«Синие киты» и «белый шум»: Как нагнетается паника вокруг темы подростковых суицидов

Суть игры заключается в том, чтобы в течение 50 дней подростки выполняют опасные задания, которые получают в соцсетях. Последнее из них — свести счеты с жизнью.

Настоящим шоком стала для многих родителей информация о группах в соцсетях, где подростков толкают к самоубийству. О проблеме так называемых «синих китов» массово заговорили и медиа, и правоохранители.

Журналисты решили разобраться, насколько опасными стали соцсети для украинских детей. Тема «групп смерти» может быть искусственно преувеличена, и использоваться правоохранительными органами и политиками для ограничения свободы слова в интернете.

«Нужно сообщить родителям, что в это воскресенье группа кит планирует провести акцию с массовыми самоубийствами (5000 человек). Предупредить всех родителей! Максимальный репост!!!» — такое сообщение недавно распространяли в мобильных приложениях родители школьников в Одессе.

«В десятых числах марта в группу родителей в «Вайбере» было сброшено сообщение о массовом самоубийстве детей, якобы 5000 детей завтра одновременно должны совершить суицид», — рассказывает журналистка Елена Васина.

«Ко мне, как к отцу, такая информация также приходила, я не буду это скрывать, в чат класса», — говорит заместитель начальника управления Департамента киберполиции Виталий Паньков.

[related_posts id=»177326″]

Такое сообщение потом получили родители не только в Одессе, но и в других городах страны.

«В основном это удивление и паника — всё, надо закрыть детей, вытащить из интернета, надо ограничить их время в сети. Я сразу связалась и с полицией, и с департаментом образования в Одессе, на что мне удивленно ответили, что такой информации нет, полиция никакие письма не присылала», — говорит Елена Васина.

Но сенсационная информация, которую распространяли родители, не подтвердилось. Рассылки в социальных сетях и в мобильных приложениях повысили напряжение в этой теме. Перед этим многочисленные сообщения о подростковых группах смерти стали появляться в СМИ.

Это Иван Бондарь. 18-летний студент-программист из Николаева. Парень приобрел славу своим мнимым самоубийством и борьбой с администраторами так называемых «групп смерти».

«Моя цель для начала — вытащить оттуда детей, играющих, а также по возможности вычислить и найти кураторов», — говорит Иван Бондарь.

Парень рассказывает, что не знал о так называемых «группы смерти», пока об этом не начали массово говорить СМИ.

«Заниматься этими «китами» мне пришла идея около месяца назад, после того как вышел сюжет о них. Когда в Украине начала распространяться эта тема, я решил начать борьбу», — рассказывает нам Иван Бондарь.

[related_posts id=»171587″]

Парень говорит, найти куратора не так легко, как об этом говорят:

«Есть «фейковые» кураторы, в основном это школьники которым нечего делать».

Через некоторое время студенту все же удалось выйти на одного из таких кураторов и он начал игру — резал вены, царапал руки и честно выполнял все задачи с помощью акварельной краски. А потом сымитировал самоубийство — вроде прыгнул с 10-го этажа заброшенной многоэтажки.

«Я сфотографировался, выложил в сеть фотографии многоэтажки, я, можно сказать, был на волоске от смерти. Вот так. Я спускался отсюда. Страховку закреплял вот здесь и еще вот там — за крюк», — показывает нам студент.

Иван занимается этим не ради развлечения. Общаясь с кураторами групп, он пытается вычислить их контактные данные в Интернете и направляет эту информацию в киберполицию. Парень не исключает, что настоящие группы смерти для подростков могут быть правдой, только существуют в гораздо меньшем количестве, чем об этом сообщают СМИ. Большинство кураторов так называемых «групп смерти» — скорее имитаторы, которые пытаются получить раскрутку на горячей теме.

«В последнее время о любом суициде пишут — из-за «синего кита», — возмущается парень.

В декабре прошлого года в Мариуполе погибла 15-летняя Вилена Пивень. Она выбросилась из окна многоэтажки. Эту трагическую новость сразу подхватили все средства массовой информации. Подчеркивая, что Вилена стала первой в Украине жертвой так называемых «групп смерти». В киберполиции уверяют, журналисты поспешно делают выводы.

«У нее была информация о «синих китах», но это не доказано, что именно из-за них она совершила самоубийство», — рассказывает заместитель начальника управления Департамента киберполиции Виталий Паньков.

Между тем сенсационную информацию о подростковые группы смерти продолжают распространять украинские СМИ. Часто даже не проверяя ее достоверность.

«В Николаеве нашли 15 детей с порезанными руками: играли в «синих китов». Эта новость заполонила интернет-медиа. Различные издания ссылаются на сообщение в фейсбуке руководителя Центра наркозависимой молодежи Павла Казарьян.

Ярослав Чепурной — наш коллега из Николаева. Оказалось, что именно в этой школе №40, где якобы дети массово резали себе руки, учится его дочь.

«Учительница сказала, что она впервые эту информацию получила так же, как и я, — со СМИ, и больше ничего добавить не может. Сказала, что об этом в школе тоже никто ничего не знает. Тогда я позвонил в пресс-службу главного управления Нацполиции в Николаевской области. На что офицер полиции сказала, что это все не соответствует действительности, они также получили эту информацию, проверили ее, но она не подтвердилась и сказала, что это полный бред», — рассказывает наш коллега из Николаева Ярослав Чепурной.

 

К сожалению, после того, как информация не подтвердилась, медиа не спешили давать опровержения этой новости. Ведь на теме вероятных подростковых суицидов можно неплохо поднимать рейтинг.

«Средняя читаемость одной статьи у нас на сайте — 2000 просмотров, если тема резонансная — до 20 000. А одна из последних тем о «синих китах» набрала 82 000, вторая на следующий день — 46 000 просмотров. Интерес неистовый, и нас читают не молодежь, нас читают родители», — рассказывает главный редактор «Сегодня.ua» Светлана Панюшкина.

«Журналисты должны понимать, что у них есть миссия и ответственность. И когда они делают хорошие заголовки «В Украине покончили с собой более 100 детей» или «Смерть к подросткам приходит из социальных сетей», должны помнить о том, что они поступают не очень хорошо», — замечает медиа-аналитик Алексей Ковжун .

Важно отметить, что по данным экспертов, статистика подростковых суицидов за последний год по сравнению с предыдущими не изменилась. Никакого всплеска самоубийств не произошло.

«Почему эта тема суицидов всплыла только тогда, когда появилось что-то интересное, что предоставляет интернет, а то, что к этому умирали дети и так же резали себя, травились, то раньше это никого не интересовало. Это как массовый психоз. Мне кажется, никакой почвы под этим нет. Это просто нагнетание ситуации», — возмущается детский психиатр Полина Змушко.

— У нас таким не занимаются, у нас смеются над этим. Просто это никому не нужно, — рассказывают нам ученики киевских школ.

— Я считаю, что это полная глупость. Я не понимаю для чего ее создали, я — против.

— Мы знаем, что это бред.

— А родители с кем-то из вас об этом говорили? — спрашиваем.

— Ой, каждый день! Постоянно!

— И у меня мама каждый день спрашивает — ты не будешь играть?

Тем временем общей панике поддались правоохранители.

«В соцсетях распространяется информация, в которой побуждают детей к самоубийству…», — рассказывают полицейские, останавливая людей на улицах и раздавая им так называемые «достопримечательности».

Вскоре горячую тему подхватили и политики. 25-го февраля депутат от «Народного фронта» Виктория Сюмар делает сообщение на своей странице в Facebook об участии одноклассников ее дочери в так называемых «группах смерти»:

«Она пришла просто вечером с большими глазами и начала мне рассказывать — мама, ты знаешь, такова игра «синий кит», они какие-то ненормальные, у нас тут полкласса в этой игре».

Виктория Сюмар считает оправданной информационную волну, которая уже несколько месяцев с головой накрывает украинский интернет.

«Когда существуют определенные угрозы для детей, я думаю, что это одна из базовых и ключевых тем. И мне кажется, оправдано абсолютно здесь и медийное внимание, и, еще раз повторяю, лучше перестраховаться, чем где-то упустить», — говорит народный депутат Виктория Сюмар.

В то же время, эксперты медиа заметили подозрительную системность появления сообщений о подростковых «группах смерти». Возможно, паника была вызвана искусственно?

«Оказалось, что вбросы очень грамотно происходят в субботу. Это новости для домашнего круга и вброс понедельно на графике производят сильное впечатление. Видно, что этим занимались люди грамотные. От чего вся эта история становится отвратительной», — рассказывает медиа-аналитик Алексей Ковжун.

Он добавляет, что истерия вокруг этой резонансной темы может открыть властям руки. И тогда начнется закручивание гаек в Интернете.

«Здесь под угрозой другое — наши с вами свободы, поскольку под вот это хлопанье крыльями мы не успеем «мама» сказать, как окажется, что нас с вами мониторят».

Особенно, когда на вопрос: нанесли «синие киты» кому-то вред в реальном, а не виртуальном мире, полиция четкого ответа дать не может.

— Есть информация о том, что, например, пятеро детей за это время выбросились из окна по тем или иным группам в социальных сетях?

— Такой информации нет. Мы можем говорить что-то опосредованно, мы можем говорить, что эта проблема есть, и мы от нее никуда не денемся, но четко сказать, что причинно-следственная связь, об этом говорить рано, — рассказывает заместитель начальника управления Департамента киберполиции Виталий Паньков.

А если нет жертв, то нет и задержанных.

«Департаментом на сегодняшний день заблокировано более 600 групп, которые тем или иным образом были связаны с пропагандой «синего кита». Мы делаем работу, ищем, но приходим к лицам, которые только косвенно могут принадлежать к этим группам, и эти группы не влекут за собой ничего», — говорит заместитель начальника управления Департамента киберполиции Виталий Паньков.

«Когда человек находится в состоянии страха все рациональные аргументы он не слышит. Здесь ребенку моей грозит опасность, а вы мне о цифрах статистики. Какая статистика, она у меня одна. Здесь работает история тушить огонь огнем, говорить о том, что есть группы, которым это выгодно, что это разговор не о том, это вас пугают для того, чтобы прикрутить гайки. Вот что мы можем сделать», — заключает медиа-аналитик Алексей Ковжун.