Ничего личного, только бизнес: как сегодня живет семья Порше

Жизнь любой семьи сопровождается недоразумениями и скандалами. Но одно дело, когда вы обычные люди, и совсем другое, когда ваша фамилия – Порше…

После дизельного скандала, связанного с компанией Volkswagen, и возникших из-за него проблем, Вольфганг Порше, глава семьи, контролирующей автомобильный концерн, снова повторил свой осенний ритуал. Он обулся в сапоги, взял ружье и отправился охотиться на ферму, где прошло его детство. Почти каждый год на протяжении десятилетий Порше наслаждается природой возле озера Цель в Австрии.

Порше так и не удалось справиться с кризисом, постигшим автомобильную компанию, одним из создателей которой был его дед. В сентябре в Volkswagen признали, что оборудовали 11 млн дизельных двигателей специальным программным обеспечением, позволяющим подделать результаты тестирования. Это разоблачение стоило работы CEO компании и вызвало полное замешательство топ-менеджмента автогиганта. Акции компании обвалились на 20%, а семья Порше потеряла 2 млрд долларов. На прошлой неделе Volkswagen потратил самые большие в своей истории деньги на увеличения резервов, нацеленных на ликвидацию последствий дизельного скандала. Ради этой цели компания зарезервировала 16,2 млрд евро.

Вольфганг ПоршеВольфганг Порше

Невзирая на одно из самых известных имен в автомобильном бизнесе, семья, контролирующая 52% Volkswagen через компанию Porsche Automobil Holding SE, не была готова к вызовам, подобным дизельному скандалу. Члены семьи, которая благодаря своему немецко-австрийскому воспитанию у многих ассоциировалась с честностью и надежностью, практически не комментировали скандал. Из-за этого возник информационный вакуум, а репутации Volkswagen был нанесен ущерб, который будет влиять на ее продажи и прибыль в течение многих лет.

72-летний Вольфганг Порше не давал публичных комментариев на протяжении месяцев, пока рабочие компании не потребовали от него доказать свою преданность делу. В начале декабря Порше отправился в немецкий Вольфсбург, где выступил перед 20 тыс. работников завода. Он пообещал сохранить рабочие места и похвалил менеджеров за то, как они справляются с кризисом.

«Никто не должен поддаваться панике, – сказал Порше рабочим. – Я абсолютно уверен, что Volkswagen разберется в ситуации и станет еще сильнее».

[pullquote]Хотя семья Порше может способствовать изменениям в компании, она не спешит это делать. Порше напоминают клан примерно из 80 человек, в котором каждый отстаивает свои интересы. Правящие патриархи перешагнули 70-летний рубеж, однако не желают передавать дело в руки детей, часть из которых интересуется автомобильным бизнесом.[/pullquote]

«Мы не довольны тем, как идут разбирательства, связанные со скандалом, – говорит менеджер контролирующей 1% акций Volkswagen компании Union Investment Инго Спайх. – Наблюдательный совет не справляется».

Разногласия членов семьи начались в 1972 году. Тогда долгие споры касательно вектора развития компании завершились тем, что Порше назвали «сеансом групповой терапии». На ферме на озере Цель с помощью профессионального посредника члены семьи договорились отдать руководство концерном в руки приглашенных менеджеров. У Порше возникли связи с компанией Volkswagen еще в 1930-годах, но взять под контроль когда-то своего главного конкурента семье удалось менее десяти лет назад.

Невзирая на влияние Порше, в Volkswagen особенным авторитетом пользуются профсоюзы. Даже перед кризисом работники компании имели необычайно большое влияние на нее и удерживали половину из 20 мест в наблюдательном совете. Часто они находили общий язык со вторым по размеру акционером Volkswagen, компанией Lower Saxony, контролирующей два места в наблюдательном совете. С начала кризиса энергичный глава профсоюза Бернд Остерлох яростно критиковал руководство компании: «Вы допустили просчет, и рабочие не должны расплачиваться за это».

Когда Вольфганга Порше попросили назвать следующего главу семьи, он выделил 38-летнего племянника Марка Филиппа Порше. Марк Филипп, который 15 лет изучал бизнес в Инсбруке и женился на австралийской телезвезде, является членом совета директоров дочерних компаний SEAT и MAN. Он отказался комментировать слухи.

«Они не команда технических специалистов, – сказал Вольфганг Порше, когда младшие члены семьи представляли новинки компании на Международном Женевском автосалоне в марте. – Но они и не должны быть специалистами. Главное – понимание и сообразительность».

Одним из неспециалистов, желающих получить более важную роль в Volkswagen является Петер Даниэль Порше. Его отец, 76-летний Ганс Петер Порше, сказал, что сын к 2020 году займет его место в компании. Когда 42-летний Петер Даниэль унаследует долю отца, то он, как единственный ребенок, станет самым большим акционером среди четырех поколений Порше.

Петер Даниэль ПоршеПетер Даниэль Порше

Бывший учитель, который в 2012 году выдал книгу «Жизнь – это не только создание автомобилей («There’s More to Life Than Building Cars»), расширяет свое влияние в компании. Двумя годами ранее он присоединился к совету директоров чешского бренда Volkswagen – компании Skoda. Также он получил должность вице-председателя организации, управляемой профсоюзами Volkswagen и стал консультантом Porsche Design – подразделения, которое продает брендовые сумки и модные аксессуары.

«Я полностью отвечаю за компанию, – говорит Петер Даниэль. –Но делаю это по-своему».

Семья потеряла право решающего голоса год назад, когда Фердинанд Пих, двоюродный брат Вольфганга Порше, покинул совет директоров, место в котором он занимал в течение 20 лет. Пих начинал как инженер в Porsche, затем перешел в премиум-бренд Volkswagen – компанию Audi. В 1993 году Пих получил должность главного исполнительного директора и спас компанию от банкротства. В 2002 году он стал председателем наблюдательного совета и помог Volkswagen добиться статуса главного мирового производителя автомобилей.

Фердинанд ПихФердинанд Пих

В апреле прошлого года 79-летний Пих был вынужден уйти с компании после разногласий с тогдашним CEO Мартином Винтеркорном (он тоже через пять месяцев покинул Volkswagen из-за дизельного скандала). Пих хотел укрепить свою позицию в компании, пригласив в 2012 году в совет директоров жену Урсулу, бывшую няню в его семье. Менеджеры компании критиковали это назначение, заявляя, что Урсула – неквалифицированная.

Фердинанд совсем не похож на своего брата. Если Вольфганг – спокойный, мягкий джентльмен, то Пих – прямолинейный и напористый. В автобиографии Пих говорит о коварных руководителях, которых ему пришлось преодолеть на пути на вершину и о частых спорах среди руководства компании.

Между братьями возникли разногласия, когда Порше принял сторону Винтеркорна во время его диспута с Пихом. Люди, приближенные к семье, говорят, что Пих посчитал это личной обидой. Вскоре Пих и его жена покинули совет директоров. Пих разочарован тем, как его семья справляется с кризисом и остается одинаково отдаленным от обоих сторон клана.

После ухода Пиха Порше остался единственным главой семьи, но ему едва ли удается справиться с этой ролью. Теперь семья удерживает только четыре места в наблюдательном совете. Два из них принадлежат представителям четвертого поколения – 55-летнему юристу Фердинанду Оливеру Порше и 58-летней Луиз Кислинг, племяннице Фердинанда Пиха.

[pullquote]«Нынешнее поколение находится на вершине так долго, что младшие члены семьи не могут даже войти в курс дел, – говорит Марк-Михаэль Бергфелд, профессор Мюнхенской школы бизнеса. – Наследников надо было готовить 5–10 лет назад».[/pullquote]

Связь семьи с Volkswagen началась с Фердинанда Порше, который разработал для компании дизайн знаменитого Volkswagen Beetle. Автомобиль появился благодаря инициативе Гитлера создать «народный автомобиль». После войны Порше провел два года во французской тюрьме из-за связей с нацистским режимом, но в 1947 году его отпустили. Спустя четыре года Фердинанд умер, а его место занял сын Ферри. При нем компания начала производить спортивные двухместные машины под названием 356. В 1963 году Porsche представила элегантную модель 911 и семья Порше разбогатела благодаря этому легендарному автомобилю.

Так выглядела Porsche 911,которая появилась в 1963 годуТак выглядел Porsche 911,который появился в 1963 году

В 2008 году, когда Volkswagen продавал в неделю больше автомобилей, чем Porsche в год, производитель спорткаров объявил о своем желании приобрести конкурента. Во время финансового кризиса, парализовавшего все мировые рынки, Porsche пришлось отказаться от первичной сделки. Вскоре Volkswagen изменил свою стратегию и поглотил меньшую компанию. Летом 2009 года Вольфганг Порше дрожащим голосом сообщил 5 000 сотрудников своей компании, что она станет частью Volkswagen Group. Несмотря на этот неприятный момент, семья получила контроль над самым большим автопроизводителем в Европе с уровнем продаж в 9,9 млн автомобилей в год и прибылью в 213 млрд евро.

Хотя семья Порше никогда не была бедной, сделка с Volkswagen стала для нее золотой жилой. В 2014 году члены семьи получили 307 млн евро дивидендов от своей доли в Porsche. Это в четыре раза больше, чем они получали восемь лет назад.

Когда вследствие кризиса дивиденды от доли в Volkswagen сократились, семья Порше почувствовала этот удар на себе. 22 апреля представители Porsche сказали, что они потеряют 90% дивидендов. Затем они сделали уточненный прогноз и назвали цифру в 50%. Хотя в компании не сказали, были внесены эти изменения по распоряжению семьи или нет, но уменьшение дивидендов означает тяжелый выбор для некоторых из членов семьи, говорит брат Фердинанда Пиха, Эрнст.

«Члены семьи привыкли к такому уровню прибыли, – говорит Пих, который продал свою долю компании в 1980-х годах и теперь руководит винным заводом на юге Англии. – У них есть другие инвестиции, для которых нужны деньги».

Чтобы поддержать стабильность с учетом роста количества членов семьи, патриархи создали структуру, которая мотивирует следующие поколения оставаться внутри компании. В 2007 году Фердинанд Пих разделил свои 13% акции в Porsche между двумя несвязанными с автомобильной компанией фондами, чтобы акции не сразу достались его детям. Также он включил требование о том, что любые продажи акций должны бить одобрены 9 из 12 членов семьи, имеющих право голоса. Это не ограничивает членов семьи, но каждый, кто хочет продать свою долю, вынужден предложить своим родственникам скидку.

«Одна или две продажи – это не проблема, но если акции захотят продать четыре или пять членов, то у семьи не хватит денег, чтобы их выкупить, поэтому придется обращаться к внешним инвесторам, – говорит Том Руесен, директор Института семейного бизнеса. – Они считают себя прежде всего инвесторами, а уже потом думают о том,что получат в качестве наследия их дети».

Читайте также:

Скандал по поводу выбросов Volkswagen: биржи проседают

Volkswagen попал в «дизельный скандал»