Почему Украина одна из самых малочитающих стран Европы

И малоиздающих тоже. Причем определить, где тут первопричина — в недоработке издателей или индифферентности читателей — так же трудно, как в случае с курицей и яйцом.»Культ книги» в нашей стране никак не связан с понятием успеха.

Из всех вопросов о судьбах украинской книги я больше всего люблю вот этот: «Когда появится украинский Гарри Поттер?» Не знаю, за что именно я так люблю этот вопрос. Наверное, все дело в воспитании Хемингуэем. Ведь на этот вопрос можно ответить совершенно в его стиле, кратко и сакраментально: никогда.

Этот мой ответ напрочь лишен надрыва — я вовсе не вижу необходимости плодить гаррипоттеров, вполне хватит одного, и он уже написан. А вот тем, кто считает необходимым «дать ответ Чемберлену», я могу только посочувствовать. Есть причины объективные и даже непреодолимые. А есть как будто преодолимые в принципе, но никто не спешит их преодолевать. Возможно, потому, что не видит проблемы.

Вот тут становится грустно, надрывно и драматично. Ведь одна из основных причин, из-за которых не видать нам отечественного Гарри Поттера, состоит в том, что мы одна из самых малочитающих стран Европы. И малоиздающих тоже. Причем определить, где тут первопричина — в недоработке издателей или индифферентности читателей — так же трудно, как в случае с курицей и яйцом.

Книги для нас значат мало. Согласно самой лояльной статистике, читает — в принципе читает — около 50% взрослого населения нашей страны. Конечно, мы со школы знаем, что Шевченко/Пушкин — «наше все». Что книга — «святое» и т.д. Мысль о «святости» книги, которой мы то ли заразились в школе — там вообще подозрительно много «святого», — то ли подхватили вместе с другими мыслевирусами уже во взрослой жизни, оказывается заряжена изрядной долей лукавства. В мире прожженных акул капитализма, где книга — это товар наравне с мешком картошки, а книжный рынок — это просто рынок, где «нет ничего святого» и «все продается и покупается», культ чтения, тем не менее, существует, и он сращен с культом успеха. У нас же «святое» оказывается синонимом «необязательного». «Святость» каким-то странным, парадоксальным образом отрицает «культ».

«Культ чтения» — это «у них». Например, из всех тем, выступлений и персон нынешнего экономического форума в Давосе на западных медиа-площадках, включая блог-платформы, пальма первенства принадлежит не Китаю, не Меркель и не Олланду. А списку книг, которые прочитали за последний год самые богатые и успешные люди планеты. Надо ли говорить, что наши отечественные площадки даже не обратили внимания на эту информацию, растиражированную западными коллегами? Мы люди серьезные, нас интересует кризис глобальной экономики, причины неприезда глав европейских стран и завтрак Пинчука. А что они там читают на досуге, эти «самые богатые и успешные», и даже сам факт, что «они еще и читают» — дело десятое.

В западной культуре последнего времени культ чтения превратился в неотъемлемую часть имиджа успешности.

Каждый из опрошенных в Давосе «акул бизнеса», смог назвать хотя бы несколько новинок книжного рынка. Конечно, они знали, что их об этом спросят — спрашивать о книгах и круге чтения считается обычным делом у журналистов. И подготовились. Впрочем, им и не нужно было особенно готовиться именно к Давосу, как к контрольной по литературе — среди успешных людей на Западе считается добрым тоном публиковать свои «мастриды» в соцсетях, а под конец года, как правило, все ведущие СМИ публикуют «мастриды от звезд», включая звезд бизнеса, науки, политики и просто «голубого экрана». Читать книги — не просто мейнстрим. Это что-то вроде «знака качества».

Но нам ведь просто «некогда», правда? Мы люди занятые, а чтение — вид развлечения. Красивого, пускай даже полезного, досуга. Но, оказывается, стоит только изменить угол зрения — и чтение уже не выглядит «развлечением». Надо сказать, тот, кто действительно много читает, и читает не только женские романы и боевики в пейпербеках, хотя бы догадывается о том, что чтение — не совсем развлечение, «расслабон» и способ убийства времени. Что же касается «нехватки времени», то это просто отговорка. Я сомневаюсь, что у какого-нибудь Уоррена Баффета свободного времени больше, чем у среднего киевского менеджера. А ведь именно ему, по легенде, принадлежит своеобразный рецепт успеха: нужно читать 500 страниц в день — если вы, конечно, всерьез хотите чего-то добиться в жизни.

Слова «самого богатого старика в мире» многие воспринимают, как вызов. Читательские челенджи — весьма популярный жанр на англоязычных блог-платформах. Некоторые из них поддерживают и мониторят ведущие СМИ. Вызовы разнообразны: читать книги из списка, подбирать книги по определенному принципу (например, только авторы-женщины или книги, в названии которых есть числительные) — выбирайте на свой вкус и участвуйте. Из всех украинских аналогов могу назвать только @bookchallenge_ua Катерины Бабкиной и Марка Ливина, завершившийся в середине прошлого года. К сожалению, большой популярности эта инициатива не снискала.

Почему у нас чтение остается необязательным, в то время как на Западе, кажется, привычка читать прямо связывается с успешностью человека? Потому же, почему у нас «не работают» и другие связи между «успешностью» (читай — материальным и социальным положением) и личными качествами человека.

Читайте — Самые популярные книги 2016 года по версии Google.

В нашем нынешнем «бомонде» нет людей, «сделавших себя» и даже людей, «сделавших» свое состояние.

То, что они имеют, никак напрямую не связано с тем, что они из себя представляют. Нет ничего удивительного в том, что мы не знаем, что читают наши богатые и успешные — их никто об этом не спрашивает. Не о чем спрашивать. И некому. И просто в голову не приходит о таком спросить. Да и зачем? Есть вопросы поважнее.

Отсутствие массового чтения и спроса на книги пагубно сказывается на книжном рынке. Который не имеет ни достаточно средств, ни достаточно пассионарности для расширения и разрыва порочного круга. Почему у нас никогда не будет «украинского Гарри Поттера»? Потому что «Гарри Поттер» — это рыночный успех. Возможный только на богатом и большом рынке англоязычной литературы, на котором издатель готов рискнуть своими деньгами, вложив их в текст безвестной учительницы — и сорвать, если повезет, большой куш. От которого, кстати, немалая часть достанется именно некогда безвестной учительнице, сразу осиявшей в рейтинге самых богатых женщин Британии. Среди украинских писателей вы не наберете даже пятерых, кое-как сводящих концы с концами только за счет литературного творчества. И вовсе не потому, что они не пишут «украинских Гарри Поттеров». А потому, что они работают на исчезающе малом рынке.

«Гарри Поттер» — это бизнес-проект. В Украине книжного бизнеса нет — не может быть и бизнес-проектов. Украинские издатели мало чем отличаются от украинских читателей. Одни считают книги и чтение «необязательным», хоть и безвредным развлечением. Другие, как могут, устраиваются в узкой нише, где приходится довольствоваться крохами, в частности, упавшими с бюджетного стола, зато почти нет конкуренции, и при этом забалтывать свою рыночную неполноценность «миссией», «культуртрегерством» и прочими душеспасительными слоганами на тему «это же книги, а не картошка какая-нибудь». Оба участника почти отсутствующего рынка — производитель и потребитель — гармонично дополняют друг друга, демонстрируя друг другу полное равнодушие.

Почему же не будет «украинского Гарри Поттера»? Потому что он, на самом деле, никому не нужен.