Когда слабость становится козырем. Хитрые стратегии аутсайдеров

В основе военного искусства всегда лежит хитрость и обман. Поэтому, если у вас получается, изображайте из себя слабака, — посоветовал когда-то китайский генерал Сунь Цзы.

На протяжении всей истории многие бизнесмены, политики и даже Папа римский применяли стратегию «слабого звена» чтобы добраться до вершины. Напомним, что в этом известном игровом шоу, чем сильнее игрок, тем большую угрозу он несет для других игроков, и тем меньше он уверен в том, что дойдет до финала. Для того, чтобы иметь более прочные позиции, игроку следует ловко скрывать масштабы своих знаний.

Император, которого никто не ожидал увидеть при власти

Тиберий Клавдий Друз, называемый Клавдием, в свое время сумел тщательно спрятаться под завесой напускной инвалидности. Он был заикой, и многие считали его слабоумным.

В своей семье он играл роль козла отпущения, — говорит историк Роберт Грин в своей книге «Искусство обольщения». Его родной племянник, Калигула, император с 37 года нашей эры, издевался над ним нещадно: он требовал, чтобы тот галопом скакал вокруг дворца, заставлял садиться за столом с грязными сандалиями в руках. Однако за видимой глупостью и простотой Клавдий скрывал свою политическую стратегию.

В то время, как все родственники Калигулы жили в страхе (и ненапрасном) быть убитыми, Клавдий, благодаря своему образу простака, избежал репрессий и после смерти Калигулы стал императором. Доказательством того, что его идиотизм был не более чем притворство, имеющее цель обмануть своего кровожадного племянника, есть тот факт, что в итоге он стал самостоятельным монархом. При своем правлении он опирался на простых людей и вольноотпущенников, добавил к империи несколько провинций, в которых было построено множество замечательных архитектурных объектов.

Привлекательность аутсайдера

Совсем недавно, во время президентских выборов в США оба конкурента, Хиллари Клинтон и Дональд Трамп, попытались надеть на себя костюм underdog, то есть неудачника, аутсайдера.

Для справки: словом underdog называют кандидата, который заведомо обречен на неудачу на выборах.  Соответственно, top dog – это тот, кто по всем опросам, скорей всего будет победителем.

Так называемый эффект underdog, часто используется политиками и часто приводит к победе. Каким образом? Происходит мобилизация избирателей, то есть сторонники отстающего кандидата становятся более активными во время самих выборов.

Команда Клинтон сделала все возможное, чтобы воспользоваться этим эффектом, — анализирует Фабьен Гаргам в своем блоге The Conversation, — И напрасно. Единственным моментом, который делал из нее аутсайдера, было то, что она женщина. Реальная ее позиция была — top dog. Американцы же, в очередной раз, отдали предпочтение на выборах настоящему underdog.

Несмотря на то, что этим кандидатом стал женоненавистник, исламофоб, мексиканофоб, скептик в экологических вопросах, человек без политического опыта. Человек, который делал все, чтобы его все ненавидели, в победу которого никто не верил, и которого никто не ожидал увидеть президентом Соединенных Штатов.

Необычные выборы папы

Другим примером притворной слабости является история папы Иоанна XXII. К 1316 году, престол Святого Петра пустовал уже в течение двух лет. Настроенные друг против друга, кардиналы не могли прийти к соглашению и избрать папу. В конце концов, Филипп Пуатье, регент Франции, вмешался в ситуацию, чтобы прекратить это противостояние. Во время отпевания Людовика X, когда двадцать четыре кандидата на Святейший Престол присутствовали на мессе, он приказал замуровать входы и выходы из храма и заявил своим «пленникам», что они не выйдут до тех пор, пока не изберут нового папу.

Также, чтобы ускорить этот процесс регент Франции сообщил, что, если прелаты не смогут договориться на третий день, они будут получать только одно блюдо в день, а начиная с девятого дня, им придется обходиться только хлебом и водой.

С момента объявления этих мер, Жак Дюэз, семидесятидвухлетний декан конклава, начал проявлять признаки болезни. Это был человек небольшого роста с хрупкими костями, и вот он начал кашлять в разгар лета.

Видимо это серьезная болезнь, не мог же он простудиться при такой сильной жаре, — думали его коллеги.

Шли дни, и однажды кардинал не смог встать с постели. Его доверенный сообщил кардиналам, что здоровье Жака Дюэза ухудшилось и что вряд ли тот сможет живым выйти из этого заточения. Таким образом, появился шанс разрешить проблему. Нужно было действовать быстро, пока прелат не отдал свою душу.

Жак Дюэз был быстро и единогласно провозглашен Папой. Но как только были сожженны документы о голосовании, и из трубы пошел белый дым, возвещающий миру об избрании понтифика, кардиналы поняли, что их обманули.

Они думали, что голосовали за труп. Но вот он — их избранник, расхаживает среди них, румян и свеж, как форель, — написал Морис Дрюон в своей книге «Проклятые короли».

Иоанн XXII, имеющий вид хилого и бледного старичка, был  крепкого здоровья. Он дожил до 90 лет, пробыв на папском престоле 18 лет.

Прикинуться дурачком в бизнесе иногда бывает выгодно

И наконец, в бизнесе стратегия прикинуться глупцом также может принести свои плоды. Именно так незабвенный Феликс Гранде, один из персонажей  «Человеческой комедии» Бальзака, ведет дела. Он бормочет что-то невразумительное, прикидывается глухим и использует непонятные слова при переговорах о заключении сделки. С какой целью? Чтобы не брать на себя ответственность за свои идеи, оставаться хозяином своего слова и спрятать свои истинные намерения. Этой стратегии ведения бизнеса он научился у одного еврея.

Когда-то, еще будучи прямым и честным, Феликс Гранде был хитро обманут. При переговорах хитрый израильтянин прикладывал руку к уху, делая вид, что он плохо слышит, бормотал, изображая усилия при подборе слов, в общем, всячески способствовал тому, что господин Гранде счел своим долгом подсказывать ему слова. Таким образом, еврею удалось навязать свои условия при заключении сделки.

В этом случае Гранде был побежден. Но в то же время он получил урок и в конечном счете, благословил израильтянина, который научил его искусству, как заставить оппонента высказать нужную ему мысль.

Делая вывод, заметим, что речь, все-таки идет не столько о слабости, сколько о хитрости. И как справедливо заметил французский баснописец Лафонтен, мораль такова: зачастую следует опасаться самых мелких и невзрачных.

По материалам: letemps.ch