В Украине сейчас готовятся к масштабной приватизации государственных предприятий, у которой есть как сторонники, так и противники. Обратимся же к опыту Польши в этом вопросе.

В августе 1990 года польское государство было собственником почти 8,5 тыс. предприятий. Сегодня под прямым контролем государства осталось только 41 предприятие, из них работает 19.

Приватизация и коммерциализация государственных предприятий были одними из элементов «шоковой терапии» Лешека Бальцеровича. Благодаря широкомасштабной приватизации государство смогло обеспечить поступления в бюджет в очень сложном с экономической точки зрения периоде и избавиться от огромного балласта неэффективных и неприбыльных предприятий.

 Период Число реструктуризованных предприятий Доход ($ млрд) Всего с 1991 по 2015 6003 45,61 2011-2015 28 8,95 2006-2010 260 11,46 2001-2005 499 7,43 1996-2000 1597 14,99 1991-1995 3619 2,79 Источник: www.msp.gov.pl

В течение первых пяти лет, до 1995 года, была изменена структура собственности 2,2 тыс. предприятий, а почти 1,4 тыс. наименее перспективных были ликвидированы.

Всего до конца 2015 года было закрыто почти 2 тыс. бывших госкомпаний.

Планы реструктуризации некоторых отраслей повлекли существенное сопротивление рабочего коллектива, но процесс продолжался. Самая большая волна реструктуризации шла до конца 1990-х, когда 80% предприятий были приватизированы, коммерциализированы или закрыты.

Несколько предприятий, признанных «стратегическими», остались под контролем государства – например, Gaz-System, управляющая польскими газопроводами.

Коммерциализация дала толчок к развитию Варшавской биржи (ныне – одна из ключевых бирж региона, капитализация – 225 млрд евро).

При этом в стратегических предприятиях, прежде всего в сфере энергетики и тяжелой промышленности, государство сохранило контрольный пакет, а для лучшего привлечения капитала часть акций обращается на бирже. Это касается, например, PGNIG (польский аналог украинской НАК «Нафтогаз»), Польской энергетической группы или других компаний в области энергетики.

Иногда происходило следующее: сначала часть акций продавалась на бирже, а когда заинтересованность инвесторов становилась высокой, государство продавало частным инвесторам также контрольный пакет. Таким образом был приватизирован один из крупнейших и старейших польских банков Pekao.

Выход на биржу позволяет привлечь частный, в том числе международный капитал, который так необходим государственным предприятиям.

По состоянию на половину 2015 года польское государство сохраняла миноритарный пакет акций в 346 предприятиях, а мажоритарный — всего в 47

и эти показатели постоянно уменьшаются, поскольку государство продает свою долю в упомянутых компаниях. Более чем в половине предприятий государство сохранило менее 10% акций. .

Доля государства в отдельных предприятиях более 50% менее 50% предприятие отрасль доля предприятие отрасль доля LOT гражданская авиация 99,82% PZU SA страхование 35,19% Polish Defence Holding оборонпром 84,08% Polish Armaments Group оборонпром 34,81% PGNiG энергетика, газ 72,40% AZOTY химическая 33% PGE электроэнергетика 58,39% KGHM Polish Copper металлургия 31,79% LOTOS нефтепереработка 53,19% PKO BP банки 31,39% ENERGA электроэнергетика 51,52% TAURON электроэнергетика 30,06% ENEA электроэнергетика 51,50% ORLEN нефтепереработка 27% Jastrzebska Spolka Weglowa угольная промышленность 51,48% источник: www.msp.gov.pl

К концу прошлого года прибыль государства от продажи имущества достигла более 153 млрд PLN ($45,6 млрд).

До вступления Польши в ЕС государство продало приблизительно в десять раз больше предприятий по сравнению с периодом 2004-2015, однако получило за них меньше денег.

Соответственно, наибольшие инвестиции поступили в страну после стабилизации внутренней ситуации и обеспечения прав инвесторов в соответствии со стандартами ЕС.

Дополнительно каждый год государственная казна получает прибыль от дивидендов.

Так, в 2015 году годовая прибыль от дивидендов превысила доход от продажи предприятий в 10 раз, достигнув уровня 45 млрд PLN ($12 млрд).

Государство постепенно избавлялось от больших, часто убыточных конгломератов.

В начале 2000-х Польша приватизировала металлоперерабатывающие заводы, которые не выдерживали конкуренции на рынке и требовали существенной капитализации.

Одним из новых владельцев «Гуты Ченстохова» (металлургический завод) стал украинский «Индустриальный Союз Донбасса» (ИСД).

В конце 2000-х были проданы крупнейшие судостроительные заводы (ИСД приобрел Гданьский завод), что произошло под давлением Европейской комиссии, которая заставила Польшу ограничить неэффективную государственную помощь и приватизировать их.

Процесс приватизации государственных предприятий в Польше имеет своих сторонников и, конечно же, оппонентов. Последние часто подчеркивают быструю продажу без соответствующей оценки стоимости, непрозрачности процесса и возможных коррупционных схемах при приватизации государственного имущества.

Приватизация в Украине стала два года назад одним из приоритетов постмайдановского правительства.

К сожалению, украинскому правительству с того времени немногого удалось добиться, чтобы процесс реально сдвинулся с места.

Для успешного проведения приватизации в стране необходимо бороться с убеждением общества, что, мол, государство должно присутствовать во всех отраслях экономики и повседневной жизни.

На самом же деле его функции должны ограничиваться общегосударственными вопросами, такими как безопасность, предоставление услуг гражданам или создание равных условий для ведения бизнеса.

Уменьшение централизованного влияния государства на повседневную жизнь с помощью приватизации или децентрализации – вот главная цель реформ в Украине.

Источник: Европейская правда