В псевдореспубликах на Донбассе боятся голода уже этим летом

Как живут люди на захваченных боевиками территориях.

На этой неделе исполняется три года с того дня, когда сепаратисты начали захватывать административные здания в Харькове, Донецке и Луганске. И если в Харькове украинским властям удалось взять ситуацию под контроль, то в Донецке и Луганске мятеж привел к вооруженному конфликту, который длится до сих пор. Сейчас на оккупированных территориях царит гнетущая атмосфера. Особенно сложная ситуация в Луганской области. Здесь открыто говорят о приближающемся голоде и гуманитарной катастрофе. Об этом пишет СЕГОДНЯ.

Как начиналась война

Пророссийские митинги в Донецке начались еще 1 марта 2014 года. Именно в этот день Совфед РФ разрешил президенту России Владимиру Путину ввести войска на территорию Украины, а процесс незаконной аннексии Крыма уже шел полным ходом. Уже в первые дни марта 2014 года сепаратисты под руководством Павла Губарева пытались захватить здания Донецкого облсовета и Донецкой обладминистрации (ОГА). Новый виток обострения произошел 6 апреля 2014 года, когда агрессивные толпы взяли под контроль Донецкий облсовет и ОГА. Они требовали провести референдум о вхождении в состав России, а на следующий день провозгласили так называемую «Донецкую народную республику» («ДНР»). Над захваченными зданиями были подняты флаги России.

Боевики захватывали административные здания также в Луганске и Харькове. Тот факт, что похожие события под одинаковыми лозунгами происходили одновременно в нескольких местах, позволяет утверждать, что именно 6 апреля 2014 стало днем начала активной фазы сепаратистского мятежа на востоке Украины, который был инспирирован Россией. И если в Харькове украинская власть сумела взять ситуацию под контроль, то в Донецке и в Луганске этого сделать не удалось. Более того, уже 12 апреля банда террористов под руководством российского офицера Игоря Гиркина (Стрелкова) захватила город Славянск в Донецкой области, распространив на него влияние «ДНР». Так начался вооруженный конфликт.

1135540_1__

Территория обмана и разочарования

Очевидец событий трехлетней давности, житель Донецка Евгений отмечает, что в захватах административных зданий в Донецке принимали участие как местные, так и россияне, которые начали появляться в городе в феврале и марте.

«Из местных туда пошли в основном лузеры, у которых были проблемы с работой и личной жизнью. Думали, что все наладится. Но ничего не наладилось, а двое из моих знакомых, которые туда пошли, уже отвоевались», — заключил Евгений.

Еще один житель Донецка, Алексей, припоминает, что милиция сдавала охраняемые объекты почти без сопротивления.

«Даже когда захватывали здание МВД, менты только для видимости потолкались. А так, чтобы пострелять в воздух или водометами отогнать захватчиков, даже такого не было», — говорит Алексей.

По его словам, многие милиционеры не особо возражали против «крымского сценария», потому что хотели получать «российские зарплаты».

Председатель Единого координационного центра «Донбасс», уроженец оккупированной Горловки Олег Саакян, полагает, что никто бы из местных не возражал против силовой зачистки зданий.

«Донбасс не протестует, Донбасс работает», — говорит Саакян.

По его мнению, местные до конца не понимали, что их ждет, и никто не смог их возглавить, чтобы повести на штурм и зачистку зданий от сепаратистов. Также Саакян уверен, что идеи сепаратизма на Донбассе не были особо популярны: согласно опросам, от 60 до 80% граждан, в зависимости от возраста, прочно идентифицировали себя с Украиной.

Сейчас, по словам Алексея, многие жители Донецка начали понимать, что их «обманули». Подобные настроения присущи и другим жителям подконтрольных «ДНР» территорий, считает и Олег Саакян.

«Такие чувства испытывают люди, вне зависимости от политических настроений. Оккупированные районы стали территориями обмана и разочарования. Люди находятся в оккупации, в бесправном положении. Но они не выйдут на протест, потому что боятся. Но в разговоре с вами ни один человек не признается в своих страхах и ошибках. Наоборот, он будет всячески оправдываться», — говорит Саакян.

На пенсионеров страшно смотреть

В Луганской области, на территориях, подконтрольных так называемой «ЛНР», ситуация, судя по всему, еще хуже. Жители «республики» все больше говорят о возможном голоде и гуманитарной катастрофе, которые, по их мнению, могут разразиться уже к лету.

«Очень тяжело всем. Буквально на всем приходится сейчас экономить. Местные «власти» «забили» на все, помощи ждать неоткуда. Но если у нас есть хотя бы родственники в Украине или в России, которые хоть чем-то могут помочь в сложившейся ситуации, то на пенсионеров, особенно одиноких, вообще страшно смотреть. Они буквально голодают», — рассказала жительница Луганска Анна Г.

Многие местные жители сейчас стремятся найти работу в России, так как в Украину ехать боятся, так как уверены, что к ним будут вопросы у СБУ. Как правило, эти люди выезжают не только в приграничные области, но едут даже в Сибирь и на Дальний Восток.

Жители так называемой «ЛНР» также отмечают, что в «республике» заметно вырос уровень преступности, в первую очередь квартирных краж и грабежей.

«К частому отсутствию воды, света, лекарств, нормальной медицины, дороговизне все как-то уже привыкли, но в последнее время стало небезопасно оставлять свое имущество и квартиры без присмотра, а также ходить в одиночку в вечернее время по улицам. Скоро тяжело будет найти того, кто не пострадал от квартирных краж», — рассказала нам жительница Алчевска Наталья М.

«Худшего времени, чем сейчас, у нас еще не было. В 2015 и 2016 годах было тяжело, но, по крайней мере, была работа на заводе и была зарплата. Сейчас кажется, что все медленно умирает, а жизнь здесь теряет вообще всякий смысл», — рассказал рабочий Алчевского металлургического комбината Александр К.

Люди не понимают, как жить дальше и не верят, что акции протеста что-то решат. Безысходность…