«Он прошел все на Донбассе и спас более 200 жизней. Низкий поклон тебе, лейтенант Коршик»

На счету у лейтенанта медслужбы Алексея Коршика более 200 спасенных жизней боевых побратимов. Лейтенант медицинской службы Алексей Коршик попал в Демократическую Республику Конго через горнило войны на Донбассе. Он гордится тем, что ему выпала судьба представлять нашу страну в ООН, пишет Информационное сопротивление.

В тот день сигнал на перехват раненых раздался по рации где-то после обеда.

И хотя вызов был довольно неожиданным, ведь противник уже давно не обстреливал наши позиции днем, это не повлияло на молниеносное принятие решения начмедом батальона и быстрый выезд двух экипажей на «санитарке» к так называемой точке эвакуации.

— По радиосвязи нам сообщили лишь то, что ребята в очень тяжелом состоянии, — рассказывает начальник медицинской службы батальона, участвующего в операции Объединенных сил, лейтенант медицинской службы Алексей Коршик. — Прибыв на место, срочно стали готовиться принимать раненых.

Однако противник настолько точно положил 82-мм мины на наши позиции, что даже бронетехника не могла выйти из-под обстрела к нам навстречу.

Сразу доложили командиру о прибытии и попытались для маскировки отогнать «санитарки» за деревья глубже в лес. А получилось, что таким образом вызвали огонь на себя.

Вражеские корректировщики огня только этого и ожидали. Даже огромные красные кресты на бортах наших автомобилей не остановили их.

Земля сотрясалась от разрывов. Выброшенная взрывной волной почва сбила с ног военных медиков. В воздухе образовалась плотная туча едкого дыма.

— Лежу, засыпанный землей, и откуда-то издалека слышу крик, — вспоминает Алексей. — Оказывается, переключившись на нас, «орки», сами того не подозревая, позволили старшине роты вывезти раненых в безопасное место.

И теперь он вернулся за нами. Помню, он стоит напротив и почему-то кричит на меня: «Быстро забирайте раненых, и, пока противник обеспечивает себя новым боекомплектом, у вас есть несколько минут».

Дальше, как рассказал Алексей Коршик, он с медицинской сестрой Ириной действовали уже, как говорится, на автомате.

— Останавливаем кровь. Подключаем ребят на катетер. Держим давление и мчимся на следующую точку эвакуации уже для транспортировки раненых в мобильный госпиталь.

Я — за рулем. Ирина — с ранеными. Смотрю на нее в зеркало заднего обзора, а она вся зеленая.

Благо за следующим поворотом нас уже ждала госпитальная врачебно-сестринская бригада. Быстро передали бойцов, спокойно выдохнули и… в кусты. И ее, и меня сильно стошнило, — продолжает медик.

Как профессионал, Алексей понял, что это обычная контузия, а говоря медицинским языком, закрытая черепно-мозговая акубаротравма, которая через три-четыре часа может привести к диффузным аксональным повреждениям.

Поэтому уже через час они были в роли пациентов в том же госпитале, где и армейцы с передовой, которых они спасли.

Так получилось, что Ирину оставили в госпитале до полного выздоровления, а Алексей написал рапорт об отказе от госпитализации.

— Получил несколько капельниц — и обратно домой, к своим, — смеется лейтенант. — Что валяться, когда враг активизировался на нашем направлении, а помощь ребятам на переднем крае предоставлять некому.

Специалисты меня обследовали. Перепонка цела, и хорошо.

А поставить капельницу и в расположении батальона можно в перерывах между обстрелами. Это я вам ответственно заявляю как профильный специалист.

А специалист он действительно с многолетним стажем. До 2014 года долгое время работал врачом-отоларингологом в луганской областной больнице.

— Я понимал, что где-то рядом получают ранения наши солдаты. И именно сейчас там не хватает моих знаний, умений и рук, — продолжает офицер. — Поэтому поехал в Счастье, где в то время формировался штурмовой батальон. Стал помогать врачам при развернутой в городской больнице медицинской службе.

Через военкомат мобилизовался. Затем, когда в июле 2015 года появилась штатная структура, возглавил медицинскую службу подразделения.

За четыре года службы в отдельном штурмовом батальоне на счету у Алексея более двухсот спасенных жизней боевых побратимов.

— Более сорока человек имели очень тяжелые ранения, а некоторые даже были с оторванными конечностями, — говорит начмед. — Но, слава Богу, в машине у меня никто не умирал.

И это не потому, что я такой суперврач. Просто вовремя успевали передать врачебно-сестринской бригаде мобильного госпиталя.

Помню, очень тяжелый случай был под Тарамчуком. 20-летний сапер, его имя — Илья, побежал помогать своему товарищу, который подорвался на растяжке. По дороге и сам подорвался.

В результате потерял обе ноги, получил множество осколочных ранений. Нам повезло, что там прямая дорога. Через пятнадцать минут мы были уже на месте. Жгут был наложен, хотя парень уже потерял более литра крови.

Я быстро нашел вену, подключился, обезболил. Через час он уже был в госпитале. Теперь переписываемся в социальных сетях, а иногда он даже к нам в гости приезжает.

За четыре года войны Алексею приходилось оказывать первую неотложную помощь не только украинским бойцам, но и российским ГРУшникам Александрову и Ерофееву, которые были обнаружены и захвачены на одном из украинских взводных опорных пунктов недалеко от города Счастье.

Но об этой странице его биографии Алексей старается не вспоминать.

Пока мы разговаривали, он каждый раз поправлял на голове узбекскую тюбетейку.

— Что это у вас за неуставной головной убор? — интересуюсь.

— Это мой талисман и одновременно оберег. Эта тюбетейка со мной с 2014 года.

Как-то я даже забыл ее случайно на автозаправке. Потом пришлось пятьсот километров возвращаться назад за ней.

Уверен, что она приносит мне удачу, поэтому всегда беру ее с собой, когда еду на передний край, — делится офицер-медик.

Во время беседы он рассказал и о том, что помощь украинским военным ему пришлось оказывать не только на Донбассе, но и на Африканском континенте.

— В течение тринадцати месяцев с февраля 2017 года участвовал в седьмой ротации украинских миротворцев в Демократической Республике Конго.

Но, конечно, в этой африканской стране какого-то особого боевого опыта я не приобрел, так как прошел ад антитеррористической операции.

Разве что зарплата от ООН была значительно выше той, которую получаю сейчас в нашем государстве, — говорит Алексей.

Подготовка будущего миротворца к выполнению задач в Африке продолжалась в течение двух месяцев. В составе сводного отряда он вместе с опытными вертолетчиками, инженерами авиационной службы прошел боевое слаживание на полигоне и специальные курсы по выживанию.

— Как это пафосно ни звучит, но я всегда горжусь тем, что мне выпала судьба быть миротворцем и что я имел возможность достойно представлять нашу страну в ООН.

В течение года летчики нашего отдельного вертолетного отряда в условиях высокогорья и сложного экваториального климата практически ежедневно перевозили пассажиров и грузы, осуществляли воздушное прикрытие наземных операций.

Я оберегал наших военных от малярии и других заболеваний этой западноафриканской страны, — подытожил разговор Алексей Коршик.

Раніше Hyser писав про героїчні історії АТО: «За чотири роки російської агресії ЗСУ вже набули своєї нової історії. Одна з них – оборона Луганського аеропорту»