Необыкновенная архитектура Захи Хадид

Её проекты выбиваются из истории архитектуры: они привязаны к истории модернистского и современного искусства, но в тоже время делают вид, будто никакой истории искусства и не существовало.  31 марта 2016 года мир попрощался с Захой Хадид. Но ее талант остался в памяти каждого.

Учеба и работа у Рема Колхаса

Заха Хадид родилась в Багдаде в богатой семье, училась в Американском университете в Бейруте, а затем отправилась изучать архитектуру в Лондон, где и встретила известного голландского архитектора и теоретика архитектуры Рема Колхаса. Она проработала в его бюро OMA в Роттердаме с 1977 по 1980 год, после вернулась в Лондон, где начала независимую практику. Междисциплинарный подход OMA явно повлиял на Хадид, которая внедряла в свои работы понятия из изобразительного искусства и естественных наук. Для Хадид также было важным постоянное теоретизирование, которым занимались в бюро Колхаса.

Архитектурная графика

Имя Захи Хадид  стало известно в архитектурных кругах задолго до осуществления первого проекта. В начале 1980-х годов она выиграла конкурс на проект застройки пика Виктория в Гонконге. В большей части это произошло благодаря графической работе Хадид. Ее рисунки передавали концепцию архитектурного проекта, а так же могли работать, как вполне самостоятельные произведения изобразительного искусства.

Непризнаные работы

В списке проектов Захи Хадид, первое, что бросается в глаза — это большое количество неосуществлённых проектов в 1980-е годы. При этом проектов, оставшихся в виде визуализаций и чертежей, много — для разных городов и разных масштабов. Проекты Хадид выигрывали международные конкурсы, но оставались только чертежами, потому что были слишком сложными технологически и контекстуально. И только  в 1986 году в Берлине начали строить первое здание по проекту Хадид. В этой работе ей помогли немецкие феминистки, которые боролись за увеличение количества женщин в современной архитектуре Германии. Завершили строительство жилого дома IBА Берлине в 1993 году.

Хадид как художник

Весь подход Хадид к архитектуре и дизайну можно назвать художественным. Она не признана и за модернистский функционализм, и за постмодернистскую иронию. Её проекты часто кажутся чем то необычным, как будто они появилось из какого-то параллельного мира со своей особой историей искусства. Для Хадид ее собственная фантазия важнее всего, но часто это становилось причиной критики ее работ.

[related_posts id=»42171″]

Именно через это, проект музея современного искусства MAXXI в Риме посчитали совершенно непригодным для экспонирования живописи и объектов. Так что во многом он стал памятником самому себе, а его архитектуру помнят лучше, чем его коллекцию. Дизайн-объекты ее работ — от мебели до мелких деталей — выглядят как уменьшенные копии её зданий. И не так важно, удобно ли ими пользоваться.

Роль Казимира Малевича в работах архитектора

Очень часто Хадид  говорила, что особое влияние на её творчество, как художницы, и как архитектора оказал русский авангард в лице Казимира Малевича. Даже школьную дипломную работу Заха Хадид посвятила его работам. Хадид в прямом смысле продолжала традицию внедрения супрематических форм в архитектуру, а в ее названиях присутствует слово «тектоника», важное для конструктивистов. Связь Хадид с утраченными в России идеями авангарда очень очевидна в сравнении некоторых работ. Если поместить один из ее первых проектов, пожарную станцию Vitra, рядом с клубом Русакова Константина Мельникова будут видны некие сходства.

 Женщина — звёздный архитектор

 Хадид можно назвать единственной женщиной — звёздным архитектором. Она является первой женщиной — лауреатом Притцкеровской премии. Хадид могла бы быть особым примером наследования для многих женщин, которые хотят сделать карьеру в мире архитектуры, но ее жизнь как будто бы строилась по мужской модели. На первом этапе карьеры ее продвижению помогли феминистки. Хадид, в свою очередь, для движения за независимость и защиту прав женщин сделала не так много. А если просмотреть список сотрудников ее бюро, мужчин там значительно больше, чем женщин. Особенно на высших уровнях.

Параметризм и композитные пластики

Постепенно от ручного подхода бюро Захи Хадид перешло к параметрическому, то есть вычислительному, в рамках которого обрабатываются большие объёмы данных, на основе которых затем формируется структура здания настолько сложная, что она часто с трудом может быть воспринята человеческим мозгом. Этот подход и принес известность Хадид. К примеру Центр Гейдара Алиева в Баку. Особое вложение в воплощение этих работ принесло использования композитных пластиков, чьи свойства позволяют строить здания нестандартных форм.

Период скандалов

Последние годы жизни Хадид прошли в период скандалов, причиной которых стал конфликт со строительством спортивных объектов в Азии. Во время строительства её стадиона в Катаре погибли рабочие. СМИ, как полагается сразу обратили внимание на известного архитектора. За проверенными фактами стало известно, что дизайн здания сам по себе не был опасным для рабочих, а вся вина лежала на властях Катара и девелопере, которые не сочли за важное обеспечить необходимое соблюдения техники безопасности на объекте. Помимо этого, проект стадиона в Катаре критиковали за очень экстравагантную форму, многие сравнивали его с женским половым органом. Это сыграло на руку Хадид, несмотря на то, что она отрицала любое сходство: так в проекте стадиона иронично обыгрался исламский запрет на изображение человеческих лиц. Так же следующий скандал ождал Заху Хадид в Токио. Местные архитекторы ужаснулись её грандиозному проекту олимпийского стадиона за несколько миллиардов долларов. Его часто сравнивали с черепахой, которая хочет затянуть Японию на морское дно.

[related_posts id=»71335″]