«Мы 15 инженеров оптом взяли»: работорговля в СССР в 30-е годы — Одним ГУЛАГом совок не ограничивался:

Открыл для себя замечательную книгу «Записки вредителя», которую написал советский ученый Владимир Чернавин. В 1930 году его обвинили во «вредительстве» и отправили в лагеря, на Соловки, но через пару лет ему удалось бежать в Финляндию. На Западе Чернавин выпустил книгу своих воспоминаний, в которой помимо прочего рассказывалось о работорговле в СССР.

«Все мы стороной слыхали, что ГПУ торгует специалистами, что оно имело богатейший ассортимент инженеров всех специальностей, но в такую торговлю многие не верили. Управделу, коммунисту Л.Т. Богданову , правление предложило выяснить этот вопрос. Справка дала положительные результаты, и Богданов поехал в город Кемь, где находится управление знаменитого Соловецкого концентрационного лагеря , чтобы заключить сделку.

Правление треста поручило Богданову закупить целую партию. Через несколько дней он вернулся, с успехом выполнив поручение. Но кемские впечатления были слишком сильны и для коммуниста, он не мог удержаться и рассказывал о них даже беспартийным специалистам.

— Представьте себе, там (в управлении Соловецкого лагеря ) так и говорят: «продаем», «при оптовой покупке скидка», «первосортный товар», «за такого-то в Архангельске 800 рублей в месяц дают, а вы 600 предлагаете!

Товар-то какой. Курс в высшем учебном заведении читал, солидные печатные труды имеет, директором огромного завода был, в довоенное время одним из лучших инженеров считался, и десятилетник по статье 58 пар. 7 (т.е. сослан на каторгу на 10 лет за «вредительство»); значит, работать будет что надо, а вы 200 рублей жалеете?.

Я все-таки доторговался, они уступили, потому что мы 15 инженеров оптом взяли. Замечательный народ подобрал. Взгляните список: 1) К. — корабельный инженер, один из лучших в СССР, ученый паек получал по третьей категории; 2) Н. — инженер-электрик, был директором электропромышленности в Москве; 3) К. и Э. — архитекторы, проектировщики со стажем. И все как на подбор — за «вредительство», значит, работать будут на совесть.

— Какие же условия этой «покупки»? — спросил я, невольно понижая голос, до того это звучало чудовищно.

— Купленные находятся в полном нашем распоряжении, — отвечал уже освоившийся с этим управдел, — мы можем назначать их на любую работу и любую ответственную должность. За квалификацию, добросовестность и благонадежность ГПУ ручается и отвечает. Наблюдение за ними ведет местное ГПУ. В случае побега мы не отвечаем. Да ГПУ уверено, что они не сбегут, потому что у них у всех жены и дети, живут они в других городах и все равно что заложники»

Эх, какую страну просрали!

Денис Казанский

Читайте далее на hyser: «Детский концлагерь» или счастливые школьные годы, каждому свое: как в школах СССР ограничивали права и свободы детей и почему многие выпускники все равно любят советское образование