«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу»: Как и когда «кекс-андроиды» заменят реальные отношения и почему человечество может получить рост преступности на этой почве

Пока в Москве мужчины посещают «первый законный бордель» с резиновыми куклами, а журналисты даже пишут провокационные отчеты о тестировании этих «работниц», американец Мэтт МакМюллен разработал секс-роботов RealDollx.

Они могут поговорить о любви, показать свои прелести разного калибра. А главное — выглядят точь-в-точь как люди. Журналист Кристофер Троут пошел по стопам российских коллег и лично протестировал секс-роботов, чтобы понять, стоит ли человечеству их опасаться.

Источник перевел расследование Троута для Engadget и выяснил, каково общаться со всегда готовым и безотказным устройством.

Предупреждение: эта статья может содержать ссылки и описания или изображения половых актов. 18+.

Секс будущего в опасности

В тот день, когда я должен был появиться в ток-шоу Доктора Оза (протеже американской телеведущей Опры Уинфри — «Хайтек»), телеврач сделал среди гостей подборку жертв и злодеев:

и первый красавчик школы, подхвативший хламидии от девушки из Tinder, и 24-летняя женщина, раненая ножом 21 раз от рук своего онлайн жениха, и Дуглас Хайнс, мультипликатор, надевший белый халат, и необычный белый воротничок, которые объявили себя создателями первого секс-робота.

Я оказался, в общем-то, единственным в роли голоса разума на передаче с заголовком — «Рассвет секс-роботов: почему эксперты бьют тревогу?». Мои оппоненты — сексотерапевт и физиолог — прекрасно освоили искусство или науку подобных дебатов.

Что радует: их аргументы, по сути, две стороны одной медали: секс-роботы или могут навредить или бесспорно навредят человеческим отношениям, если не хуже.

Как и все телеврачи, они придерживаются достаточно сухой аргументации по затрагиваемой теме, без отсылок к реальному опыту. Но для меня неудивительно, что я единственный был в той комнате, кто воочию видел секс-робота.

После того, как врачи высказали свои опасения, Доктор Оз повернулся ко мне с нахмуренным лбом. Он хотел знать, могут ли люди иметь настоящие интимные отношения с роботами. Ответ прост — пока нет.

Последние пару лет я с огромным любопытством наблюдал за рождением первого секс-робота и происходящей вокруг него медиашумихи. Я разговаривал с мужчинами и женщинами, посвятившими жизнь разработке и изучению этих машин.

Я провел уйму времени, исследуя книги, фильмы и телешоу, в которых была отражена работа над созданием и выпуском первого выставленного на продажу секс-робота Harmony.

За то время, пока компания Abyss Creation, стоящая за RealDollx, готовится показать своего робота миру, мне так и не удалось заняться сексом с одним из них. Конечно, я пригласил трех на свидание… Но давайте не будем опережать события.

Можно включить режим «надругательства»?

Первое поколение RealDollx представлено всего лишь в виде робоголовы. Ее можно будет прикрепить практически ко всем человеческим телам RealDoll. Секс-робот может двигать головой вниз-вверх и из стороны в сторону, моргать, смеяться и поднимать брови.

С помощью приложения на Android, робоголова может вести диалоги между двумя людьми и симулировать оргазмы. Пользователи смогут выбрать любые черты лица робота и выбрать из двух типажей: Harmony или Solana.

Их лица и тела полностью подстраиваются под вкус пользователей — они могут выбрать из 11 различных сменных вагин и сотни разнообразных сосков.

Недавно Мэтт МакМюллен, основатель RealDoll, заявил, что несмотря на то, что пока продано всего 6 роботов, они уже хорошо себя зарекомендовали. Последние годы секс-роботы занимали лидирующие позиции в обсуждениях в СМИ.

Все — от The New York Times до ВВС вставляли этот еще нереализованный проект во всевозможные споры — от обсуждения насилия с применением огнестрельного оружия до торговли детьми для сексуального рабства. Из последних скандалов: можно купить робота, выглядящего как ребенок, звезда или даже как болеющий чем-либо человек.

Секс-роботы предлагают режим «изнасилование», подключают бионические пенисы, и способны обслуживать целые бордели в Азии и Европе. Популярный автор Gizmodo (американский сайт, созданный в форме блога Питером Рохасом в 2002 году, посвящен инженерно-техническим проектам, технологиям, науке и научной фантастике — «Хайтек») заметил: «Они затрахают нас до смерти!».

Я хотел понять, почему секс-роботы стали такими знаковыми символами нынешней поп-культуры. В поиске ответа, через месяц после моего дебюта на ТВ, я улетел в Великобританию, чтобы встретиться с женщинами, находящихся в эпицентре этих споров.

Кэйт Дэвлин и Кэтлин Ричардсон абсолютно непохожи. Дэвлин — старший преподаватель Голдсмитского университета в Лондоне. Она занимается взаимодействием человека и компьютера, а также организовала ежегодный секс-тех-хакатон («хакатон» — форум разработчиков, во время которого специалисты из разных областей разработки программного обеспечения сообща решают какую-либо проблему — «Хайтек»).

Ричардсон — профессор этики и культуры в сфере робототехники в университете Де Монфорт, где основала не особо известную «Кампанию против секс-роботов» в 2015 году.

В то время, как Ричардсон позиционирует себя Кэрри Нейшн (участник движения трезвости в период, предшествующий принятию Сухого закона в США — «Хайтек») 21 века, ратуя за запрет секс-роботов, Дэвлин проехала через всю страну, призывая принять их.

Она уверена: роботы не должны выглядеть, как люди, они могут быть и будут бесполыми. Они даже могут служить «боксерской грушей» для вымещения на них позывов к сексуальному принуждению и насилию. Ричардсон, в свою очередь, считает, что разработки необходимо прекратить еще в зачаточной стадии.

Лже-Мария или Человеко-машина из фильма Фрица Ланга «Метрополис», 1927 года. Одно из первых изображений робота в искусстве.

В своем офисе на дому, в паре шагов от Темзы, Дэвлин заканчивает последние главы своей книги: «Включение: наука, секс и роботы».

Несмотря на все «ужасы», окружающие ее детище, Дэвлин мягкосердечна и добродушна. Если спросить ее, почему она не считает роботов серьезной угрозой для человечества, она ответит: «Потому что они ненастоящие».

«Это действительно захватывающая история, — говорит Дэвлин. «Эта идея сексуального робота, я имею в виду, она столь же суперзахватывающая, сколько и суперстрашная.

Люди хотят верить, что эти роботы существуют потому, что мы выросли на фильмах и книгах о них. И я думаю, что различные источники информации некорректно отражают информацию лишь потому, что в реальной жизни такого еще не происходило.

«Рот глубокий, аж кисть помещается»

В мае 2018 года два российских журналиста посетили один и тот же «первый легальный бордель» в Москве. Туда, вместо секс-работниц, заказали резиновые куклы — с габаритами разных размеров, цветов и, как утверждают владельцы, с разным темпераментом. Леониду Сквирскому из Lenta.ru попалась «волоокая блондинка в костюме Санта-Клауса.

115-51-80, весом в 33 килограмма». В анкетах к «резиновым изделиям» говорят, что куклы приветливы, энергичны, а вот эта независимы и развратны, как это реализует силиконовая кукла понять трудно. Стоимость услуги вместе с арендой номера — 5 тысяч рублей. Журналист издания заметил, что не смотря на вес, ощущение — будто перед клиентом труп.

На той же неделе этот же бордель посетил журналист из The Village. Впечатления остались те же, публикация вызвала скандал и обсуждения, что считать изменой, и можно ли переходить грани личного пространства.

«У кукол сразу обнаружилась тяжелая форма артрита: чтобы разогнуть коленки и спину, потребовалась помощь двух мужчин из персонала гостиницы — металлические „суставы“ каркаса просто не поддавались, а каждое движение сопровождалось скрипом изнутри», — писал автор.

Слышно как жужжат моторы в голове

Обман привлекателен. Реальность, с точки зрения Дэвлин, довольно гламурна. Hines’ Roxxxy (американская интерактивная секс-кукла — «Хайтек») со всеми своими настраиваемыми личностями (Frigid Farah (секс-кукла для симуляции изнасилования — «Хайтек»),

Wild Wendy (секс-кукла для разнузданного секса — «Хайтек») и S&M Susan (секс-кукла с уклоном в садо-мазохизм — «Хайтек») часто упоминается как фальшивка, своего рода Mechanical Turk (краудсорсинговая площадка, позволяющая людям координировать использование человеческого ресурса для выполнения задач, на которые не способен компьютер — «Хайтек») для эпохи секс-роботов.

Саманта, продукт испанского мастера Серхи Сантоса, даже не может открыть рот или шевелить головой. RealDollx от McMullen является самым сложным из представленных роботов, но даже он имеет свои недоработки. По правде говоря, даже самые близкие к героям из сериала «Мир Дикого Запада» прототипы не могут даже встать на свои места, не говоря уже о том, чтобы затрахать нас до смерти.

Когда я впервые увидел оригинальный секс-робот RealDollx, Harmony, я как будто попал в сверхъественный мир. Робо-женщина была создана с такой тщательностью, с таким вниманием к деталям, что сложно отличить ее от человека.

Когда она подняла веки и открыла рот, чтобы говорить, я почувствовал себя неловко и замялся. Только когда Harmony представилась, я вернулся в реальность. Синхронизация ее губ далека от совершенства, и можно услышать, как в ее голове жужжат моторы.

Ее улыбка тонкая, как и другие черты лица, но голова поворачивается как поливалка для газонов. Как и в случае с ее основными партнерами, такими как Siri и Google Assistant, Harmony часто зависает на естественной речи.

Harmony неанимирована ​​начиная с шеи. Ее кожа холодная на ощупь. Ее искусственный интеллект, безусловно впечатляющий, по-прежнему ограничен. Ей требуется приложение для Android, и ее аккумулятора хватит всего два часа.

Как только у нее кончится зарядка, придется подключить ее к розетке. Да, это не то, о чем мы так мечтали. Harmony — это устройство первого поколения с привлекательным функционалом. Но даже Макмюллен признает, что его роботы, вероятно, не станут его главным успехом.

Смогут ли люди полюбить робота?

«Я думаю, что средства массовой информации сознательно сосредотачиваются на негативных аспектах, и это очень важно делать, когда изобретается что-то новое», — говорит Девлин. «Люди боятся технологических изменений. Появляется еще один элемент вашей жизни, в котором будет робот.

Мало того, что ваше рабочее место может быть автоматизировано, теперь такой сценарий возможен и в личных отношениях. Это естественный и глубокий страх перед тем, как начать пользоваться такими роботами».

Трудно поверить, что кто-то действительно может пойти на связь с Harmony или Solana, как предложил Доктор Оз, но Девлин уверена: «Не сложно привязаться к машине».

Она цитирует работу Клиффорда Насса, профессора Стэнфордского университета, чья книга 2010 года «Человек, который лгал своему ноутбуку», исследует легкость, с которой мы взаимодействуем с машинами. Насс обнаружил, что компьютерам даже не обязательно перенимать человеческие черты, чтобы мы относились к ним как к людям.

В своей работе 2013 года «Расширение юридических прав на социальные роботы» доктор Кейт Дарлинг, специалист по исследованиям взаимодействий человека с роботом в MIT Media Labs, погружается глубже в эти привязанности и их последствия.

Она указывает на ряд сценариев, в которых социальные роботы, выглядящие гораздо менее человечными, чем Harmony, вызвали эмоциональные реакции.

Был случай, когда полковник армии США отозвал испытания робота-насекомого, которому было поручено детонировать наземные мины на том основании, что он счел испытания слишком «бесчеловечными», и случаи, когда владельцы Sony Aibo сообщают о чувствах вины, когда они возвращают своих роботизированных собак в коробку.

Суть в том, что сейчас вы, возможно, не готовы влюбиться в робота, но, скорее всего, у вас уже есть эмоциональная привязанность к вашему смартфону. Это именно то, чего боится Кэтлин Ричардсон.

Два тела RealDollX свисают с потолка студии Abyss Creations

«Робот — это инструмент, а люди неповторимы»

В паре часов к северу от Лондона, в университете Де Монфор, Ричардсон тоже заканчивает свою книгу под названием «Секс-роботы: конец любви».

До сегодняшнего дня мое восприятие Ричардсон основывалось исключительно на напыщенных телевизионных интервью, робком разговоре в TedX и сенсационной кампании против секс-роботов. Тем не менее в ходе моего шестичасового визита я увидел в ней гораздо более уравновешенного человека, чьи идеи не так радикальны, как кажется со стороны.

Но все же, Ричардсон с прискорбным постоянством сравнивает секс-роботов с рабами. Она считает, что секс-работа неотъемлемо бессознательна, и появление сексуальных роботов приведет к росту торговли людьми и домогательств к детям.

С этими и другими доводами я не мог не согласиться, Кэйтлин затрагивает несколько очень важных опасений, связанных с рассветом искусственного интеллекта.

На протяжении всего нашего непростого и немного рассеянного разговора об опасности секс-роботов, она продолжает возвращаться к одной теме: превосходство людей. Она считает, что мы — особенные, и то, что делает нас людьми, должно быть защищено.

«Я хочу, чтобы вы меня поняли — я считаю, что робот — это инструмент, а люди неповторимы», — говорит Ричардсон. «Мы создаем инструменты и используем инструменты, и они позволяют нам жить по-разному. Это не только мое беспокойство.

Вы знаете, моя кампания не против роботов или инструментов, молотков или долота или любых других вещей. Она против идеи о том, что людей можно сравнить с машинами, сделать их аналогичными машинам».

Секс-работа неотъемлемо бессознательна, и появление сексуальных роботов приведет к росту торговли людьми и домогательств к детям.

Секс-робот — создание женоненавистников

Кампания против секс-роботов — не попытка предотвратить восстание роботов, как в «Мире Дикого Запада». Для Ричардсон речь идет о тонкой грани между людьми и вещами. Тем не менее ее кампания создала завесу неопределенности.

В своих многочисленных беседах и интервью она рисует картину будущего, где люди живут все более изолированными, неполноценными жизнями, где процветает торговля людьми и жестокое обращение с детьми, гендерное неравенство. Вина за это будет лежать на секс-роботах.

«Потому что они возникают из фундаментального неравенства, они просто воспроизводят его. Они просто вернут нам объективацию женщин и девочек, сексуальную объективацию женщин и девочек», — утверждает Ричардсон.

Если у Дэвлин и Ричардсон есть что-то общее, так это их общее мнение, что нынешнее «поколение» секс-роботов вредно для женщин. Так что же они думают о Harmony?

У Дэвлин смешанные чувства. Прошлым летом, когда она посетила Abyss Creations, ее поразили внешность и искусственный интеллект Harmony.

«Я ожидала, что я действительно буду ненавидеть ее из-за их сексуальной женской формы, но на самом деле я просто невероятно впечатлена уровнем мастерства, который в них вложен», — говорит она. Ричардсон, которой еще предстоит встретиться с МакМюлленом, не столь дипломатична.

Лицо секс-робота Генри

Робот Генри — первый мужчина-андроид

МакМюллен прекрасно осведомлен обо всей критике в его адрес и готов к этим нападкам. Когда я вернулся в студию Abyss Creations через несколько недель после моей поездки в Великобританию.

Ему не терпелось показать мне его последний проект — Генри, преемника Гармонии и Соланы, белого сексуального робота, 6 футов в высоту с бровями из волос альпаки, моющимся прессом, и сменными членом и яичками.

Он не будет продаваться до начала следующего года, и у него не будет бионического пениса, как заявлял британский таблоид The ​​Daily Star, в январе.

Генри находится в разработке. В первый раз, когда я увидел его, команда Макмюллена все еще собирала его череп из 3D-печатных частей.

Его тело еще в архивах RealDoll. На следующий день Макмюллен сделает последние штрихи на его крепкой мускулатуре, и через несколько месяцев после того, как Harmony и Solana выйдут на рынок, его команда начнет работать над искусственным интеллектом Генри.

Макмюллен создал Генри, чтобы доказать свою точку зрения. Если он делает мужского сексуального робота, как он может быть женоненавистником, верно? К его чести, у RealDoll уже есть очень разнообразные опции на выбор, и этот RealDollx будет таким же настраиваемым.

Все, от тона кожи до размера сосков и даже пола, готово к изменениям. Однако, невозможно избежать аргумента объективации. МакМюллен в любом случае продает женскую форму как сексуальный объект, и выпуск Генри это не исправит.

Или он и правда мизогин? Насколько я его знаю, МакМюллен утверждал, что Harmony — нечто большее, чем сексуальный объект. По его мнению, термин «секс-робот» является изобретением СМИ для самоиспользования. Он говорит, что основными функциями RealDollx являются разговоры и общение.

Секс вторичен. Он видит будущее, в котором его роботы однажды смогут быть приемными родителями, опекунами. Образ секс-куклы создали средства массовой информации, которые не смогли пройти мимо «сексуального робота». Медиа создало его.

Почему нам так страшно?

Конечно, это только начало. МакМюллен и его команда уже усердно работают над RealDollx 2.0. Henry собираются выпускать в начале следующего года, а затем обновить аппаратное и программное обеспечение для всей семьи.

Помимо всего прочего, они думают над функциями самосмазки и внутренней системой отопления. Но не ждите, что RealDollx подтвердят все смелые предположения СМИ.

МакМюллен оставил их на десерт. Он сотрудничает с канадской фирмой искусственного интеллекта родом из Силиконовой долины.

Сумасшедшие Dystopian Sanctuary AI планируют создать полностью автономных гуманоидных роботов, которые неотличимы и независимы от людей. Они не хотят, чтобы секс-роботов неправильно воспринимали, хотя и собираются сделать их тела анатомически правильными.

Но сколько бы я не пытался, я не могу не думать о наихудшем сценарии; бесконечные изображения этих озлобленных секс-роботов, которые восстали против людей, которые создали и использовали их.

Я снова вернусь на вечеринку, к Solana, сидевшей с голой грудью рядом с обеденным столом, в то время как мы с моим другом щупали мошонку Генри, к вину, текущему рекой,к смеху, к роботам, лишенные какого-либо чувства стеснения.

Это вызывает такое же ощущение, как тогда, когда я впервые увидел, как Harmony открыла глаза, чувство неуверенности и чувств беспокойства. Что будет, когда окажется, что машины действительно могут быть похожи на нас?

Я хочу снова быть настолько же уверенным, как на шоу доктора Оз. Я хочу сказать себе и всем остальным, что не о чем беспокоиться. Я хочу верить, что это просто машины, что реклама не настоящая. Но я не могу.

Если из всех этих страшилок, пугающих рассказов и предупреждений о секс-роботах мы и могли что-либо почерпнуть, так это то, что люди боятся неизвестного. Я боюсь, что я всего лишь человек.

Ранее Hyser писал, что скандинавская богиня Ия Остергрен носит неформальный титул «кекс»-символа Швеции. Ее ноги сводят с ума миллионы