Как Монголия переживает кризисный период

Еще в 2008 году Мон­го­лия почтила славу сво­е­го на­ци­о­наль­но­го героя Чингисхана огромной ста­ту­ей из стали на бе­ре­гу реки Туул при­мер­но в по­лу­ча­се езды от Улан-Бато­ра, сто­ли­цы стра­ны, на честь за­во­е­ва­те­ля XIII века на­зван сто­лич­ный меж­ду­на­род­ный аэро­порт.  Порт­рет героя укра­ша­ет мест­ную ва­лю­ту — туг­ри­ки. Но сегодня ханы не имеют огромных преимуществ и уже не поль­зу­ют­ся былым ува­же­ни­ем. Потратив значительную часть ва­лют­ных ре­зер­вов, правительство завело страну в огромные долги, в последствии чего  прекратились выплаты зар­плат гос­слу­жа­щим.

Совсем недавно Цен­траль­ный банк, желая под­дер­жать туг­рик, по­вы­сил про­цент­ную став­ку на целых 4,5% — до 15%. Валюта Монголии попала в список самых невыгодных денег. Всего за один месяц туг­рик по­те­рял в цене около 8%. Даже несмот­ря на бо­га­тые за­ле­жи по­лез­ных ис­ко­па­е­мых, Монголия вошла в пол­но­мас­штаб­ный кри­зи­с пла­теж­но­го ба­лан­са. В мире кризис страны мало заметен, но ее крах становится уроком  для го­раз­до более круп­ных ре­сур­со­за­ви­си­мых эко­но­мик — Бра­зи­лии, Ве­не­су­э­лы, Рос­сии и Са­у­дов­ской Ара­вии.

Монголия попала в очередной так называемый оборот про­кля­тия, когда оби­лие при­род­ных ре­сур­сов может при­ве­сти к пе­ре­ко­сам эко­но­ми­че­ско­го роста, пассивности пра­ви­тель­ства и че­ре­де взле­тов и па­де­ний, ко­то­рые могут уни­что­жить экономику стра­ны.

Фи­нан­со­вый ме­не­джер Landesbank Berlin Investment Лутц Рой­мей­ер,  управ­ля­ю­щей ак­ти­ва­ми сто­и­мо­стью 12 млрд дол­ла­ров, куда вхо­дят и но­ми­ни­ро­ван­ные в мест­ной ва­лю­те мон­голь­ские дол­го­вые обя­за­тель­ства, говорит, что Мон­го­лия с ее способностями долж­на быть намного бо­га­че. В мири нет стран, где можно так легко до­быть при­род­ные ре­сур­сы и про­дать их в Китай с ми­ни­маль­ны­ми транс­порт­ны­ми из­держ­ка­ми.

В 2011 году, на который припал пе­ри­од до­ро­го­го сырья, ресурсы Монголии поднималась в цене ре­корд­ны­ми тем­па­ми. В преды­ду­щее де­ся­ти­ле­тие эко­но­ми­ка Мон­го­лии была одной из самых быст­ро­рас­ту­щих в мире, но все это за­кон­чи­лось в 2015 году. В этот пе­ри­од сред­ний рост ре­аль­но­го ВВП со­став­лял 8%, а доход на душу на­се­ле­ния до­стиг 4 тыс. дол­ла­ров в год. В этот же год рост Китая за­мед­лил­ся, ко­а­ли­ци­он­ное пра­ви­тель­ство во главе с Но­ро­вы­ном Ал­тан­ху­я­гом на­ча­ло вле­зать в долги. Стра­на про­да­ла су­ве­рен­ные об­ли­га­ции «Чин­гиз» на сумму 1,5 млрд дол­ла­ров, но и эти средства были потеряны в связи с кризисной ситуацией.

В июне этого года на вы­бо­рах Мон­голь­ская на­род­ная пар­тия(МНП) одер­жа­ла убе­ди­тель­ную по­бе­ду над Де­мо­кра­ти­че­ской пар­ти­ей. МНП пра­ви­ла еще во времена, когда страна была са­тел­ли­том СССР. Новый пре­мьер-ми­нистр Эр­д­энэ­бат Жар­гал­тул­гын  в своей ина­у­гу­ра­ци­он­ной речи прямо обо­зна­чил сто­я­щую перед ним за­да­чу: «Главным для меня будет работа над сроч­ной ста­би­ли­за­цией эко­но­ми­ки и вос­ста­нов­ле­нием фи­нан­со­вой дис­ци­пли­ны».

Но в августе произошел валютный кризис, ми­нистр фи­нан­сов Чой­жил­сур­эн Бат­тог­тох объ­явил по го­су­дар­ствен­но­му те­ле­ви­де­нию об эко­но­ми­че­ском кри­зи­се страны. Журналы и газеты Монголии наперегонки кричали о пе­ре­пол­нен­ных боль­ни­цах и дет­ских садах, при этом долж­ност­ные лица го­во­рили, что на за­вер­ше­ние те­ку­щих про­ек­тов по стро­и­тель­ству нет средств. В июне ва­лют­ные ре­зер­вы сни­зи­лись до 1,3 млрд дол­ла­ров, это падения составляло 23% снижения за год. Зар­пла­ты специалистов го­су­дар­ствен­ных ор­га­ни­за­ций снизились на 60%.

В мае, чтобы за­щи­тить туг­рик, Цен­траль­ный банк был вы­нуж­ден под­нять про­цент­ные став­ки. До­ход­ность 10-лет­них го­су­дар­ствен­ных цен­ных бумаг с мо­мен­та вы­пус­ка в 2012 году вы­рос­ла более чем на 2% — те­перь она со­став­ля­ет более 7%. Не так давно пред­ста­ви­те­ли ор­га­ни­за­ции при­бы­ли в Улан-Ба­тор на пе­ре­го­во­ры. Опре­де­лить причину бед Мон­го­лии нетруд­но: вся проблема в слиш­ком силь­ной за­ви­си­мо­сти от спро­са на ее за­па­сы полезных ископаемых: меди, же­ле­за, угля и зо­ло­та. И большая часть мон­голь­ско­го экс­пор­та — это Китай, эко­но­ми­ка ко­то­ро­го в по­след­ние годы существенно за­мед­ля­ет­ся.

Керри Браун — про­фес­сор и спе­ци­а­лист из Ки­тай­ско­го ин­сти­ту­та Лау при Ко­ро­лев­ском кол­ле­дже Лон­до­на го­во­рит, что эта ситуация гро­зит Мон­го­лии круп­ны­ми про­бле­ма­ми, по­сколь­ку у страны отсутствует запасной «план Б», и совсем нераз­ви­та сфера услуг. Когда ми­нистр фи­нан­сов опуб­ли­ко­вал дан­ные, сви­де­тель­ству­ю­щие о том, что со­от­но­ше­ние го­су­дар­ствен­но­го долга к ВВП в этом году до­стиг­нет 78%, ин­ве­сто­ры были мягко говоря в шоке.

Пре­мьер-ми­нистр по­обе­щал вве­сти в дей­ствие план, под­ра­зу­ме­ва­ю­щий со­кра­ще­ние рас­хо­дов и уров­ня за­дол­жен­но­сти, а также при­вле­че­ние ино­стран­ных ин­ве­сти­ций. И не смотря на заявления правительства о попытках из­бе­жать де­фол­т, этот риск яв­ля­ет­ся вполне ре­аль­ным.

По дан­ным Bloomberg, в 2018 году правительство пла­ни­ру­ет вы­пла­тить около 650 млн дол­ла­ров по су­ве­рен­ным ва­лют­ным об­ли­га­ци­ям, и еще 1,5 млрд дол­ла­ров в 2021 и 2022 годах. Ми­ни­стр фи­нан­сов говорит, что общий го­су­дар­ствен­ный долг Мон­го­лии со­став­ля­ет около 5 млрд дол­ла­ров. Страна находится в ожидании спасения. По­след­ний раз такая ситуация наблюдалась во времена ми­ро­во­го фи­нан­со­во­го кри­зи­са в 2009 году, после чего эко­но­ми­ка вос­ста­но­ви­лась, до­стиг­нув роста в 18% в год, чему спо­соб­ство­ва­ло стро­и­тель­ство ги­гант­ско­го мед­но­го и зо­ло­то­го руд­ни­ка Ою Тол­гой. Есть подозрения, что рас­ска­зы­вая на­се­ле­нию об уровне кри­зи­са, пра­ви­тель­ство на­де­ет­ся по­лу­чить от граж­дан под­держ­ку жест­ких мер эко­но­мии. Эта политика часто используется, как способ убе­дить граждан в необходимости перетерпеть и поработать на восстановление страны.

Мон­го­лия направляет все силы, чтобы пре­одо­ле­ть оче­ред­ной кри­зис, но вполне воз­мож­но, что одна из самых ма­ло­на­се­лен­ных стран мира, из­вест­ная сво­и­ми бес­край­ни­ми рав­ни­на­ми и ле­ген­да­ми о Чин­гис­хане, ста­нет жерт­вой за­тяж­но­го спада.