веласко.[/pullquote]

Почти все жители Каракаса ощутили на себе последствия насилия в городе, а главный удар пришелся на конкретные районы.

Согласно данным Совета граждан, на район Метрополитен в 2015 году приходилось 3 946 убийств, при этом всего в Каракасе живет 3,3 млн людей.

Веласко отмечает, что «преступления чаще всего направлены на самых бедных жителей города. Проблема в том, что в Каракасе, как и во многих других городах Латинской Америки, бедность и богатство существуют вместе. И, конечно же, насилие в первую очередь касается молодых людей».

В отчете ЮНИСЕФ за 2014 год говорится, что убийства – главная причина смерти подростков в Венесуэле.

Для возрастной категории от 10 до 19 лет уровень смертности составляет 39 человек на 100 тыс. жителей. Для мужчин этого возраста данный показатель составляет 74 человека на 100 тыс. жителей, в то время как для женщин – 3 человека на 100 тыс. жителей.

Совет граждан учитывает только убийства, но преступная активность в Каракасе не ограничивается этой сферой, что, в свою очередь, влияет на количество смертей.

«Обратите внимание, что, например, некоторые квартирные кражи заканчиваются убийством, – говорит Веласко. – Преступники сначала не планируют убийства, но потом кража с той или иной причины завершается таким исходом».

Рост количества ограблений квартир связан с тем, что люди пытаются спрятаться у себя дома, поэтому преступникам приходится придумывать новые способы для своей деятельности.

Гангстеры контролируют бедные районы, там можно свободно купить оружие. Судебная система и полиция часто закрывают глаза на происходящее, поэтому в Каракасе царит отсутствие правосудия и чувство безнаказанности.

В декабре 2011 года  политолог Дороти Кроник, живущая в Венесуэле написала:

«Тысячи умирают в результате разборок бандитов. Мелкие воры часто совершают убийства.

Убийства вследствие уличных преступлений – обычное явление. Из-за этого неправительственная организация Венесуэльская обсерватория преступности даже запустила социальную кампанию под слоганом «Цените жизнь».

Мариана Каприле, которая руководила инициативой «Цените жизнь», сказала Кроник, что желала «убедить молодых людей не убивать без причины. Если вы грабите магазин, нет смысла убивать водителя».

Все в мире говорят о кризисе венесуэльской экономики. Но намного меньше СМИ пишут, что это ведет к росту уровня преступности в Каракасе.

[pullquote]Инфляция и дефицит делают некоторые товары недоступными для потребителей. Когда необходимые товары появляются, их продают по завышенным ценам в условиях небывалого ажиотажа.[/pullquote]

«Большинству людей приходится выходить на улицы рано утром или поздно вечером, чтобы успеть купить дефицитные товары, – говорит Веласко. –  Они часами стоят в очередях, что делает их мишенью для преступников, особенно учитывая значительные суммы наличных средств в их карманах».

Очереди стали такой большой проблемой, что люди начали зарабатывать на том, что стоят в них для других.

«Это скучный, но достаточно хороший способ заработать на жизнь», – говорит 23-летний Луис. Как и другие покупатели вокруг него, из-за инфляции и постоянно растущих цен, Луис вынужден носить с собой большие суммы наличных средств.

Сочетание экономических бедствий и безнаказанность влияют на повседневную жизнь жителей Каракаса в разных аспектах.

«Это полностью меняет схемы поведения», – отмечает Веласко. Он упоминает местный танец чанга туки, популярный среди жителей бедных районов Каракаса вроде Петаре.

«Это стало свидетельствовать о социальном статусе людей. Поэтому они вынуждены проводить танцевальные вечеринки вдень, ведь вечером атмосфера становится опасной, тем более в бедных районах. Все подобные развлечение приходятся на середину дня. Таким образом, это меняет социальные параметры для подростков, которые являются главной целью для преступников.

[pullquote]Среди богатых жителей Каракаса безнаказанность вошла в привычку.[/pullquote]

«Люди не гуляют на улицах так много, как раньше, – считает Веласко. – Но если состоятельные жители захотят прогуляться ночью, то они возьмут с собой охранников, что только увеличивает количество оружия на улицах».

Наем личных охранников вместе с недоверием к правоохранительным органам и судебной системе сделал невозможной защиту со стороны государства для обычных людей. Совет по делам полушария (Council on Hemispheric Affairs) назвал эту ситуацию «ловушкой преступности».

Опасность способствовала процветанию частных охранных фирм. «Все началось в 2003 году, – говорит один из менеджеров охранной фирмы Blindcorp из Каракаса. – И с тех пор ситуация становится для нас только лучше». Доля компании на рынке профильных услуг в 2012 году составила 30%.

[pullquote]Как и представители низших социальных слоев, богатые жители Каракаса тоже изменили свои социальные и потребительские привычки. [/pullquote]

«Вместо того, чтобы заказывать столики на вечер, богатые люди нанимают личных шеф-поваров. Они устраивают домашние вечеринки, на которых им готовят еду ресторанного качества, – говорит Веласко. – Речь идет не о качестве обслуживания. Это просто желание ощутить атмосферу ресторана, не выходя из дома. Одна из причин такого поведения – дефицит продуктов и их чрезмерная стоимость. Вторая – страх выходить на улицу».

Шеф-повара и владельцы ресторанов жалуются, что их дело перестало приносить прибыль, когда государство начало устанавливать ограничения на рост цен, невзирая на катастрофическую инфляцию. В этих условиях взятки остаются единственным способом получить необходимые разрешения.

«Венесуэла становится одним из самых проблемных мест для рестораторов», – говорит 21-летний владелец нелегального кафе. Высокие цены сделали маленькие рестораны любимым местом венесуэльской элиты.

Опасность и нестабильность повлияли на венесуэльскую молодежь. Ввиду длительного кризиса многие молодые люди решились на трудовую миграцию.

«Я не могла растить там детей. Дела Венесуэлы были плохими, а жизнь там становилась только хуже, – говорит 26-летняя Вероника Лениз, которая переехала из Венесуэлы в Майами после того, как забеременела.  – Разница в проживании тут и там колоссальная. Я скучаю по Венесуэле, но никогда не вернусь».

В Школе химии Каракаса 63% инструкторов получают меньше минимальной зарплаты. Студенты-стоматологи вынуждены искать подработки, чтобы купить себе вату и перчатки.

В стране начался отток кадров из энергетического сектора, связанный с тем, что в нем наметились большие проблемы после падения цен на нефть. В Венесуэле на нефть приходится 95% от экспортных доходов. «Венесуэла стоит на пути тотального крушения», – говорит социолог Иван де ла Вега.

[pullquote]Венесуэльское правительство реагирует на рост преступности только тем, что умножает количество преступлений.[/pullquote]

После неудачной попытки провести полицейскую реформу около десяти лет назад, правительство Венесуэлы вернулось к политике «железного кулака». Через несколько месяцев после того, как Мадуро был избран президентом в 2013 году, он распорядился, чтобы отряды национальной полиции вели борьбу против преступности.

И хотя политика «железного кулака» приобрела популярность, представители вооруженных сил на улицах откровенно нарушали человеческие права граждан. Например, в августе 2013 года венесуэльская газета El Universal писала о том, что жителей страны терроризировали «хорошо вооруженные, но плохо тренированные военные», заблокировавшие дорогу.

«Когда армия призвана обеспечить безопасность жителей, она практически руководствуется законами военного времени, – объясняет Веласко. – Полномочия военных настолько неограниченны, что это приводит к существенному росту уровня смертности».

Неэффективная борьба с преступностью в Каракасе породила своеобразный порочный круг преступности и безнаказанности.

Совет по делам полушария в 2012 году отметил в своем отчете: «Когда совершаются преступления, слабо вооруженные представители правоохранительных органов пытаются ответить, что ведет к увеличению количества противостояний. Временами правительство теряет контроль и преступники не несут ответственности за свои действия».

Криминальные группировки, которые могут действовать относительно безнаказанно, также способны атаковать полицейских. По состоянию на октябрь 2015 года на улицах Каракаса за один год погибло 112 полицейских. Многие из них умерли после нападения с целью украсть их оружие.

Страх так подействовал на полицейских, что они делают только необходимый минимум своей работы в плане борьбы с преступностью.

[pullquote]Попытки одолеть преступность в Каракасе и реформировать ослабшую систему правопорядка провалились из-за политического кризиса.[/pullquote]

По словам Веласко, одна из главных причин, почему Каракас стал таким преступным городом, заключается в административном беспорядке.

Веласко говорит: «Кроме экономического кризиса, кроме кризиса безнаказанности, кроме растущего уровня социального неравенства и бедности, существует еще кризис администрирования. В некоторых городах руководят пять разных мэров, главный мэр и самый главный мэр. Все они представляют различные политические интересы, и каждый из них контролирует свою собственную полицию. Так возникают вопросы касательно законности и масса других проблем».

Бездействие правительства относительно преступности и насилия нанесло по нему политический удар, особенно среди групп, которые традиционно поддерживали Социалистическую партию Чавеса.

Репрессивная реакция правительства на преступления, в частности в Каракасе, также выходит за рамки традиционных методов правления.

« В 2015 году стало понятно, что вооруженные офицеры, призванные бороться с преступностью, начали терроризировать простых граждан. А ведь именно такие люди были оплотом режима Чавеса, – говорит Веласко. – Неудивительно, что многие венесуэльцы на последних выборах проголосовали против чавизма. И это связано не только с растущим количеством проблем».

Рядовые жители Венесуэлы смотрят на ситуацию так: «Когда Чавес был жив, он не использовал вооруженные силы для атак на нас. Теперь же люди, призванные защищать и бороться с преступниками, на самом деле нападают на нас».

На декабрьских парламентских выборах многие бывшие сторонники правительства проголосовали против него. Оппозиция получила большинство в Национальной Ассамблее Венесуэлы.

Получив власть, оппозиция бросила вызов правительству и начала борьбу за политическое влияние. Эта борьба может в очередной раз затмить необходимую реформу системы правосудия.

«Все полностью поглощены большой политической борьбой», – резюмирует Веласко.

Читайте также: Богатые тоже плачут: история экономического фиаско Венесуэлы