Вы читаете: Иглы, стрелы, сатанинские строчки — 5 культовых романов лета

Иглы, стрелы, сатанинские строчки — 5 культовых романов лета

Иглы, стрелы, сатанинские строчки — 5 культовых романов лета

Ковбойский вестерн, писательская сага, приключения торчков и хакеров, а также опус, принесший его автору смертельный приговор – впервые для украинского читателя именно этим летом. Эти книги стоит вашего внимания!

Карл Май. Віннету ІІ. – Л.: Астролябія, 2017

Этот захватывающий роман о приключениях «индейцев с ковбоями», как обозначали жанр в недалекие советские времена, на самом деле, нечто большее, чем популярное чтиво. Современный перевод открывает массу нюансов, которых при просмотре фильмов эпопеи с Виннету и Верной Рукой все попросту не замечали  (в романе Шатерхенд, землемер с Западной железной дороги, правильно переведен, как Убивающая Рука – имя, которое дали ему индейцы).

Читайте также:

1 198 8
22:36, Ноя 09, 2015 administrator

Лучшие бизнес-книги, которые можно найти в Киеве

Статьи

Итак, речь о Диком Западе ХІХ столетия и освободительной войне коренного населения против колонизации, а во втором томе цикла известного немецкого писателя – о приключениях главных героев уже после того, как случилась трагедия. Отец и сестра краснокожего героя Виннету убиты, сам он  идет по следу заклятого врага.

В то же время Шатерхенд, решив вернуться на родину, попадает в кораблекрушение, чудом спасается и поступает в Нью-Йорке на службу детективом. Разыскивая пропавшего сына банкира, он встречается на своем пути с воинственными племенами команчи и сиу, а также куклуксклановцами, и неизменно выходит победителем из всех схваток.

Жіль Леруа. Пісня Алабами. – Х.: Фабула, 2017

Читая эту биографическую сагу, вспоминаешь высказывание одного из знаковых художников ХХ века о том, что за каждым гением стоит великая женщина. В романе с «песенным» названием — это жена выдающегося писателя, в тени которого она прожила всю свою жизнь. Это была легендарная пара 1920-х годов. Будущий автор романов «Ночь нежна» и «Великий Гэтсби» начинает свою карьеру военного не с построений на плацу, а с поиска девушек.

Читайте также:

0 1074 0
13:45, Май 25, 2016 administrator

Книги, которые рекомендует прочитать Билл Гейтс

Стиль жизни

«Був він невисокий, та ті декілька сантиметрів, яких йому бракувало, компенсувалися тоненьким станом, підкресленим військовим кітелем, а ще в нього високе чоло і ще щось, уже й не знаю що (певність себе, віра в те, що він — особа неабияка, відчуття неповторності своєї долі), неймовірно зухвала хода, гордо зведена голова. Жінки були в захваті від нього, чоловіки теж» А что же она, Зельда, автор портрета своего возлюбленного? О, на него у нее были свои планы! «Я рішуча дівчина (не жорстока, ні), тож мій гарний, свіжий наречений ніколи не піде на війну. Анідесь мені його нашивки і платня: у мене інші плани щодо нас. Я не дам йому податися на фронт. Ми, звісно, потрапимо до Європи. Ми поїдемо туди, але в каютах першого класу. І без мундира».

В дальнейшем Зельда Сейр — муза и «злой гений», хотя в романе, который в 2007 году получил Гонкуровскую премию, нам доказывают, что она как раз жертва, а Фитцджеральд — ее безжалостный палач.

Ірвін Велш. Трейнспотінґ. – Х.: Клуб Сімейного Дозвілля, 2017

Четверка неразлучных друзей, известных, кроме всего прочего по фильму «На игле» и его продолжению, в начале еще стараются казаться просто группой молодых людей со скромным бюджетом и большими амбициями. Но в основном это уже так, для отвода глаз, родителей и полиции. Сами они, кстати, тоже не прочь считать, что выглядят как Дэвид Боуи эпохи Зигги Стардаста.

На самом же деле, это четверо обломанных жизнью торчков, бездарных настолько, что их способности к какому-нибудь футболу по пятницам являются временным отклонением от нормы, каковой для них остается ширево. Как пропуск в лучшие времена, как клубная карточка на маленькие личные небеса.

Читайте также:

0 1807 2
12:30, Мар 23, 2017 Игорь Бондарь-Терещенко

«Вы же и убили-с»: 5 лучших современных детективов

Статьи

Впрочем, не все так просто в этой истории из адских 90-х, поскольку сказать «нет наркотикам» для героев Уэлша означает еще одну проблему. И не обязательно реабилитационную, а скорее из области мировоззрения. Ведь когда они сидят на игле, то все, о чем думают — как бы вмазаться. А когда слазят, начинают размышлять о самых разных, неудобных вещах: безденежье, отсутствии секса, исправительных учреждениях.

Настоящий же системщик, как пророчит евангелие от героина Уэлша, думает только о том, где достать дозу. Кстати, в России эта книга запрещена.

Салман Рушді. Сатанинські вірші. – К.: Видавництво Жупанського, 2017

Четвертая по счету книга британского автора индийского происхождения, которая вызвала яростную реакцию мусульманского мира. Будучи посвящена, как почти всегда у Рушди, теме эмиграции, она оказалась неугодной, в частности, лишь одной провокационной главой.

Именно из-за одного скандального эпизода, в котором Пророк признает языческих богов, а архангел Джабраил прячется в борделе (а во втором случае беседует с религиозным фанатиком – именно в нем аятолла Хомейни узнал себя), книгу восприняли как вероотступническую, а самого Рушди нарекли врагом всего исламского мира.

Издателей, распространителей и автора призвали казнить, и за последнее время награда за убийство Рушди выросла до 3,3 миллиона долларов. С тех пор он находится под защитой Британского правительства, но приговор, согласно которому любой мусульманин имеет право «отправить в ад» автора «Сатанинских стихов», до сих пор не отменен.

Джонатан Франзен. П’юріті. – Х.: Фоліо, 2017

Высокопарные штампы давно уже перекочевали из области сакрального в массовую культуру повседневности. Еще недавно мы любовались Троицей в «Матрице», теперь в очередном американском бестселлере нам предложена история Невинности.

Девушку с таким «оригинальным» именем трудно назвать олицетворением чистоты, сама она далеко не невинна и даже не безгрешна, и постоянно жалуется на неудовлетворенность со своим парнем. Автор романа, известный постмодернист, хотел таким образом показать стиль молодого поколения «от обратного». У него даже Диккенс для «чистоты» эксперимента присутствует, и в его стилистике рассказана история очередного Ассанжа, короля хакеров.

В основном же, в духе времени, перед нами невеселая и пестрая смесь сюжетов про секс, убийства, компьютерные преступления, которую вполне можно назвать «культовой», если бы, все-таки, не та самая «невинность» любого начала, отсылающая к тому же Диккенсу и роману воспитания.

«Їй було вісім або дев’ять років, коли їй спало на думку запитати, чому лише її день народження відзначався у їхньому невеликому будиночку у хащах секвої на околиці Фелтона. Мати відповілаїй, що у неї немає дня народження, що її цікавить лише день народження Піп. Втім Піп чіплялась до неї, допоки вона не погодилася відсвяткувати літнє сонцестояння тортом, й вони назвали це«не-день-народження». Після цього постало питання про вік їїматері, який вона відмовилася відкрити, говорячи лише із посмішкою, що була доречною для якогось коану: «Я достатньо стара, щоб бути твоєю матір’ю».

Читайте также:

0 428 1
16:10, Сен 30, 2016 Алексей Мельниченко

Как бумажные книги снова стали модными

Бизнес и финансы

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться:
Facebook Twitter Pocket Mail
Оставить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: