Любовь к черным пантерам: почему темнокожие девушки стали новым эталоном красоты

Моделями африканского происхождения на показах топовых брендов никого не удивить, но просто быть чернокожей уже недостаточно. Новый тренд — появление на подиумах очень черных моделей.

«Когда я была моложе, то всегда чувствовала неуверенность в собственной внешности. Я смотрела на звезд кино и моды, они хоть и были черными, но ни у одной не было такой кожи, как моя. Я всегда чувствовала себя непривлекательной, настоящим аутсайдером», — это признание Анок Яи сделала в интервью New York Times вскоре после того, как стала первой с 1997 года чернокожей моделью, открывшей показ Prada.

Яи всего 19 лет, и ей прочат большое будущее, сравнимое с успехом Наоми Кэмпбелл. Кстати, именно Наоми была предыдущей моделью африканского происхождения, открывшей показ Prada.

Но если Черная Пантера, как называли Кэмпбелл журналисты и поклонники, была в 90-е уникальным явлением, то Яи не одинока. «Сейчас, когда я смотрю на подиумы во время недель моды, я преисполнена оптимизма. На них так много девушек, которые выглядят точно так же, как я», — не скрывает она своей радости.

Еще одна юная африканка Адут Акеч уже приняла участие более чем в 30 шоу по всему миру, хотя ее дебют состоялся только в сентябре 2017 года во время показа Saint Laurent. Как и Яи, она родилась в Южном Судане, но если Анок росла в США, то Адут нашла новую родину в Австралии. Семьи обеих юных звезд подиумов бежали от гражданской войны и геноцида, бушевавшего в тогда еще едином Судане в 2000-е.

«Даже по сравнению с прошлым сезоном заметен рост числа по-настоящему темнокожих девушек, участвующих в показах», — комментирует последние тренды Акеч. Грейс Бол, также представляющая Южный Судан, дебютировала на подиумах еще в 2011 году и с тех пор успела поработать с Vivienne Westwood, Givenchy и Balmain, кенийка Шанелль Ньясиас сотрудничала с Versace, Alexander McQueen и Valentino, а еще одна модель суданского происхождения Акиима участвовала в показах Marc Jacobs и Jaсquemus.

Поддать угля

Согласно исследованию канадского журнала Flair, наиболее разнообразной неделей моды стала Нью-Йоркская, где доля небелых моделей составила 37 процентов. Затем следуют недели моды в Лондоне (35 процентов), Париже (26 процентов) и Милане (24 процентов). Правда, нужно помнить, что Северной Америке к небелым относят и латиноамериканцев, и азиатов, так что процент собственно черных моделей, а тем более очень темнокожих, меньше.

Африканское присутствие не ограничивается подиумами. В апреле 2017 года новым главным редактором британского Vogue стал Эдвард Эннинфул — английский дизайнер ганского происхождения. И, естественно, он всячески приветствует увеличение числа очень темнокожих моделей: «У кожи африканцев удивительное множество оттенков черного. Здорово видеть, что на подиумах представлен весь их спектр».

Впрочем, ни о какой позитивной дискриминации речи не идет. По крайней мере официально. Например, Патриция Пилотти, отвечающая за подбор моделей для Lacoste и Valentino, так мотивирует свой выбор: «Я действительно никогда раньше не видела такого разнообразия девушек в портфолио модельных агентств. Но есть лишь одна причина, по которой я отбираю столько чернокожих девушек, — их красота».

Впрочем, процент темнокожих девушек, участвующих в показах Lacoste и Valentino даже больше, чем в среднем в индустрии.

Одна из причин столь бурного роста интереса к темнокожим девушкам — запрос на них со стороны аудитории. В век соцсетей от модных брендов ждут не только новых коллекций одежды, но и новых лиц, новых идеалов красоты. Диджитализация стирает границы и делает потребителями контента о моде людей из стран, ранее далеких от подиумов и недель моды.

На Земле проживает около миллиарда чернокожих, и им нужны свои герои, свои образцы для подражания. Не прошло и недели после показа Prada, как Анок Яи стала настоящей звездой Instagram. Сейчас у аккаунта модели более 160 000 подписчиков. «Я ожидала реакции, но не думала, что она будет столь велика. Как черная женщина с темной кожей, я горжусь собой!» — комментирует свой успех Яи.

Еще больше популярность у Худии Диоп — американки сенегальского происхождения, претендующей на звание самой черной модели в мире. Очень темная даже по сенегальским меркам Диоп в подростковом возрасте подвергалась оскорблениям и даже травле со стороны сверстников. Для десятков тысяч очень черных африканок она стала примером для подражания, а в Instagram у нее более 535 000 подписчиков.

«С вами все в порядке. Посмотрите на себя в зеркало, вы красивы», — напутствовала Худия других темнокожих негритянок. Проблема восприятия очень темной кожи как чего-то некрасивого стоит во многих африканских странах достаточно остро.

Скажи нет отбеливанию

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в ЮАР каждая третья девушка хоть раз пользовалась средствами, отбеливающими кожу. В Мали таковых 25 процентов, в Того — 59 процентов, а лидером с результатом в 77 процентов является Нигерия. Отбеливающими средствами пользуются и мужчины.

«Каждый день я молюсь и спрашиваю Бога, за что он сделал меня черным. Мне не нравится черная кожа. Мне нравятся белые. У черных имидж опасных людей, поэтому мне не нравится быть черным. Люди стали лучше ко мне относиться, когда я стал выглядеть, как белый», — приводит слова работающего в ЮАР стилиста-парикмахера Джексона Марселя BBC. Марсель не является коренным жителем ЮАР, а приехал из Конго, где цвет кожи большинства жителей темнее.

Ранее похожий путь прошла Индия, где годами в болливудских фильмах снимались только светлокожие актрисы, а по подиумам ходили только светлокожие модели. Крестовый поход против дискриминации по оттенку кожи в 2010 году начал британский Vogue: «Пришло время сказать, что как журнал, мы любим и всегда любили великолепный цвет индийской кожи… темный, смуглый, бронзовый, золотой — как бы вы его ни называли, мы его любим».

Свое признание в любви издание подтвердило фотосессией пяти темнокожих индианок в бикини.

Чернокожие и успех уже давно не взаимоисключающие понятия. Миллионы людей по всему миру слушают музыку, созданную черными, болеют за черных спортсменов, влюбляются в черных актрис и актеров, но в большинстве своем эти черные недостаточно черны, чтобы парни и девушки в Южном Судане, Конго или Центральноафриканской Республике ассоциировали себя с ними. «Не дай американским идеалам ранить твою африканскую душу», — заявляет в своем Instagram Ньяким Гетвич, живущая в США модель из Южного Судана.

Она стала одним из первых инфлюэнсеров, заговоривших о красоте иссиня-черной кожи и праве темнокожих африканцев чувствовать себя красивыми. Гетвич не раз признавалась в любви к собственной коже: «Моя дорогая темная кожа оттенка лунного сияния, поцелованный солнцем цвет лица, обгорелая кожа, или как там они тебя называют. Ты выше красоты, и моя любовь к тебе безоговорочная, потому что ты и есть я».

И это не только африканская проблема. В 2012 году в США вышел документальный фильм Dark girls, посвященный проблеме дискриминации темнокожих афроамериканок. Снявшиеся в нем афроамериканские мужчины признавались, что предпочитают более светлокожих девушек, а очень черные кажутся им по меньшей мере забавными. Фильм вызвал бурную дискуссию среди афроамериканцев.

Еще дальше в своем исследовании вопроса пошла Джилл Виглионе, статья которой вышла в 2011 году в The Social Science Journal. Ученый вывела связь между оттенком кожи и… тяжестью уголовного наказания. Свой вывод она сделала на основе исследования более 12 000 судебных вердиктов в Северной Каролине в период с 1995 по 2009 год.

Вердикт Виглионе неутешительный: темнокожие афроамериканки получают более тяжкое наказание и проводят за решеткой более долгий срок, чем светлокожие. Так что темнокожие черные модели на подиуме — это не тренд или мода, это очередной раунд борьбы за равноправие.