Недавно в столице правоохранители спасли 15-летнюю школьницу. Ее буквально сняли с крыши дома, когда девушка уже была готова сделать роковой шаг навстречу смерти.

«Она была в беспомощном состоянии, с признаками переохлаждения. Ждала, когда модераторы этих социальных сетей предоставят ей команду совершить самоубийство. Она действительно намеревалась это совершить», — рассказал в интервью глава столичной полиции Андрей Крищенко.

Девочка – из абсолютно нормальной семьи. Заботливые родители среднего достатка. Что же заставило ребенка вскарабкаться на 16 этажей над землей и готовиться совершить самоубийство? Сам ребенок не может это объяснить точно. Говорит, что им будто управляли.

А начинается все достаточно невинно.

«Первым заданием было просто написать на ноге помадой слово «да», если согласна играть», — говорит жертва «китов». Впрочем, дальше все пошло «как надо», и уже вторым заданием было вырезать на теле слово «так» лезвием или ножом.

Девочку каждое утро поднимают в 04:20. Пятьдесят суток ребенок без нормального сна. Когда же просыпается, то должна смотреть разные ужасы и слушать депрессивную музыку, иначе для нее игра закончена. Такое время организаторы игры выбрали неспроста.

«В это время мозг спит. Даже если ребенка разбудить, его мозг будет еще спать. И именно в это время ребенку хорошо подсунуть специальную музыку, которая его настроит на определенный лад. Дать ему какое-то задание. Скажем, запрограммировать ребенка в это время проще всего», — объясняет психолог Татьяна Черная. Она работает с потенциальными самоубийцами и жертвами «Синего кита».

Еще один счастливый случай произошел в Бахмуте в конце марта. Группа прохожих парней увидела девушку на краю крыши. Они бегом побежали наверх. Им с трудом удалось оттащить девушку от края. Она сопротивлялась, и лишь чудом ее остановили за шаг до смерти. Помогли полицейские, которых вовремя вызвали.

Читайте также:

0 508 3
14:47, Мар 09, 2017 Алексей Мельниченко

Суицидальная игра «Синий кит» продолжает захватывать украинские города

Общество

Девушек удалось спасти, потому что полицейские оценили масштаб проблемы и начали оперативно реагировать на пропавших детей. До этого статистика была неутешительной. Первая зафиксированная жертва «синих китов» в Украине – девочка Вилена из Мариуполя. Девушка сделала все, как велели организаторы игры: куртка и рюкзак были аккуратно сложены на балконе. Надпись на стене «Здесь был енот» – знак для кураторов, что все кончено. Перед смертью девушка сфотографировала его и выложила на своей странице «Вконтакте» вместе с фотографией высоты, с которой она совершила роковой прыжок.

Подобные случаи не единичны. Мариуполь, Донецк, Николаев, Львов, Ивано-Франковск, Обухов, Харьков – это не полный перечень городов, где жертвами суицидальных групп стали украинские подростки. Но почему они не привлекли должного внимания? Возможно, потому, что ни учителя, ни родители не понимали, что происходит. И Министерство образования упорно не хочет признавать эту проблему публично. В ответе на журналистский запрос Министерство несколько раз попросило вообще не поднимать эту тему:

«Большинство рекомендаций имеют маркировку «18+» и не предусматривают ознакомления детей с такой информацией, ведь, в частности, это нивелирует эффект средств психологической работы с детьми. Было принято решение сдерживать распространение этой темы в средствах массовой информации», — сказано в ответе.

Первыми серьезно забили тревогу в Обуховском районе Киевской обл. Там в городке Украинка девушка выпрыгнула с балкона многоэтажки.

«Мы нашли смс, которое было отправлено родителям. На первый взгляд, это было самоубийство из-за ссоры родителей. Все к этому вело. Но уже в дальнейшем, при общении в школе, при общении с друзьями девочки мы понимали, что те моменты в изменении сознания и изменения поведения свидетельствуют о том, что она действительно была в такой группе», — рассказал «Народной прокуратуре» начальник обуховской полиции Денис Ярославский.

В Обухове срочно организовали тренинг для родителей и учителей. Среди докладчиков – полицейские и профессиональные психологи. Они откровенно заявляют: дети в настоящей опасности.

Именно на отдалении родителей от детей и играют кураторы групп смерти. Первое их задание – определить слабые места подростка, а мелочные жизненные трудности превратить в нерешаемые. Если же манипуляции сознанием не помогают, в ход идут угрозы. Именно так, считают психологи, и получилось с обуховской школьницей. Девушка перед прыжком вызвала «скорую» и долго медлила – вплоть до приезда медиков. Психологи уверены: это поведение человека, который не хочет совершать суицид, но боится. Угрозы заставили ребенка покончить с собой.

«Народная прокуратура» решила разобраться, какими тайнами наполнены названия суицидальных групп «Синий кит», «Море китов», «Тихий дом», «150 звезд».

С китами все довольно просто. В природе кит – животное-самоубийца. Время от времени они выбрасываются на берег и умирают. Кураторы групп смерти извращают это так: если даже такой великан не может справиться с проблемами этого мира, то что уж говорить о млекопитающих меньшего размера?! А вот о «Тихом доме» много слухов. Оксана, специалист по кибербезопасности, рассказывает:

Соблазн для подростка стать бессмертным, а также достичь всех знаний мира – слишком велик. Но «кит» лишь идет на смерть. В руки «Народной прокуратуры» попал контент, который в 04:20 показывают детям. Увиденное шокирует. На видео – искаженная икона, кровавые сцены и психоделика. Максимальная мистификация погружает подростка в омут оккультных мифов, возложенных на базис информационных технологий. Это свидетельствует о работе профессионалов, которые долго готовили подобную технологию.

Игра не стоит на месте, она эволюционирует. Больное воображение кураторов придумывает новые, еще более жестокие задачи. Среди них – «исчезни на 24 часа», когда ребенок должен исчезнуть из дома на сутки, и «беги или умри» – игра, в которой нужно перебежать улицу прямо перед машиной, снимая это на видео.

Шансы выйти из игры – минимальные. Хотя психологи и утверждают, что чем ближе к трагическому финалу, тем чаще жертвы пытаются дать родителям подсказку: «Я в опасности». О том, что нуждаются в помощи, игроки часто сигнализируют и сверстникам, но детская жестокость преимущественно еще больше изолирует запуганного ребенка от общества.

В Украине уже были первые задержанные в «деле китов» – два парня, студенты Киевского медицинского университета. Но их отпустили из-за отсутствия состава преступления. И даже если допустить, что настоящего куратора поймают, украинское законодательство фактически не позволяет доказать его вину. Как минимум, потому что статья 120 Уголовного кодекса Украины «Доведение до самоубийства» отстала от времени лет на 50. «Если действительно менять это законодательство, то доведение до самоубийства путем социальных сетей должно быть на сегодняшний день однозначно», — уверен Денис Ярославский. С ним соглашается и советник министра МВД Зорян Шкиряк, который утверждает что УК на сегодняшний день не выдерживает никакой критики.

Впрочем, оказывается, что проект изменений в 120-й статье СУЩЕСТВУЕТ ПОЧТИ ЦЕЛЫЙ ГОД. Авторы документа обещают скорейшее его рассмотрение. И разве не следует это уже сделать?! «Народная прокуратура» побывала на заседании комитета, который обеспечивает правоохранителей законодательными актами, но услышала лишь, что проект будут рекомендовать как основу для принятия в первом чтении. Это означает, что изменения УК увидит еще очень не скоро. Да и не все члены комитета считают вопросы кибербезопасности наиболее насущным. Например, Владимир Мисик уверен: «Синие киты» — это небольшая проблема. По его мнению, от кинематографа страдает больше людей, как вот те, кто посмотрели «50 оттенков серого» и попытались повторить это дома. А настоящим призывом к самоубийству господин Мисик назвал «Анну Каренину».

Поэтому пока законодатели и правоохранители пожимают плечами, не зная, как подступиться к вопросу, энтузиасты в интернете сами придумывают способы борьбы. В соцсетях появился целый ряд групп: в частности, такие как «Антикит» и «Дельфины». А ребята из Николаева пошли еще дальше – они высчитывают кураторов и отправляют данные в киберполицию.

Отвоевывать подростковое сознание можно, но как искать кураторов игры? Не всегда же полагаться на волонтеров из Николаева. Советник министра Зорян Шкиряк, например, предлагает закрыть все российские соцсети, потому что именно в них игра наиболее распространена. Не во всем согласны с господином Шкиряком работники полиции. Считают, что игра может найти и новый выход.

А пока что украинские дети продолжают резать себе руки и прыгать с крыш. Украина оказалась ни морально, ни технически, ни юридически не готовой к этому. Полиция, Министерство образования и психологи, видимо, пытаются бороться с новой опасностью. Жаль только, что их полномочия и усилия зависят от действий народных избранников, у которых сейчас, наверное, есть более насущные дела.