Пора избавляться от совкового школьного образования: какие в Украине есть альтернативные школы и как они могут улучшить ситуацию с образованием

В одной израильской школе ученики наказали её директора Яакова Гехта за нарушение школьных правил. Многие в детстве мечтали о такой возможности. Теперь Гехт, советник уже шести министров образования Израиля, возглавляет сеть израильских демократических школ и делится опытом с коллегами со всего мира.

В июле он, среди экспертов из полутора десятков других стран, приехал в Харьков на EdCamp Ukraine 2018, чтобы рассказать украинским учителям о том, как ученики могут обучать друг друга, учиться тому, что нравится, принимать участие в управлении школой.

На самом деле, в Украине методы демократической школы уже используются, как и многие другие педагогические ноу-хау. Украинское образование давно уже предлагает альтернативу тем, кому этого хочется. И у кого на это есть деньги.

Альтернативное образование в Украине можно получить только в частной школе. Цены стартуют от 6 000 грн в месяц. Но не каждая частная школа предлагает действительно альтернативное образование. «Таких школ очень мало, 1% или даже меньше, — считает директор DEC life school Светлана Булгакова. — Готовой модели, которую можно привезти откуда-то и «надеть», не существует.

Основатели нашей школы собирают разные методики по всему миру». С ней согласна и директор Papaya School Ирина Браницкая: «Я продолжаю изучать, какое есть прогрессивное образование в мире. Мы называем его альтернативным. Впрочем, оно везде альтернативное».

Дети устанавливают правила вместе со взрослыми

Среди примеров альтернативных систем называют «демократические школы» Яакова Гехта в Израиле, американскую Sudbury Valley School, британскую Summerhill School. Они отличаются в деталях, но построены на одних принципах: демократия, свобода, равенство. Дети не только решают, что и когда им учить, они принимают участие в управлении школой.

Например, установление общих правил поведения для учителей и учеников принято почти во всех альтернативных школах, в украинских в том числе. Личный пример «рецидивиста» Яакова Гехта иллюстрирует, как это работает:

«Было правило: самому делать копии на копировальной машине нельзя — нужно отдавать их охраннице, а она потом сделает. Меня два раза заставали за тем, что я делал копии сам, и два раза прощали. На третий раз мой проступок рассмотрел Комитет справедливости: на месяц мне, директору, запретили пользоваться школьным копиром. И если мне нужны были копии, я пешком 20 минут шёл в мэрию».

В демократических школах с вечной проблемой дисциплины поступают просто: «Учителя с учениками вместе решают, что хорошо, а что плохо, что можно, а что нельзя, — объясняет Гехт. — Это не противостояние учителей и детей, это решения, в принятие которых включены все».

«Мы ездили с учениками на две недели в демократическую школу в Польше. Даже самые маленькие дети там высказываются по разным вопросам, — рассказывает Браницкая. — Их слушали, даже если то, что они говорили, было очевидным. И они слушали других, более взрослых детей, и вместе принимали решения. В некоторых школах даже бюджет принимается совместно с детьми. Дети понимают, что могут влиять на решения.

Они переносят это в семью, на улицу, в будущую жизнь. Такие люди не ждут чего-то от правительства, районной администрации, они идут и говорят: нам не нравится, как работает этот педагог, давайте решим эту проблему. Или, например, этот предмет нам кажется лишним. Или мы хотим, чтобы у нас была астрономия, давайте подумаем, кого из учителей можно пригласить».

Не хочешь — не учи

Выбор учениками предметов — одна из важнейших особенностей альтернативных школ. И одна из самых дискутируемых.

В Украине это особенно сложно реализовать из-за государственных стандартов и ВНО. Во многих странах таких проблем нет.

Стандарты этого метода задала Summerhill School. Её в 1921 году основал Александр Нилл, чтобы реализовать на практике свои педагогические идеи. Он считал, что дети не обязаны посещать занятия. За почти 100 лет эти принципы не изменились, в его школе убеждают: «Свобода посещать или нет классные занятия — центральный элемент нашей философии. Дети могут играть, сколько угодно.

Мы уверены, это полезно для их физического и психического здоровья. Дети свободны использовать своё время, как угодно. Это позволяет им развиваться в присущем им темпе, получать удовольствие и достигать результатов, которых они хотят достичь».

За океаном, в американской Sudbury Valley School, заявляют, что есть два обязательных для детей элемента: быть на свежем воздухе и заниматься управлением школы. Все остальные предметы — по желанию. В Украине с этим большие сложности.

«Для меня эта система наиболее интересна, — признаётся Ирина Браницкая. — К сожалению, мы в Украине не можем её использовать, потому что дети всё равно должны сдавать все экзамены и контрольные». Но перспективы у этого метода всё-таки есть, уверена она: «Нам только кажется, что это бардак. Этой системе десятки лет, таких школ много по всему миру. Да, она не для всех.

Ведь не все могут сами себя организовать. Иногда ребёнок, попадая из обычной школы в такую, просто проваливается по каким-то предметам. Но потом всё выравнивается. Когда ребёнок понимает, что нет давления, никто ничего не требует, обстановка комфортная, — ему хочется учиться».

В DEC life school этот принцип используют лишь частично: есть блок «надо», и есть блок «хочу»: «Никто в Украине не готов к такому формату, — объясняет директор школы. — Нужна большая смелость родителей и педагогов решиться на такое. Но мы пытаемся найти баланс. В обычной школе всё надо — математика, английский, химия, всё. Что «хочу», никого не интересует. И поэтому дети сами не знают, чего они хотят».

Казалось бы, ближе всех к системе свободы выбора, по крайней мере, для учителя, подошла Финляндия. Но один из финнских экспертов на EdCamp Ukraine 2018 Эса Синивуори, представитель образовательной компании Lumo Education Ltd, считает, что ученикам по-прежнему нужно наставление в этом выборе: «Некоторые предметы должны быть обязательны, потому что они — важные инструменты во многих областях.

Родной язык, математика, иностранные языки. И не забываем об искусствах, ремёслах, творчестве. Если вы не развиваетесь в этой области, вы застрянете и в языках, и в математике. Я думаю, можно брать некоторые элементы из демократических школ и применять их в обычных школах. Истина, как всегда, где-то посередине».

Ты — мне, я — тебе

В демократических школах Израиля нет привычных нам классных комнат с тремя рядами парт и учительским столом. Стулья, столы, диваны, доски, экраны могут располагаться, как угодно. Ученики работают в группах, обучая друг друга. Учитель перестаёт быть лектором, а становится помощником.

Хадли ФергюсонФото: предоставлено EdCamp Ukraine Хадли Фергюсон
Подобная структура эффективна не только для детей. Движение EdCamp изначально предполагает горизонтальную передачу информации, в отличие от традиционной «лекционной», где знания передаются сверху вниз: «В США есть много конференций для учителей.

В большинстве случаев это просто комнаты с экспертами, которые изрекают учителям «мудрости» по анонсированным темам, — говорит соосновательница движения EdCamp, исполнительная директор EdCamp Foundation Хадли Фергюсон. — Мы же решили, что само сообщество учителей будет источником знаний для другого учителя.

Так получилось на самом первом EdCamp в Филадельфии. Мы просто перенесли способ общения в интернете в реальную жизнь. И оказалось, что это очень классный способ передачи знаний».

Такой метод тоже может вызывать сложности. Учительница грузинского колледжа «Black Sea» Влада Хименко пропагандирует теорию «перевёрнутого класса», где учитель записывает лекции на видео и выкладывает в интернете, а в школе ученики совместно обсуждают увиденное:

«Учитель был главным и стоял в центре, а тут в центре — ученик. Мне как педагогу было трудно это понять и привыкнуть. Сойти с пьедестала оказалось морально сложно. Возможно, авторитарный способ в немотивированном классе работает лучше. Но для учеников, которые умеют, привыкли и хотят учиться, это великолепная идея».

Читайте далее: Осень близко: за какие деньги купить ребенку школьную форму и набор всего необходимого для первоклассника