Угроза биотерроризма вполне реальна, — считает Билл Гейтс

Использование живых микробов и работающих на их основе технологий, или, лучше сказать, биологического оружия, с целью запугивания или убийства людей, уничтожения животноводства или посевов — это своего рода тайная война, имя которой — биотерроризм. Биологическим оружием принято считать различные средства умышленного распространения болезнетворных организмов при помощи продуктов питания, воды, насекомых или путем их аэрозолирования.

Тему угрозы биологического оружия, которую до сих пор так широко эксплуатировали в кино и литературе, следует воспринимать всерьез. По крайней мере, именно так сказал Билл Гейтс во время своего выступления на конференции по вопросам безопасности, которая состоялась в Мюнхене 18 февраля 2017 года.

Катастрофический сценарий

Самый богатый человек в мире, основатель Microsoft, впоследствии ставший филантропом, предупредил, что, если патогенные микроорганизмы окажутся в руках террористов и те выпустят их в воздух (а распространение их происходит очень быстро), то менее чем за год они могут убить тридцать миллионов человек. Билл Гейтс ставит риск такой угрозы в один ряд с рисками от ядерной войны и глобальных климатических изменений.

Это маловероятный сценарий в краткосрочной перспективе, однако мы должны учитывать риск и на всякий случай быть готовыми, — считают эксперты.

По мнению Оливье Лепика, эксперта по ядерной, радиологической, биологической и химической угрозам, научного сотрудника Фонда стратегических исследований (мозгового центра в военной сфере), разработка эффективного биологического оружия по-прежнему находится вне досягаемости террористических организаций. Но осторожность и бдительность не помешают, считает он.

Несколько лет назад это была особенно популярная тема в научной фантастике, сейчас же она становится все более и более правдоподобной. Современные методы генной инженерии облегчают манипуляции с патогенными веществами, то есть они становятся проще в использовании и доступнее, чем раньше. Таким образом, этот тип сценария является вполне правдоподобным, — говорит он.

Вне досягаемости нынешних террористических организаций?

На данный момент история биотерроризма — это серия попыток с небольшими дозами и мелкомасштабными результатами. В начале 90-х годов японская секта конца света Аум попыталась распылить ботулинический токсин возле японского парламента, на американской базе в Йокосука, а затем в центральной части Токио во время королевской свадьбы. Не получив результата, сектанты сделали новую попытку: они распространили в токийском метро газ зарин. В результате этого теракта двенадцать человек погибли, пятьдесят были ранены.

Сеть Аль-Каида также провела мелкомасштабные эксперименты в своих лагерях в Афганистане. Речь идет о рицине, яде, который можно произвести в домашних условиях. Простота получения токсина сделала его потенциально доступным для террористических групп. Так, в 2001 году пресса сообщала об обнаружении инструкций по изготовлению рицина на разгромленной базе Аль-Каида в Кабуле. В 2003 году некоторое количество рицина было найдено у террористов в Лондоне, следы рицина также обнаружились в ячейке хранения на Лионском вокзале в Париже.

В 2013 году ряд лиц из штата Миссисипи были арестованы за попытку послать президенту США Бараку Обаме и другим высокопоставленным лицам США письма с рицином. В мае этого же года мэру города Нью-Йорк прислали письмо с угрозами, содержащее рицин, предположительно в ответ на деятельность общественной организации «Мэры против нелегального оружия».

Тем не менее, в настоящее время разработка патогенных веществ вне досягаемости известных террористических групп, — говорит Марк Лемер, специалист по ядерной, радиологической, биологической и химической угрозам, — получение подобных вирусов чрезвычайно сложная процедура, она требует хорошо оборудованной лаборатории для тестирования, также нужно разработать вектор действия, чтоб быть уверенным, что яд не вернется на создавшего его.

На данный момент, все попытки, которые были разоблачен, в частности, от Аль-Каиды, имели смешной технический уровень, — добавляет Оливье Лепик, — но наука прогрессирует, техника разработки патогенов становятся все более и более доступной. Так, Исламское государство владеет химическим оружием.

Последним известным случаем применения такого оружие стала атака отрядов «Исламского государства», применивших оружие с химическим газом в иракской провинции Анбар в конце 2014 года. 22 октября того же года аналогичное нападение произошло на курдский город Кобани, а 19 марта 2013 года вооруженные войска сирийской оппозиции использовали химическое оружие в районе Хан Аль-Асаль провинции Алеппо.

На государственном уровне за последние несколько десятилетий данный вид смертоносного оружия использовался многократно. В частности, Италия применила его в Ливии и Эритреи, Франция — в странах Северной Африки, например, в Тунисе, Япония — в китайской Маньчжурии, Египет — в Йемене, США — во Вьетнаме, Индии и Китае, СССР — в Афганистане, а самая крупномасштабная химическая война велась саддамовским режимом Ирака против Ирана.

Инвестиции для предотвращения угрозы

Билл Гейтс, который уже пожертвовал часть своего состояния для борьбы с болезнями и глобальными эпидемиями, и который поднимает сейчас эту тему, без сомнения хотел предупредить о мерах предосторожности, чтобы подготовиться к возможной глобальной пандемии и, в целом, он прав, говорят оба эксперта.

Сегодня нет никаких признаков того, что в ближайшее время готовится биотеракт. Но разговоры о таком сценарии не являются ни глупыми, ни нереальными, — заключает Оливье Лепик. Главной проблемой этой угрозы является то, что риск ее возникновения очень мал, но при этом разработка средств для предотвращения и защиты требует огромных финансовых инвестиций.

Феномен биотерроризма и террористических войн проявил себя с новой силой после событий 11 сентября. Так, ежегодный бюджет Соединенных Штатов для борьбы с подобного рода угрозами сразу же вырос в несколько десятков раз. Массовая пропаганда, проводимая для борьбы с биотерроризмом, заставила людей с каждым днем все больше бояться такого рода нападений и поставила под угрозу психологическое здоровье общества.

«Концепция удобного случая»

Это относительно новая тактика противостояния биотерроризму. Теоретически, биотеррористическая атака происходит в тот момент, когда реализующие ее лица взвесили все за и против и пришли к выводу о том, что для них ее польза покрывает затраты. Проведение такой операции подразумевает работу четырех ключевых факторов: 1) определенного рода усилия и расходы на подготовку биотеррористической атаки, 2) первоначальные риски для террористов, связанные с выполнением операции, 3) польза от реализации биотеррористического акта и 4) причины, побудившие к этому.

Данная концепция гласит, что если польза биотеррористов превышает их затраты, то вероятность совершения ими своих действий значительно возрастает. Более того, изменение соотношения «затраты — выгоды» может снизить возможность реализации атаки, а с устранением мотивов различных группировок для совершения ими своей биотеррористической деятельности можно в значительно мере добиться предотвращения их действий.

Любые мероприятия, направленные на запрещение распространения биологического оружия, создают существенные препятствия на пути его получения и помогают лучше предотвращать его использование. Таким образом, с увеличением затрат на осуществление подобного рода операций у террористов будет оставаться все меньше стимулов для применения данного вида оружия.

Подводя итог, необходимо указать на то, что игнорирование и пренебрежение биотеррористическими угрозами столь же опасно, как и чрезмерное заострение внимания к этой проблеме, так как это повышает состояние тревожности в обществе.