«Омбудсмен Украины, помогите украинцам, как вы помогаете россиянам»: отчаянное письмо патриота из Луганска к украинским властям

Уважаемая госпожа омбудсмен, Людмила Денисова!

Обращаюсь к Вам не на своем родном языке, а на Вашем родном языке — по-русски, из уважения к Вам!

Я, как и все украинцы, с неподдельным интересом наблюдаю за Вашей заботой о судьбе гражданина Российской федерации Александра Костенко, отмотавшего срок в колонии Кирово-Чепецка Кировской области, в далеких северных краях. Отсидев от звонка до звонка Александр решил связать свою жизнь с Украиной.

Что же — его поздравил с этим выбором Президент Украины Петр Порошенко, наше государство сразу выделило россиянину жилье. А на триумфальной встрече Костенко с украинскими журналистами Вы лично заявили, что Ваша задача — “обеспечивать Александру право на жизнь!”

Я разделяю Ваши гуманные задачи и устремления, ведь россиянин тоже имеет право на жизнь (вспомним популярную песню Стинга времен нашей молодости (“I hope the Russians love their children too”).

Я также не требую выделить мне жилье взамен моей луганской квартиры, оставшейся на территории оккупированной пророссийскими сепаратистами.

Но все же.

Я, как и Александр Костенко, долгое время жил в Крыму, у меня там было все для счастливой жизни. В Крыму я находился в момент аннексии. В Луганск мне возвращаться не стоило: мои знакомые и товарищи побывали в плену сепаратистов. Да и что там вообще делать? Оставаться в Крыму и принимать российское гражданство я, в отличие от Александра Косенко, не захотел. Переехал жить в Киев.

И теперь мне хочется отстоять полагающееся мне по праву: паспорт гражданина Украины.

Ситуация такова: у меня был паспорт гражданина Украины ЕМ 222 756, полученный в Луганске 15 июля 1999 года. По достижении 45 лет, я, как законопослушный гражданин Украины, пришел в Шевченковский паспортный стол Киева с фотографическими карточками для вклеивания в документ. Мне в этой процедуре было отказано — по мнению паспортистки, документ за 20 лет истрепался и его следовало заменить на ID.

Я последовал всем требованиям, данным мне в паспортном столе: зарегистрировался по месту проживания, встал на учет как внутренне-перемещенное лицо, внес персональные данные в государственный реестр избирателей, заплатил за выдачу мне справки о расторжении брака и нового свидетельства о рождении.

Но поскольку очередь в Шевченковском ЗАГСе (просто на подачу документов) растянулась на два месяца, а в это время мне предложили работу с официальным трудоустройством, я решил воспользоваться “быстрыми” платными услугами государственного предприятия “Документ” Паспортний Сервіс Центр обслуговування громадян «Паспортний Сервіс» (Киев, пр. Победы, 3).

7 марта 2018 года я сдал все полагающиеся документы и тут начались неожиданности: мне предложили предъявить ВСЕ документы, удостоверяющие мою личность.

На сайте ГП “Документ” четко указан этот перечень документов:

Оформлення ID паспорта замість вклейки фото в паспорт громадянина України зразка 1994р при досягненні 25 та 45 років:
Перелік необхідних документів:
Паспорт громадянина України зразка 1994р;
Довідку про присвоєння РНОКПП(ІПН) або повідомлення про відмову від його прийняття;
Довідку про взяття на облік внутрішньо переміщеної особи (для внутрішньо переміщених осіб);

Поэтому новые требования показались странными.

Но я все же предъявил пропуск в Верховную Раду Украины, старый загранпаспорт, , редакционное удостоверение (просроченное). Больше у меня ничего не было.

Через пару недель из “Паспорта” позвонили и попросили принести водительские права. Я объяснил, что, не смотря на то, что я являюсь гражданином Украины, у меня нет водительских прав.

На этом переговоры закончились. Работу я потерял и на пару месяцев забыл о существовании “Документа”. Они также не тревожили. Вспомнил я о своей беспаспортности в начале июня: продал товар через “Новую почту”, мне пришло 12 000 гривен. Оказалось, что “довідка”, которую выдает “Документ” на время оформления нового паспорта, документом не является. Деньги зависли в “Новой почте», а я едва не лишился съемного жилья.

Пришел в “Документ”, где мне сообщили, что паспорт еще даже не послали на печать, поскольку я не прошел проверку в миграционном управлении. На вопрос: почему государственное предприятие, получившее деньги за не предоставленную услугу, не тревожится, что гражданин Украины четвертый месяц живет без паспорта, четкого ответа я не получил.

Зато мне предложили поехать в подразделением Государственной миграционной службы Украины, по адресу ул. Герцена, 9. Там я поговорил со специалистом Татьяной Захватовой. Она предложила мне (традиционно) показать водительские права, затем — хотя бы копии всех документов, которые можно достать. Главное — диплом об образовании.

Я нашел способ отправить человека по моему бывшему адресу в Луганске, он сфотографировал все документы, что нашел там. Я распечатал листов двадцать всяких документов: начиная от свидетельства о приписке к призывному участку, получения звания электрика 3-го разряда и еще советской трудовой книжки. Принес это все на Герцена. Специалист сообщила мне, что отправит в Министерство образования просьбу проверить мой диплом.

Прошло еще полтора месяца. Я дважды приходил в ГП “Документ” и выходил оттуда в неудовлетворенном расположении духа.

Наконец было еще два звонка (второй я записал на диктофон) и разговор о последней степени проверки. Нужно привести трех соседей из своего дома, чтобы они засвидетельствовали мою личность!

Госпожа омбудсмен, вы как защитник прав украинцев, оцените юмор ситуации! Я снимаю квартиру по адресу регистрации уже больше года. Но я не знаю и двух людей из моего дома. И они не знают меня. Знаю одного — соседа сверху Валеру, который залил мне потолки в ванной, зале и кухне. А больше никого не знаю. Так устроено общество, мы не ходим вместе на коммунистические субботники и не знаем, кто живет в двух шагах!

Я пытался это объяснить и на Герцена, 9 и в “Документе”, призывал их к логике, говорил, что в Киеве меня знает сотни людей.

Объяснял, что за 20 лет в журналистике, я два года работал на “Радио Свобода”, мои материалы не раз печатали ведущие украинские СМИ (“Украинская правда”, “Обозреватель”, “Левый берег”, “Телекритика”, “Деловая столица”, Online.ua), я участвовал в международных программах журналистских расследований, общался с государственными чиновниками высшего уровня и ведущими журналистами США и стран ЕС.

Я могу привести десятки публичных особ (нардепов, губернаторов, министров, топ-журналистов), которые подтвердят, кто я такой. Я могу привести сотню журналистов и правозащитников из Донбасса, которые знали меня много лет и также, как и я эмигрировали после начала войны.

Нет, госпожа омбудсмен! Миграционной службе нужно привести неизвестного мне соседа!

Затем требования претерпели трансформацию. Нужно привести двух родственников со степенью родства, подтвержденной документально — и соседа.

Госпожа омдусмен! Представьте, у человека, переехавшего в Киев может не быть в Киеве родственников! Такое случается. Я пытался объяснить это во время последнего разговора по телефону с сотрудницей “Документа”, рассказал, что у меня мама — инвалид 2й группы находится за 700 км от Киеве.

Девушка обрадовалась: хорошо — пусть мама приезжает! Увы, мама моя передвигается на костылях, а еще она недавно сломала руку в двух местах, поэтому ей будет сложно проехать пол-Украины, чтобы засвидетельствовать личность своего сына.

Итак, госпожа омбудсмен — я в безвыходном положении!

Я не могу устроится на официальную работу.

Я не могу устроится на «серую» работу: мне предложили работу парламентского корреспондента-фрилансера, но по моему пропуску в Верховную Раду невозможно пройти без паспорта.

Не имея официальной работы, я не могу получать социальную помощь для переселенцев.

Мою карточку заблокировал Приватбанк, чьим клиентом я был 15 лет, что причинило мне разрушающие жизнь неудобства.

Я лишен возможности получать медицинскую помощь (до переезда в Шевченковский район, я был приписан к поликлинике Деснянского района). А здоровье, учитывая ад, в котором я нахожусь уже полгода, оставляет желать лучшего.

Недавно закончился срок действия моего загранпаспорта, новый я не могу оформить — то есть я лишен возможности воспользоваться преимуществами безвиза, открывшего украинцам двери Евросоюза.

И — МНЕ ТАК И НЕ ОБЪЯСНИЛИ, ПОЧЕМУ Я ДОЛЖЕН ПРЕДОСТАВЛЯТЬ ДОКУМЕНТЫ, КОТОРЫХ НЕТ В ПЕРЕЧНЕ ДОКУМЕНТОВ, НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ПАСПОРТА!

Госпожа омбудсмен! Вы безусловно обладаете высокоразвитым чувством эмпатии, без которого невозможно быть главным представителем обездоленных людей Украины! Я не думаю, что мой случай — единичный. Представьте, в какую пучину ужаса погружаются при смене документов люди, чья единственная вина заключается в том, что они родились на территориях, оккупированных Российской федерацией!

Госпожа омбудсмен! Миллионы украинцев знают, какое участие вы приняли в судьбе российского гражданина Александра Костенко, они верят, что вы не останетесь глухой к бедам украинцев!

Ярослав ГРЕБЕНЮК, уроженец Луганска

Читайте далее: Украинская власть отказалась от своих граждан: пенсии в ОРДЛО — из-за чего переселенцев с Донбасса лишают социальных выплат и как можно решить сложившуюся ситуацию